A.I.M. Jagged Alliance2

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
27.09.2022 в 04:24:06

Главная Главная Помощь Помощь Поиск Поиск Участники Участники Вход Вход Регистрация Регистрация
A.I.M. « Контролеры перемен: Ожившие легенды »
   A.I.M.
   Генерал
   Наше творчество
(Модераторы: Снайпер, cha, Strax5)
   Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Предыдущая Тема | Следующая Тема »
  Тема:  Контролеры перемен: Ожившие легенды             Страниц: 1 2 3 Прочитано 17270 раз
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #50 от 26.03.2010 в 05:58:48 »

- А главное – это требование возврата будто бы похищенного нами золота, - продолжил он после долгой затяжки.
- Но мы действительно не брали золота! – воскликнул Леша-маленький. – Они сами обманули нас и теперь требуют то, чего у нас нет!
- Да, и это похоже на провокацию гораздо более сильную. Что он потребовал? Личной встречи? – Илья оперся локтями о стол.
- Да. Одного человека. С гарантией безопасности.
- Какие туту могут быть гарантии?! Да и мы не идиоты, не отправим туда кого-то одного?!
- Да. И это они тоже прекрасно должны понимать, - Линь не давал себе труда выпускать дым в сторону, и сизые клубы плавали над столом. – Очень похоже на провокацию, и то, что мы должны решить сейчас, не важно, есть ли у нас это золото, идем ли мы на означенную встречу или нет?
- Место-то, какое - ресторан на останкинской башне…
- Да, не будет места для маневра. Ни отступить, ни перегруппироваться, - добавил Денис.
- Надо идти, - Леша-маленький взмахнул забинтованной рукой, словно вытаскивая из ножен меч. – Мы же точно знаем, что кто-то там будет. Это шанс!
Линь внимательно слушал, буравя взглядом темных глубоко сидящих глаз каждого, кто хотел высказаться. Доводы тех, кто был против, сводились к опасностям неизвестной провокации, подготовленной врагом, те же, кто стоял за, упирали в открываемые ей же возможности.
- На самом деле, - Линь прервал дискуссию, - не будем спорить. Раз мнения разделились, предлагаю голосование.
- За! – тут же поднял руку маленький Леша. Его приятель, чуть помедлив, повторил его жест.
- Я - против, - высказался Илья. – Лучше затаиться и переждать. И так последнее время слишком часто лезем на рожон. Упустим эту возможность – появятся другие. Погибнем сейчас – другого шанса не будет.
- За, - поднял руку Вася.
- Против, - Денис пожал плечами. – Слишком невыгодное место.
Еще две руки поднялись в жесте "за". Парень, сидящий между ними, буркнул – "Против."
- Кирилл? – поднял бровь Линь.
- За, - неохотно поднял руку парень, сидящий на дальней стороне стола.
- Леша? – Линь смотрел на Лешу-большого.
- Аппаратуры там много, - Леша сморщил лицо. – Но если начну готовиться прямо сейчас, наверное, обеспечу чистый проход. В общем, наверное - за. Прорвемся, не из таких положений выходили, а зацепок, действительно, сейчас больше никаких.
- Влад?
Я удивленно поднял взгляд. Даже и не предполагал, что мое мнение кто-то будет выслушивать. А на самом деле, "за" я или "против"? Что-то внутри меня неудержимо твердило: за, за, за. И лицо Ксанки, где-то за пределами мыслей. Но, с другой стороны, рисковать чужими жизнями, ведь меня, необученного, в бой никто не пошлет…
- У меня мало опыта. Я воздерживаюсь пока,… наверное, - выдавил я.
Линь кивнул.
- Понятно. Я тоже считаю, что нужно побывать там, - и Света, не принимавшая участия в голосовании, согласно наклонила голову. – Что-то подсказывает мне, что большой драки не будет. Слишком странное место выбрано господином Заинтересованным. Нам не сманеврировать там, но, согласитесь, и для дракона места маловато будет. Скорее всего, это очередная попытка вытянуть нас, заставить совершить необдуманный поступок. Большинство высказалось "за", так что будем действовать, но осторожно. Завтра всем быть в полной боевой готовности. На этом все, все свободны.
Линь со Светой что-то негромко обсуждали, оставаясь на месте, пока остальные по одиночке или кучками подкидали помещение. Денис потянул меня за плечо:
- Пошли вниз, кофе хочется.
Я покачал головой.
- Не, спасибо. Я, наверное, пойду.
- Куда? – удивился Денис.
- Рому проведаю.
- Кого? А, твоего друга в больнице? Ну, давай, только будь на связи.
Я кивнул и расстался с ним в холле на первом этаже. Денис отправился вниз, пить кофе и, несомненно, строить планы и детально обсуждать завтрашние действия. Я же вышел на улицу через раздвижные стеклянные двери парадного входа.
Вытащив из кармана бумажку с адресом и разобрав почерк, я определил, что Рома находится в больнице почти в самом центре города. Благо станция метро находилась неподалеку, уже через несколько минут я спускался в подземку.
Трясясь в душной толкотне вагона, я размышлял, что и какими словами скажу сейчас Роме. Ведь не скроешь же, что отнюдь не беспокойство о больном друге заставляет меня приехать к нему в больницу. Неужели я превратился в этакого маньяка, все мысли которого подчинены одной единственной цели и который не брезгует ничем ради ее достижения?
Мотнув головой, я отбросил неприятные мысли. Как бы то ни было, именно Рома втянул меня в эту историю. И если понадобится,… рукоять меча даже сквозь толстую ткань рюкзака сильно врезалась мне в спину.
Я снова дернул головой. Да что за черные мысли? Мстить я не собирался. Мне просто нужно найти Ксанку. Очень нужно. И если Рома даст хоть какую-то зацепку…
В то, что завтрашняя "разведка боем" задуманная Линем, принесет хоть какую-то интересующую меня информацию, я сомневался. Чего добивались драконы, организуя столь странную встречу, я совершенно не понимал. Отчасти лишь я понимал Контролеров. Они шли драться. Делать то, что хотели, и умели лучше всего. И в то, что всеобщая свалка выведет меня на очередную ступеньку лестницы, ведущей к девушке, я совершенно не верил. А вот Рома, он - может.
Пять минут пешком от "Маяковской", и я вошел в стеклянные двери двенадцатиэтажного медицинского комплекса. Бдительный вахтер сейчас же шагнул ко мне, потребовав пропуск. Выслушав объяснение, что иду к больному другу, он направил меня к стойке регистрации, где улыбающаяся девушка выдала мне одноразовый пропуск-карточку и указала на холл с лифтами.
На седьмом этаже меня проводили по убранному мягкими коврами коридору до одноместной палаты. Разглядывая собственное отражение в настенных зеркалах, я удивлялся, какие же удобства могут предоставить за соответствующие деньги, и с отвращением вспоминал унылые коридоры городской больницы, в которой довелось в свое время лечиться. Медсестра постучала и, шепнув: "Недолго!", протолкнула меня в палату.
Я оглядел палату, она, как и вся больница, не оставляла желать лучшего, и нерешительно сделал несколько шагов по направлению к кровати, на которой лежал замотанный бинтами человек. Узнать Рому можно было лишь по выбивавшимся из-под головной повязки волосам, собранным, как и прежде, в конский хвост. Большая часть лица и руки, лежащие поверх одеяла, скрывались под полосками белой ткани.
Я стоял и молчал, за всю дорогу так и не придумав, с чего начать разговор.
- Здорово, Влад! - Рома чуть приподнял правую руку в приветственном жесте.
- Здорово! – ответил я.
И снова молчание. Похоже, Рома тоже не знал, что сказать.
- Устроился на новую работу?
- Как ты тут? - спросил я практически одновременно.
- Ничего, нормально.
- А, - я опустил взгляд на свою форменную одежду и снова выдал одновременно с Ромой: – Можно и так сказать. Не без твоего, кстати, участия.
Вырвалось, таки! Я внутренне одернул себя.
- Слушай, Влад, - глаза Ромы блестели из-под повязок. – Я… не хотел, чтобы это произошло.
- Ладно, проехали… - я махнул рукой, но Рома не останавливался. Видно накопилось:
- Я звонил, чтобы предупредить. Хотел поговорить с тобой, когда узнал, что Ксанку… ну, Оксану… ну, что ее выбрали для участия…
- Постой, постой, - опешил я. – Ее выбрали? Кто ее выбрал?
- Ну, партнеры. Они говорили, что аттракцион нужно испытать в реальных условиях. И что уже есть кандидат. Я сначала подумал, что с ней все согласовано, но потом, когда там, на встрече вы меня расспрашивали об аттракционе и вообще потешались над идеей,… а она вообще ноль внимания…
Рома говорил так, что я не успевал вставить ни слова. Наверное, ему необходимо было выговориться.
- Я тогда еще подумал… и потом, по дороге домой тоже думал… и дома тоже. А потом решил позвонить тебе и поговорить начистоту. Ты же с ней встречался, ну,… но ты не приехал, и такое началось…
Я потрясенно уставился на Рому.
- Так значит, это не ты все устроил?
- Я бы не смог так… с друзьями. Я звонил и Ксанке и тебе. Хотел предупредить. Но она не брала трубку, а ты приехал слишком поздно…
Вот так! Человек, которого я считал одним из главных виновников происшедшего, сейчас представлялся мне совершенно с другой стороны. И отбросив все внутренние колебания, я попер напрямую. Мне нужно было выяснить, что же и как происходило на самом деле.
- Но ты же брал деньги от Контролеров! – чуть не закричал я.
- От кого? – не понял Рома.
- ПАД-банк был одним из спонсоров?!
- Был. Муромец, меня на них вывел. Он с ними работает. Они еще имитацию нападения на квартиру предложили. Ну, знаешь, сценарий такой для похищения жертвы. И баллоны завезли с газом. Для испытания. Потом обещали все восстановить, а мне квартиру новую в центре. Да, они много денег дали, а ты еще сомневался, что аттракцион кого-нибудь заинтересует…
- Да уж, сомневался, - проворчал я про себя и снова накинулся на Рому: - Дали они денег, газ привезли, а дальше то что? Ты, такой наивный, не думал, что дальше произойдет?
- Прости, Влад! Реально прости! Я реально не знал, что все так повернется…
- Так что дальше было? – напирал я, не слушая сбивчивых извинений.
- Я как тебе дозвонился, а тут Илюха пришел. Ну, мы с ним коньячка разлили… и звонок в дверь. Я открываю, а там парень стоит. Незнакомый. Я сказать ничего не успел, а он меня как саданет кулаком в челюсть. Так к стенке и отбросило. А он, гад, меня подхватил и в комнату другим ударом… и все молча. Прижал меня коленом к ковру… Влад, я на психа похож?
- Ну, если не считать идеи с аттракционом, - слушая Рому, я опустился на краешек кровати. – Не очень.
- Знаешь, я, наверное, головой сильно ударился. Рассказывать боюсь, никто не верит…
- Ну, ну, - подбодрил я его. За последнее время я насмотрелся такого, что впору себя лично в списки сумасшедших заносить.
- Понимаешь, он как бы в дракона начал превращаться, - Рома подался вперед, и мне пришлось удерживать его в лежащем положении, заметив тонкие проводки и трубочки, присоединенные к запястьям.
- Морда – вперед, зубы… - Рома слабо подергивал руками в попытках показать на себе, как менялся державший его незнакомец. – А потом он как выдохнет,… и все запылало! Так страшно было! Я аттракцион в шутку организовывал, а тут такие дела. А он морду ко мне приблизил и рычит: Семенова Оксана, Ксанка ваша, на аттракционе. И камера включена. Кто-то должен прийти и выключить! И расхохотался так страшно. Я думал, у меня душа вылетит. А он отпустил меня и спокойненько так из комнаты вышел. А тут Илюха… где прятался пока меня валяли, непонятно. Подхватил меня и к двери поволок. А тут баллоны… взрываться начали. Я последнее что помню, в плечо что-то воткнулось. А потом все, темнота, только здесь очнулся. Хорошо, карточка страховая в кармане была.
- Значит, Илья и тебя кинул, - мрачно произнес я.
- Муромец меня из огня вытащил, - вступился за него Рома. – А потом ты…
Я помолчал, переваривая услышанное.
- Но ведь деньги ты брал не только у банка? – вернулся я к тому, что меня волновало больше всего.
- Больше всего финны давали, - подтвердил Рома. – Они же главные заказчики были.
- А связывался ты с ними как?
- По мобильнику, - Рома чуть дернул голову в сторону стола, на котором среди чашек и пузырьков с лекарствами поблескивал его телефон. – Только сейчас что-то не отвечает никто. Второй день дозвониться не могу.
- А на экстренный случай ничего не было?
Рома пару минут помолчал, размышляя.
- Ага, - вспомнил он, наконец. – Визитка с номером. Поищи в кармане пиджака. Во внутреннем. А, да, всю одежду же забрали. Глянь в ящике.
Я протянул руку и выдвинул ящик из тумбочки. Смахнув в сторону обгоревшие денежные купюры и еще какие-то измятые бумажки, я вытянул несильно пострадавшую от огня золотистую карточку.
- Только финны говорили, по этому номеру звонить в самом крайнем случае. Я только сейчас о ней и вспомнил, потому что ты спросил.
- Я возьму ее, можно? – спросил я, уже убирая карточку в карман.
- Возьми, - Рома чуть пожал плечами. – А тебе-то зачем?
- Поговорить хочу. С организатором всего этого.
- В Шерлока Холмса решил поиграть? – хмыкнул Рома. – Того, что ты вытащил Ксанку с аттракциона тебе мало? Хочешь выйти на организатора? Только смотри, большие деньги - большая власть. А у финнов они реально большие. Не вляпайся куда-нибудь снова.
- Постараюсь, - буркнул я. – Ладно, Ром, поправляйся, я еще забегу, может быть…
Я легонько похлопал его по забинтованной руке. И вдруг запоздалая мысль кольнула в мозговую подкорку.
- Постой. А откуда ты знаешь, что я вытащил Ксанку с аттракциона?
- Так она мне сама рассказала…
- Кто? – я непонимающе уставился на Рому.
- Ксанка. Рассказала, что ты успел вовремя. Камера еще даже не нагрелась особо. Выключил оборудование и выпустил ее. А потом домой отвез. Еще смеялась надо моими страхами, говорила, чего только не привидится, когда головой ударишься.
- Когда? – я тупо смотрел на Рому, мозг совершенно отключился.
- Ну, я же говорил, когда на меня этот парень психованный набросился, я головой ударился…
- Когда ты Ксанку видел?! – я чуть не ухватил его за грудки, чтобы как следует встряхнуть, но вовремя спохватился.
- Так она приходила… да буквально за минуту до тебя ушла, - Рома непонимающе смотрел на меня из-под бинтов.
- За минуту?! – я по-новому взглянул на вазу с цветами, стоявшую на столе. Хризантемы – любимые Ксанкины цветы.
Сорвавшись с места, я бросился вон из палаты. В три прыжка одолел коридор, чуть не сбив медсестру, дежурившую у входа. Один взгляд на толпу перед лифтом, и я загремел вниз по лестнице, перескакивая через несколько ступенек.
На бегу я пытался просчитать: если я не увидел ее в холле, пока оформлялся и ждал, разминуться мы могли только, когда я ехал вверх, она же - вниз на лифте. Это минута, не больше. У Ромы я был минут пять. Ну, даже десять. Зная обычную неторопливость Ксанкиной походки и привычку основательно подновлять косметику перед выходом на улицу, я мог и успеть.
Вколотив лестничную дверь в стену так, что все присутствующие повернулись в мою сторону, я быстро охватил взглядом холл. Ксанки не было. Швырнув на ходу пропуск на стойку, я выкатился на улицу. И здесь пусто! Я пристально осматривал каждую брюнетку поблизости, хоть чем-то напоминавшую Ксанку, но все это были другие женщины. Пробежав же взглядом по припаркованным вдоль обочины машинам, я неожиданно ощутил ответный пристальный взгляд. И не просто пристальный. В меня ударило будто волной сжатой ненависти. Сглотнул комок, вставший в горле, я шагнул к серебристой "Ауди" из которой, как мне показалось, исходил этот направленный ненавидящий взгляд. Но приблизиться я не успел. Автомобиль, мигнув поворотником, резко, с проворотом колес, оставляя на асфальте черные следы резины, стартовал и быстро скрылся в потоке машин.
- Ну и где же, спрашивается, дорожные пробки, единственный раз в жизни, когда они нужны? – прошипел я себе под нос и еще раз окинул внимательным взглядом улицу. Ксанки не было.
Зарегистрирован

bayan4.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #51 от 26.03.2010 в 05:59:58 »

Еще кусочек :)
 
Мне кажется, или эта часть тяжелее читается по языку чем другие?
Зарегистрирован

bayan4.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #52 от 26.03.2010 в 20:16:59 »

2Force_Majeure: Интерессный кусочек.  ;)
 
 26.03.2010 в 05:59:58, Force_Majeure писал(a):
Мне кажется, или эта часть тяжелее читается по языку чем другие?
Первый из этих трёх постов читался тяжеловато. Во-первых, первый абзац, описание мыслей, асоциации. Как то не вязалось со всем предыдущим текстом. Во-вторых, как то очень подробно описано что кто и как сделал во время диалога, разговора, иногда мне это казалось лишним потому что не несло смысловой нагрузки. Но это всё так, я не критик, много книг в своей жизни не прочитал. В общем и целом мне всё ещё нравится. Так держать. Жду продолжения.
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #53 от 26.03.2010 в 21:44:20 »

26.03.2010 в 20:16:59, jarni писал(a):
Первый из этих трёх постов читался тяжеловато. Во-первых, первый абзац, описание мыслей, асоциации. Как то не вязалось со всем предыдущим текстом. Во-вторых, как то очень подробно описано что кто и как сделал во время диалога, разговора, иногда мне это казалось лишним потому что не несло смысловой нагрузки

После перерыва тяжело возвращаться к теме :(
 
 26.03.2010 в 20:16:59, jarni писал(a):
Жду продолжения

Да уже немного осталось. Одна или две части :)
Зарегистрирован

bayan4.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #54 от 08.04.2010 в 01:25:39 »

7.  
 
Я чувствовал себя утомленным и разбитым. Что-то слишком много событий произошло за последнее время. Накапливалась усталость. Прижавшись лбом к дверному стеклу вагона метро, я вслушивался в отдающийся под черепной коробкой мерный перестук колес и завывания встречного потока воздуха. Сквозь полустертую надпись "не прислоняться" на меня глядело мое отражение. Бледное какое-то, изможденное. Под глазами проступали заметные синяки. Неужели я так плохо выгляжу? Нужно отдохнуть. Выспаться. Восстановить силы.
А что, действительно, разумная мысль. И я, протолкавшись сквозь плотные спины пассажиров, шагнул в раскрывшиеся двери. Здесь как раз можно было сделать пересадку на мою, оранжевую, ветку. Контролеры проживут как-нибудь до завтра и без меня. Я же поеду домой и как следует высплюсь перед завтрашними, я в этом нисколько не сомневался, новыми испытаниями.
Карточка… ресторан… мне в руки легли целых две путеводные нити. Бери любую. Но завтра, все завтра. Думать ни о чем не хотелось. Я привалился спиной к перилам. Лишь бы не проспать остановку.
Ветерок и свежий воздух вдохнули в меня толику бодрости за время пешей прогулки от метро до дома. Но желания отдохнуть не отбили. Звеня ключами над дверным замком, я мог думать только о постели.
Разувшись и подхватив рюкзак подмышку, я повернул направо, в комнату. Но не успел сделать и двух шагов, как почувствовал ослепительную боль. Словно плеткой стеганули по голове, отрывая ухо, сдирая кожу и волосы. Мои губы непроизвольно разжались и, издав мучительный вопль, вздернув руки к пораженному месту, я нырнул вперед. Проскочив в комнату, я оглянулся и успел заметить высвобождающееся из занавески лезвие оружия, ранившее меня.
Мне сказочно повезло. Дело в том, что дверной проем в комнату был частично перегорожен стенкой шкафа. Шкаф был старый, привезенный мною еще из родительской квартиры, и полностью в выемку, образованную косяком, не помещался. Часть его выдавалась вперед, загораживая проход. А чтобы это не выглядело очень уродливо, я закрыл выдающуюся стенку занавеской. Человеку привычному немного зауженный вход в комнату совершенно не мешал, гости же всегда натыкались на шкаф, что служило одной из постоянных тем для шуток.  
Сегодня эта шутка спасла мне жизнь. Нападавший на меня не подозревал о шкафе и, естественно, при попытке ударить, зацепился плечом. Меткий удар, нацеленный в шею, оказался сбит. На долю секунды у меня перед глазами ясно мелькнуло видение собственной головы, пробитой голубоватым лезвием, причем острие выглядывало изо рта. Но сегодня этому не суждено было случиться.
Нападавший с рычанием высвободил лезвие из легкой ткани. И откуда он только взялся, так неслышно, по-кошачьи, подобравшись чтобы нанести смертельный удар? Под рукой, прижатой к уху, пульсировало что-то теплое и липкое. Я попятился.
Убийца, закутанный в черную облегающую одежду, держа в руке, я теперь мог это ясно рассмотреть, короткий меч, шагнул вперед. Меня накрывал панический ужас. Мозг работал резко, с перерывами, выхватывая видимые образы отдельными кадрами.
Все еще прижимая левую руку к уху, я правой нащупал что-то позади себя. И сразу же швырнул вперед подушку, которую убийца отбросил в сторону легким движением.
Шаг. Еще шаг. Меч свистнул, я пригнулся и метнулся вправо. Сзади послышался глухой удар и звон осыпающихся осколков. Лезвие врубилось в полку с книгами. Его обладатель, снова рыкнув сквозь зубы, повернулся за мной. Его лицо скрывала темная нейлоновая плотно облегающая маска. Левая рука сжата в кулак, правая, с мечом, выставлена вперед. "Сражаться или умирать, сражаться или умирать!" – билось у меня в голове.
Мне снова попалось что-то под руки, и я подхватил стул, вцепившись в спинку, словно утопающий за соломинку, выставляя его перед собой. Подобранное неосознанно оружие оказалось удачным. Убийца нанес размашистый дар сверху, я пригнулся за стулом, поднимая его. Меч скользнул по твердому дереву, откалывая длинную щепку, но до меня ему достать не удалось. Звонкий удар слева, затем справа. Стул в моих руках был длиннее меча убийцы, что позволяло успешно защищаться.
Нападающий ухватил стул за ножку и так сильно рванул на себя, что я чуть не выпустил из рук свою единственную защиту. Но, удержав, потянул на себя. Несколько секунд мы, как медведи в сказке пилу, тянули стул каждый к себе. Убийца, словно вспомнив про меч, попытался достать меня, рванув стул вниз и перегнувшись через него, но я удержался и ушел от опасного удара.
Нападавший толи был не очень силен, толи недостаточно ловок, но, пока мы совершали пляску со стулом, у меня мелькнула мысль, насколько неуклюже действует убийца. Тренированный человек уложил бы меня за несколько секунд. Страх снедавший меня куда-то испарился. И у меня возникла простая идея, которой я тут же и воспользовался.
Я метнулся то в одну сторону, то в другую, уходя от сыпавшихся через стул ударов, но вместе с тем выжидая определенного момента. И как только убийца сделал очередной выпад, пытаясь достать меня сверху, я пригнулся и легонько потянул стул на себя, вызвав в нем естественный порыв дернуть стул обратно. Почувствовав, что направление движения изменилось и, заметив, что меч уже не достанет меня, я резко распрямился, толкнув стул вперед.
Маневр увенчался успехом. Под двойным напором собственной инерции и моего усилия убийца отшатнулся назад, рука его соскользнула и, не успев осознать промаха, он получил сокрушительный удар по зубам перекладиной между ножками стула. Я продолжал изо всех сил давить, и противник, отступив на шаг и запнувшись, полетел на пол.
Продолжая движение, я уже мысленно видел, как стул припечатывает распростертое тело к полу, однако же, его ножки впустую влепились в паркет. Не удержавшись сам, я по инерции перевалился через спинку и, извернувшись в падении, успел заметить колыхнувшие воздух прозрачные круговые волны. Вот это да! На полу никого не было, а мой противник, очевидно, ушел на Изнанку.
Я вскочил, затравленно озираясь. Теперь он мог появиться в любую секунду в любом месте и нанести удар, я же оказался совершенно беззащитен.
Отступивший было страх, снова кольнул где-то под сердцем. С другой стороны, во мне поднимались и другие чувства. И доминировали сейчас, как ни странно, злость и желание самому добраться до обидчика.
Кто этот человек? Точнее Контролер. Кто? И зачем ему понадобилось нападать на меня? Убивать? Для кого я стал настолько опасен? Связано ли это с тем, что я выяснил у Ромы? Или с более ранними событиями? Кто же, и зачем? Все эти и множество других созвучных вопросов в мгновении ока пронеслись у меня в голове.
И не колеблясь больше ни секунды, действуя по наитию, я поднял уже выручивший меня стул, перевернув его так, что сиденье накрыло голову, опустился на корточки и, на мгновение закрыв глаза."Я вижу лишь то, что есть на самом деле!" – сказал я про себя.
И в тот же миг над головой раздался хлесткий удар. Брызнули щепки, но стул уже выполнил свою главную задачу, защитив меня от первого удара, который убийца, несомненно, готовил, стоило мне лишь ступить на Изнанку.
Я распрямился словно сжатая пружина. Почувствовал сверху рывок и от неожиданности ослабил хватку. Стул, с застрявшим в дереве клинком, полетел в сторону. Убийца же оказался передо мной безоружным. Впрочем, как и я сам.
Продолжая начатое движение, я прыгнул на него. Обхватывая руками туловище и врезаясь плечом в живот. Мы рухнули на пол оба и покатились, тузя друг друга кулаками. Я обхватил его за ворот рубашки и сильно приложил затылком о паркет. В ответ он заехал мне по раненому уху. Истошно заорав от боли, я почти перестал соображать, лишь наносил бессистемные удары, изо  всех сил, не целясь, куда придется. Мы катались по полу, как разъяренные звери, полные ненависти, готовые разорвать противнику горло.
На какую-то секунду отбросив убийцу, я нанес ему правой сильный удар под сердце. Тот взвыл так, словно я оторвал ему руку. Изогнулся, лихорадочно дернулся и, подобрав под себя ноги, распрямился, отшвыривая меня прочь. Падая, я еще раз крепко приложился многострадальной головой. В глазах полыхнули искры, тело сковала предательская слабость.
Преодолевая ее, я тяжело поднялся на четвереньки, затем на корточки, видя, что и мой противник, прижимая ладонь к левому боку, делает то же самое. Я удивился, почему мой, в общем-то, неопасный удар наделал столько дел, но праздновать победу оказалось рановато.
Убийца, плюнув на пол кровью из-под маски, сгибаясь почти пополам, тем не менее, стоял на ногах и рука его уже тянулась к все еще торчащему в стуле мечу. Хруст металла, выдираемого из дерева, и я, чтобы упредить новый удар, снова прыгнул. Столкновение, вспышка боли. Два вскрика, мой и его, слились в один. Я чувствовал, как под моими пальцами трещит материя его одежды, но не выпускал, держась мертвой хваткой. Рывок. Еще один. Убийце удалось-таки вырваться из моих объятий.
Я перекатился на спину, пытаясь встать, и с удивлением увидел, как мой противник, согнувшись чуть ли не до земли, отступает, медленно отходя к двери, и выставив меч, как преграду перед собой. Но я не мог его упустить! Теперь, когда победа уже моя?!
Зарычав про себя, я поднялся на одно колено. Услышал, как открывается входная дверь, и, прошипев ругательство, поднялся на ноги. Голова кружилась. Нетвердыми шагами, безоружный, держа в руках лишь лоскут его черной одежды, я брел за уходившим убийцей. Перед глазами сгустился туман. Неужели рана на голове? Я слышал шаги на лестнице, но не был уверен, что смогу спуститься следом. Но должен.
Шаг. Еще один. Это уже подъездная дверь? Я прижался пылающим лбом к прохладному металлу. Секунда передышки, но стоять нельзя. Я все еще слышал его нетвердые, под-стать моим, шаги. Но почему же мне так плохо?
Сквозь застилающую взгляд пелену я оглядел двор. Никого. Ни прохожих, ни играющих детей, ни убийцы. Совершенно никого. Почему здесь так пусто? Мысли ворочались в разбухающей как тыква голове словно камни. Ноги дрожали, грозились отказать прямо на месте. Я привалился к дереву, давая им передышку. Руки мелко дрожали, горло перехватывало спазмом, даже дышать было трудно. Да что со мной? Еще минуту назад я бился словно гладиатор на арене, теперь же не могу сделать и шага.
Я чувствовал, как шершавая кора обдирает мне спину. Но удержать свое тело в вертикальном положении уже не мог. Съехав до земли, я оперся о дерево спиной. Силы стремительно покидали меня, словно вода убегала из разбитой посуды, все без остатка, словно впитывались в землю. Убийца ушел, ну и ладно. Главное – я жив. Вот посижу только, отдохну малость. А потом кто-нибудь поможет добраться до квартиры. Кто-нибудь… кто? Здесь же никого нет!
Неимоверным усилием, преодолев боль и слабость, я поднял голову. Действительно, никого. Я же на Изнанке! Тогда понятно, значит все в порядке. В порядке? Но чтобы находиться на Изнанке… что там говорили? Нужно много сил, да. А их совершенно не осталось. Резкое чувство опасности пронзило меня, вырвав из состояния болезненной эйфории, в которое я постепенно погружался. Нужно выходить! Вернуться. В тот иллюзорный, но вместе с тем, самый настоящий, реальный мир. Услышать шум машин, увидеть людей и быть увиденным. Сейчас. Чуть-чуть отдохну и выйду. А то так не хватает сил…
Я уткнулся носом в землю. Люди… звуки… выйти… вернуться… сейчас кто-нибудь подойдет и спросит: "Что с тобой, парень? Тебе плохо?" Сознание смещалось куда-то в сторону, уплывало.
 
Глаза открылись легко, словно после долгого крепкого сна. Что же было? Где я? Взгляд убежал с обшитого белыми панелями потолка, скользнул по стенам без окон, переместился на стол рядом с диваном, на котором я лежал. Это же комната отдыха в банке Контролеров! Ощупав мягкую кожу разложенного под собой дивана, я рывком отбросил оранжевый плед, укрывавший меня, и принял сидячее положение, спустив босые ноги на жесткий ворс ковролина. Как я сюда попал?
В голове было пусто и холодно. Казалось, пронзительный ветер выдул из нее все мысли и чувства оставив, вместе с тем, необычную легкость мышления. Я прикоснулся рукой к виску, стараясь обрести понимание. Пальцы ощутили мягкую ткань бинтовой повязки, охватывающей голову от затылка до лба и спускающуюся сзади ближе к шее. Это еще откуда?
И тут я все вспомнил. Неожиданное нападение у себя дома, драку и погоню. По всему телу прошел озноб ужасного воспоминания, пальцы сами собой потянулись к левому уху, ощутив под собой все тот же бинт.
- Проснулся?
Из дверного проема на кухню показалась голова Леши-большого. А затем он вышел весь, неся в обеих руках по чашке с кофе. Дежавю. Словно никуда и не уходил, можно продолжать обсуждение…
- Выпей, - Леша поставил одну из чашек напротив меня.
Горло перехватило спазмом, при виде чашки рот наполнился горькой слюной. Я отрицательно покачал головой, опустив веки.
- Выпей, выпей, - Леша пододвинул чашку ближе ко мне. – Врач вкачал в тебя кучу энергетиков, твой организм вырабатывает сейчас море адреналина. А желудок пустой.
Я взял чашку и сделал глоток, преодолевая накатившуюся дурноту и отвращение. Горькая жидкость обожгла горло, раскаленной струйкой устремилась по пищеводу и свернулась клубочком где-то внутри одновременно словно и царапая когтями и согревая. Левую руку я не отнимал от головы, ощупывая и поглаживая пораненное место. Странно, но боли я совершенно не чувствовал, лишь тяжесть и легкое стеснение от наложенных повязок.
- Не стоит этого делать, - Алексей проследил за моими действиями. – У тебя там шестнадцать швов.
- Как я сюда попал? – мой голос прозвучал хрипло. Кофе помог голосовым связкам обрести подвижность. – Что случилось?
Леша пожал плечами.
- Это ты мне расскажи. Почему не предупредил никого об отлучке? Почему не позвонил? Не сказал, куда и насколько едешь?
- А что, должен? – кровь прилила к голове. – Извините, недоглядел.
Заметив мой взгляд, ставший враждебным, Леша воздел глаза к небу, как бы прося о смирении.
- Тяжело с тобой… - протянул он. -  Хорошо, Ден забеспокоился, звонить начал. А когда ты не ответил – тревогу поднял.
- Я ему сказал, что к другу поеду.
- Угу, - Леша кивнул. – Там тебя в первую очередь и искали. Потом домой. Дверь нараспашку, кровью все залито – представляешь первые мысли? Бабок у подъезда расспросили, они и рассказали, как кого-то со двора на "скорой" увозили. Кинулись по больницам, и только там тебя отыскали. Скандал еще пришлось устроить, чтобы забрать посреди ночи. Голову твою хоть там грамотно заштопали, это уже наш доктор подтвердил. Ну и еще пару уколов вколол, чтобы ты побыстрее в себя пришел и по первости с ног не падал. Ну, и сюда тебя привезли. Не домой же к тебе, кто знал, что там происходило?
Леша замолчал, допивая кофе. Я тоже сидел молча, пытаясь прокрутить и осмыслить про себя последние события. Пауза затягивалась.
- Ну, и сколько я буду ждать? – не выдержал Алексей.
- Мм? – я не понимал, чего он хочет от меня.
- Рассказывай! Рассказывай, давай, кто с тебя, почти успешно, кстати, пытался скальп снять?
Я ощупал левое запястье.
- Сколько времени?
- Десять, без минуты.
- Значит, еще не вечер, - я немного успокоился.
- Не вечер, не вечер, - проворчал Леша. – Рассказывай, наконец!
Я сбивчиво, постоянно забегая вперед и возвращаясь к началу, рассказал Леше сначала кратко о том, как был в больнице у Ромы, а потом все, что мог припомнить о нападении на меня в квартире. Леша то и дело усугублял ситуацию, встревая с вопросами. Больше всего его, конечно, интересовала личность нападавшего, все, что я мог вспомнить. Но, стоило приблизиться к концу повествования, как его внимание переключилось на другое.
- Ты вышел с Изнанки в середине дня в людном месте! – его восклицание скорее походило на вопль.
Пришлось кивнуть. Леша схватился за голову.
- Засветился! Как есть засветился!
- Мне было плохо, - я попытался оправдаться.
Леша издал горлом глухой звук раздражения.
- Да понятно все. Остался бы ты на Изнанке… силы из тебя качались, будь здоров. Ты итак не привычен, а за последнее время напрыгался туда и обратно. Да еще и рана…
Меня передернуло при воспоминании об этом.
- Ладно, одевайся, пошли к Линю. Пусть он послушает. Одежду возьми, - Леша указал куда-то мне за спину.
Перегнувшись через диван, я обнаружил собственные вещи, сложенные в горку. И даже мой всегдашний рюкзачок не забыли прихватить из квартиры.
Медленно распрямив колени, я поднялся. В голове зашумело. Сначала сильно, но через минуту шум снизился, по крайней мере, до фона, на который можно не обращать внимание. Натягивая штаны, я проворчал:
- А как же душ и завтрак?
- Заверни с собой, - усмехнулся Леша. – Времени на мелочи у нас нет.
По пути до лифта меня немного покачивало но, вместе с тем, не мутило, голова оставалась ясной, мысли бегали легко и непринужденно. Леша заходил вперед и придерживал двери, пропуская меня, ускоряя насколько возможно наше продвижение.
- Пока от него гораздо больше проблем, чем пользы… - услышал я обрывок разговора, когда Алексей открыл передо мной дверь в кабинет Линя. Интересно, это они про меня? Почему-то казалось, что - да.
Подтолкнув меня к единственному свободному креслу, Леша остался стоять, привалившись плечом к стенке. В кабинете наблюдался аншлаг руководства. Линь, восседавший за столом, Илья, Света, Вася, Денис, все разом повернули головы в мою сторону. Интересно, кто здесь за меня, а кто против? Под перекрестием выжидательных взглядов мне стало здорово не по себе.
Зарегистрирован

bayan4.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #55 от 08.04.2010 в 01:26:12 »

- На самом деле, оставим этот разговор, - произнес Линь. – Сейчас у нас есть гораздо более важные вопросы. В первую очередь нужно выяснить все детали. Владислав, ты в состоянии изложить все происшедшее за вчерашний день?
- Мм… все? – я растерялся, не зная, что сказать.
- Начиная с момента твоего отсутствия в банке.
Несколько секунд я собирался с мыслями. А затем во второй раз, уже более связанно, чем Алексею, повторил свой рассказ. Единственное о чем я не упомянул ни раньше, ни сейчас – о карточке с адресом кого-то из финских спонсорских шишек, полученной от Ромы. Почему, не знаю сам. Наверное, хотелось приберечь этот источник информации на черный день. Сейчас и без того было о чем говорить и что делать. А зайдет все снова в тупик – придет время и для нее.
Также как и Лешу, всех возмутил мой неконтролируемый выход с Изнанки. Отреагировали по разному, но никто не смог удержался от нелестных комментариев. Однако Линь не дал разговору увлечься в эту область. Вперив в меня жесткий взгляд из-под тяжелых, прикрытых складками морщин, глаз, он резко спросил:
- Ты все рассказал?
Я пожал плечами.
- Вроде все. Если чего не запомнил…
- Куда ты собрался лететь? – перебил меня Линь.
Вопрос ошеломил меня.
- Никуда…
Линь расцепил ладони, до этого лежащие на столе, открыв для обозрения то, что они прикрывали.
- А это тогда что?
Со своего места я мог понять лишь то, что на столе лежит кусок черной ткани и измятый клочок бумаги. Поэтому ответить ничего не мог.
- Это, по словам врачей скорой помощи, - продолжил Линь после паузы. – Было зажато у тебя в кулаке. Поэтому я повторяю вопрос – куда ты собрался лететь? Мне нужен честный ответ.
Мое недоумение быстро перешло в раздражение и злость. Возможно, такая резкая смена настроений объяснялась воздействием вколотых в меня лекарств, но выслушивать необоснованные обвинения на свой счет не хотелось.
- Никуда я не собирался лететь! – возмущение сказалось на моем голосе. – Тряпка, раз она была у меня в руках, могла оторваться от одежды того, кто пытался меня прикончить. Подозреваю, что мы вгрызались друг в друга как бешеные волки. Что там еще, мне не видно, но это не мое и вижу я это в первый раз в жизни!
Линь задумчиво почесал голову и вопросительно, как мне показалось, бросил взгляд на Свету. Та едва заметно кивнула.
- Что ж, значит, у нас есть след. Это, - Линь поднял мятую бумажку со стола. – Кассовый чек. Как удалось выяснить - на покупку билета на экспресс-электричку от Павелецкого вокзала до аэропорта Домодедово.
Линь вопросительно глянул на Илью.
- Да ездил я уже, ездил, - проворчал Илья. – Поговорил с администрацией, с кассиршей. Билет, который был куплен по этому чеку – на сегодняшнее число. Куплен вчера. Билеты продаются открытыми на весь день, так что время точно установить невозможно. Поезда до аэропорта идут целый день с перерывом в час-полтора. Однако у них там какие-то накладки, и сегодня поезда будут идти только после двенадцати, о чем кассирша предупреждала всех покупателей. У них там куча возвратов по этому поводу, люди же не слушают. Поэтому кассирша ложит большой болт на всех кто пытается. Но этот билет не возвращался. Внешность покупателя кассирша, естественно, не запомнила, у нее "и без того дел хватает". Так что все, что мы с него имеем – это место и направление.
- Но все-таки это след, - покачала головой Света. – Получается, чек попал к нам против воли его владельца. И, скорее всего, на пропажу такой мелочи особого внимания он не обратит. Следовательно, не изменит и планов.
- Следовательно, его можно взять, - Вася хлопнул кулаком по раскрытой ладони.
- И кто же его будет брать? – усмехнулся Илья.
- Я и возьму, - отрубил Вася. – Есть здесь человек, который со мной справиться? К тому же, по словам Влада, он ранен.
- Человек не уходит на Изнанку, - выделив первое слово интонацией, прервал его Денис. – Ты в одиночку справишься с драконом?
- Какой дракон, - отмахнулся Вася. – Дракон разнес бы его квартиру по кирпичикам. Дыхнул бы огнем, и все.
- Ага, и вместо того чтобы спорить, мы собирали бы сейчас пепел в урночку, - съязвил Илья. Меня же при этих словах ощутимо передернуло.
- Здесь есть, действительно, что-то необъяснимое, - подал голос Леша. – Если бы это был дракон, зачем бы ему совершать нападение в человеческой форме? Если же человек, каким образом он ушел на Изнанку?
- Нужно взять его и выяснить, - твердил свое Вася.
Разгоравшийся спор прервал Линь.
- Никто, на самом деле, не забыл, что сегодня в семь часов у нас намечено небольшое мероприятие?
После этих слов все замолчали.
- Вы как хотите, - не выдержал я. – Но я буду искать его. С вашей помощью или без нее. Меня чуть не убили. И это напрямую связано с моими поисками. Вы не верите в то, что враг возможно Контролер, ну и пусть. Я тоже точно не знаю этого. Но я найду его и узнаю!
- А действительно, – подхватил Вася. – Совершено нападение на одного из наших! Если бы не случайность, сейчас было бы на одного Контролера меньше. И мы это так и оставим?
- Мы едва решились на одну возможность, - возразила Света. – И уже готовы бросить ее ради другой?
- Та встреча ничего не решает, - неожиданно поддержал Васю и меня Илья. – Мы же все уже обсуждали. Прямое нападение же мы не можем проигнорировать. Я уверен, эти, с золотом, от нас не отстанут. Не придем сегодня, не страшно, дадут о себе знать. Если же упустим убийцу, оставим себя под ударом. Кто знает, как он узнал о Владе? И не знает ли он еще о ком? Упустим, и он обнаружится в кровати у кого-нибудь еще.
- Идите на свою встречу, – повторял я. – А я не должен его упускать. Мне нужно выяснить, что все это значит.
Спор продолжался. С некоторого момента я перестал повторять одно и тоже. Я пытался понять, что думает глава Контролеров. Однако же его восточное лицо оставалось непроницаемо, словно у каменного Будды. Пока Контролеры убеждали друг друга, и себя в том числе, что же важнее, глаза Линя буравили каждого по очереди, словно вскрывая черепную коробку, обнажая мысли и чувства. Наконец, он прокашлялся и вытянул из пачки сигарету. Выпустив большой клуб дыма, он пристально посмотрел на мастера оружия:
- Денис, ты справишься? В составе двух троек, без гарпунеров. Я говорю о драконе. Как считаешь?
Денис мрачно смотрел перед собой. Я же краем глаза отметил тень неприкрытой обиды, мелькнувшую на лице Ильи. Видимо именно он, по старшинству, рассчитывал вести за собой Контролеров в подобной ситуации. Я заметил, как его губы вытянулись, словно в немом возражении, однако же, он сдержался, не издав ни звука.
- Только стрелами, - проворчал Денис. – Сложновато будет…
- Мне нужен ответ, - подстегнул его Линь.
- Вытянем, - Денис тряхнул головой, словно отгоняя мрачные мысли.
- Значит твоя тройка и, - Линь сделал паузу. – Тройку Вадима возьмешь. Начинайте сборы прямо сейчас. Времени до трех не очень много.
- О-кей, - согласился с решением Денис. – Попусту бы не влипнуть только…
- Влад будет с вами, если сил хватит, - Линь бросил взгляд в мою сторону. – А вот Лешу я не отпущу. Без него не справимся. Так что действуйте очень осторожно и понапрасну не рискуйте.
Денис согласно опустил голову.
- На этом все, - Линь поднялся из-за стола. Следом встали и все остальные. – Каждый знает, что нужно делать. Готовьтесь.
Денис осторожно тронул меня за плечо.
- Пошли, герой, - на ходу он критически осматривал мою голову. – Тебе бы в больницу сейчас…
- Какая тут больница, - буркнул я в ответ.
- Понимаю. Ты все о девчонке своей. Ну что ж, пошли собираться.
Собирать мне было нечего, поэтому Денис оставил меня в комнате отдыха в компании постоянно прирастающей горы снаряжения, которое стаскивали в кучу подчиненные Денису Контролеры. Арбалеты, щиты, защитные шлемы, копья, пачки упакованных стрел, автоматы и рожки с патронами, все это складывалось под его строгим наблюдением, тщательно пересчитывалось, проверялось и упаковывалось в большие сумки, удобные для переноски. Причем упаковывалось так, что любой нужный предмет легко выхватывался в случае необходимости. От постоянного снования, мельтешения, переговоров, а порой и переругивания, у меня закружилась голова, и я присел на все еще неубранный диван, на котором провел ночь.
Что же делать? Этот простой вопрос не давал мне покоя. Еще вчера я не видел перед собой ни одной путеводной нити, сегодня же у моих ног лежали сразу две. Причем вели они отнюдь не в одну сторону. Как в сказке: налево пойдешь… направо… Оба направления вроде бы вели туда, куда мне нужно. Но в том то и дело, что следовать я мог только одним. И я совершенно не понимал, который из них выведет меня к цели.
Я мысленно вернулся к телефонному разговору Линя и требованию о выдаче якобы украденного золота. Здесь прослеживалась явная цепочка: аттракцион – аэропорт – перевозка золота – требование – ресторан. Любой, кто был завязан на этот проклятый аттракцион, мог вывести меня на Ксанку. Не случайно, по словам Ромы, Ксанка была отобрана для участия в аттракционе еще заранее.
Еще один веский довод в пользу ресторана – там будут встречаться отнюдь не рядовые исполнители. Придут обладающие властью или, как минимум, силой. Именно поэтому Линь берет на встречу лучших. Илью, свою помощницу Свету, Лешу-большого. Это костяк Контролеров, люди способные думать, оценивать ситуацию и принимать решения. Должен ли я находиться среди них?
Что же касается вчерашнего покушения, прямой связи с недавними событиями не наблюдалось. Конечно, кто-то мог запомнить, проследить, вычислить меня, о чем, кстати, неоднократно предупреждали Контролеры, призывая хранить строгое инкогнито. Но это было мало вероятно. В таком случае, по их же словам, по раскрытому Контролеру наносился быстрый и мощный удар, шансы остаться в живых стремились к абсолютному нулю. Нападение же на меня, если присмотреться, скорее казалось спонтанным и необдуманным.
Но, с другой стороны, у меня из головы никак не шел тот злобный взгляд из отъезжающей машины, который я перехватил у Роминой больницы. Казалось вполне вероятным, что именно там убийца и напал на мой след. А по времени получалось так, что вышел я практически следом за Ксанкой. И вот здесь, я был уверен, присутствовала прямая связь.
Что же делать? Выбор искать убийцу, сделанный мною в спешке, уже не казался настолько очевидным. Плюнуть на убийцу и следовать вместе с Линем в ресторан? Или все же первый порыв был правильный, и нужно караулить с Денисом на вокзале? Стоит начать рассуждать, и любое решение кажется неверным.
- Долго провозились, - Денис присел рядом, оторвав меня от размышлений. – Терзаешься правильностью выбора?
Все-таки он был очень проницателен.
- Хочешь бесплатный хороший совет? – Денис перекатил незажженную сигарету по губе. – Прими одно решение, и дальше все время держись его.
Да, наверное, он прав. Решение принято. Если обе дороги, в конце концов, приведут в одну точку, к чему мучаться, выбирая?
- Ну, что, едем? – Денис хлопнул меня ладонью по колену.
- Едем, - я поднялся с дивана, закидывая рюкзак за спину.
Денис подхватил с пола последнюю сумку. Пока я сидел, все снаряжение, оказывается, уже погрузили в машину, припаркованную у бокового выхода. Идти через главный вход Денис не захотел и, миновав пролет ступенек и маленькую дверь, мы погрузились в банковский фургон. На этот раз в команде было всего лишь семь человек, включая меня, поэтому и машина была одна. Я по привычке направился к задней двери, но Денис жестом указал мне на пассажирское место в кабине. Стоило мне забраться, как он, заняв водительское место, тронул машину с места.
Дорогой, Денис пытался объяснить мне план действий на вокзале, но единственное, что я четко понял - определенного плана не было. Слишком много зависело от обстоятельств и окружающей обстановки. Моя личная роль была очень проста: опознать нужного нам человека и дать сигнал, указав на него Денису. Далее я  выключался из активных действий, и начинала действовать команда Контролеров.
Денис остановил машину, не доезжая до вокзала.
- Дальше придется пешком, наши фургоны слишком примелькались, - развеял он мое удивление.
Нагрузившись снаряжением, мне тоже досталась одна из сумок, мы направились к вокзалу. Как оказалось, наша группа не очень-то и выделялась среди людского потока. Спешащие на поезда пассажиры волокли баулы и пообъемнее наших. Единственную проблему представляли собой щиты, но сложенные стопкой один в другой и укрытые пенкой, они также не бросались в глаза окружающим.
Зато, как мне показалось, каждый встречный таращился на мою забинтованную голову. Денис, похоже, тоже обратил на это внимание и, добравшись до автобусной остановки напротив вокзала, он скомандовал остановку. Вытащив из кармана пачку денег, он отсчитал и протянул не несколько купюр:
- Вон там универмаг, - он кивнул на дом через дорогу. – Купи что-нибудь, чтобы голову прикрыть. Шапку какую-нибудь, что ли. А то таращатся на тебя, как на Джека Гриффина.
Я взял деньги и направился к магазину. Перейдя дорогу и оглянувшись, я с удивлением заметил, что Денис разговаривает с оборванным мужиком бомжевато-вокзального вида. Еще несколько бумажек перекочевали в коричневую лапу бомжа, и тот моментально скрылся в толпе. Я же вошел в магазин.
В отделе, где продавали головные уборы, ничего подходящего не нашлось. Либо бинты оставались слишком заметными, либо я выглядел словно клоун, что привлекло бы ко мне еще больше внимания. А вот в отделе верхней одежды мне приглянулась молодежная мягкая куртка с капюшоном. Надвинув капюшон на глаза, я стал похож толи на рэпера, толи на диджея. Конечно, с черными брюками и армейскими ботинками на толстой подошве это сочеталось не очень, но современная молодежная мода допускает и не такое. На оставшуюся сдачу я приобрел черные солнцезащитные очки и, сочтя камуфляж законченным, вернулся на остановку.
В группе не доставало еще двоих. Черноглазого парня азиатской внешности по имени Сергей и командира второй тройки Вадима. Сергей появился через пару минут, раздав всем билеты на поезд, чтобы мы смогли пройти через турникеты. Вадим вернулся еще через несколько минут, бросив: - "Чисто!" И мы, со всем снаряжением, отправились через подземный переход на вокзальные платформы.
Достигнув места действия, Денис распорядился сложить сумки у стены и оставил двоих на охрану. Остальные распределились по платформам, получив указания искать нужного нам человека. Мне, как главному поисковику, определили место напротив входа. Сам Денис занял первую от входа платформу, курсируя от одного конца до другого. Следующую занял Вадим и далее, на каждой платформе находился один из Контролеров.
Я посмотрел на часы – без двадцати двенадцать. По времени получалось все очень точно.
Потянулись минуты ожидания.
Зарегистрирован

bayan4.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #56 от 08.04.2010 в 01:26:45 »

Медленным шагом я прохаживался туда и обратно вдоль небольшого пятачка образованного сходящимися платформами. Я пытался одновременно, и охватить взглядом всю толпу, бурлившую вокруг меня, и выделить и рассмотреть каждого.
Постепенно в хаотичном мельтешении людей я обнаружил  долю порядка. Беспорядочный вал, вливающийся через турникеты, делился на несколько направленных потоков. Люди, сразу спешащие к поездам и заскакивающие в вагоны, люди не спешащие, сваливающие багаж посреди платформ, люди просто не знающие, куда им нужно спешить из-за этого мечущиеся туда и обратно, завсегдатаи вокзала, перемещающиеся также ненаправленно, но целеустремленно. Отыскать в этом хаосе одного единственного человека, да еще по тому мимолетному ночному впечатлению… Меня не покидало четкое ощущение провала. Но я упрямо ходил, выглядывая и высматривая, временами отвлекаясь от толпы в пользу окон отъезжающих электричек. А что еще оставалось делать?
Я остановился под разбитой камерой. Вот значит, за что Денис платил деньги местным бомжам. А Вадим, под каким-нибудь предлогом проникнув в комнату охраны, проверял, какие зоны оказались вне наблюдения. Про себя я хмыкнул. Оказывается, есть и более легкие способы избавиться от нежелательной слежки, чем излюбленный Лешей взлом компьютерных систем.
С другой стороны ко мне приближался Денис, неся патрулирование своего района.
- А что, если он пройдет по Изнанке? – встретил я его вопросом.
- В поезд он с Изнанки не сядет, - ответил Денис. – Разве что у него хватит сил утащить на Изнанку весь состав. Но это мы в любом случае заметим.
Наши пути разошлись, и я вернулся к наблюдению за прибывающими и отъезжающими пассажирами. Бродя кругами по станции, я обнаружил еще несколько направлений людского движения. В дальнем конце вокзала от человеческой реки отделялся весьма жирный ручеек. Спускаясь по лесенке или прыгая прямо с края платформ, в основном молодые пассажиры спешили к малозаметному проходу между зданиями. Безбилетники. Идут в обход турникетов. И все бы ничего, однако же, движение оказалось двусторонним. Зайцы не только уходили в проход, но и появлялись оттуда. Еще одно подобное разделение происходило там, где сходились платформы.
Медленно тянулись минуты ожидания.
Я пытался следить за всеми сразу, мне хотелось растроиться, расчетвериться, чтобы охватить весь вокзал без исключения. Стоило сосредоточить внимание на каком-то одном участке, как появлялось стойкое ощущение, что убийца как раз сейчас идет другим путем. Внимание рассеивалось.
Я посмотрел на белый циферблат запыленных часов над входом. Два часа. А я не увидел никого и близко похожего на того, кого мы искали. Судя по отсутствию шума, у остальных дела шли не лучше. А убийца за это время мог уже двадцать раз проскочить мимо и спокойно уехать.
И даже, если он не сможет войти в электричку с Изнанки, что может помешать ему пройти по Изнанке мимо нас, а затем выйти где-нибудь под платформами и сразу заскочить в поезд?
Время ползло. Стрелки на часах, на которые я все чаще поглядывал, двигались все медленнее.
- Это бесполезно, - бросил я Денису при следующей встрече.
Тот угрюмо пожал плечами. По его лицу было видно, что он согласен со мной, но, хватаясь за соломинку, он продолжал поиски даже с минимальными шансами.
Три часа. Ноги устали, и я присел на скамейку. Неудержимо хотелось зевать. Усилием воли, заставив себя подняться, я продолжил хождение.
Четыре. Глаза прямо-таки слипались. Нужно встряхнуться. Остановив бабку с тележкой, я купил пластиковый стаканчик с разведенным кофе и сладкую булку. Глотая совершенно невкусный, но хоть как-то бодрящий, напиток, я заставлял себя вглядываться в каждого встречного.
Бодрости, проглоченной вместе с кофе, надолго не хватило. Я задыхался под капюшоном, зевал во весь рот и постоянно тер глаза. Усталость накатывала волнами. Пять часов.
Я искал, на что бы на несколько минут переключить внимание, понимая, что нужен отдых. С такой концентрацией я не заметил бы слона, прошедшего мимо меня. Разве что тот отдавил бы мне ногу.
Мысль о том, что я попусту теряю сейчас время, не давала мне покоя. Но и новых стоящих идей не появлялось. Хотя…
- Слышь, мужик, телефон не нужен? – я обернулся на голос.
Небритый субъект в невзрачной замызганной одежде демонстрировал окружающим аппарат. Явно ворованный. И, скорее всего только что. Кивком подозвав его, через минуту я, продышавшись от нестерпимого запаха перегара, стал новым обладателем баснословно дорогого ("Обижаешь, мужик, последней модели брал, только вот деньги очень нужны!") мобильника.
Из нагрудного кармана я вытащил визитную карточку, полученную от Ромы. Я ведь все равно собирался звонить по этому номеру, так почему бы и не сейчас? Предстоящий разговор встряхнет мысли, а может быть, и даст новую полезную информацию.
- Слушаю вас, - после третьего гудка я услышал в трубке мужской голос.
- Здравствуйте, я могу поговорить, - я бросил взгляд на карточку. – С Сергеем Сергеевичем?
- Я вас слушаю, - повторил голос.
С чего начать, когда сам не знаешь, что хочешь узнать?
- Мой друг рассказал мне о вашем проекте. Реальном аттракционе, - не хотелось сразу начинать влоб и я попытался зайти со стороны. – Я хотел бы договориться об участии.
Пауза в трубке.
- Реальный аттракцион? Вы, наверное, ошиблись…
- Ну, как же, - продолжал я. – Драконы. Принцессы. Если вас волнуют деньги, не беспокойтесь, я в состоянии заплатить любую сумму.
Еще пауза.
- Нет, нет, вы точно ошиблись номером. До свидания.
- Но вы же являетесь центральным спонсором… - воскликнул я в отчаянии. Такого поворота событий я не ожидал.
Снова пауза, за время которой мне показалось, что собеседник сейчас положит трубку.
- Скажите, откуда вы узнали этот номер телефона?
- От Сергея Романищенко, - я почувствовал, что единственно правильным будет сказать правду.
И еще одна долгая пауза. Мое сердце почти остановилось. Неужели я так бездарно оборвал эту нить?
- Мы можем с вами встретиться, - все тот же ровный голос в трубке. - Подъезжайте, пожалуйста, ко мне в офис прямо сейчас. Тестовская улица, восемнадцать, офис…
- Извините, я не могу сейчас, - я вспомнил, где нахожусь и зачем. – Мы не могли бы встретиться завтра в любое удобное время?
- Молодой человек, - голос в трубке не изменился, но словно ледяная игла кольнула мне в прижатое к телефону ухо. – Вы понимаете, по какому номеру звоните? И еще пытаетесь ставить условия? По этому номеру возможен всего один звонок. Только один! И если мы с вами не встретимся, вы никогда больше… впрочем, я готов пойти навстречу. Где вы сейчас находитесь?
- У Павелецкого вокзала, - я слишком поздно спохватился, что в сегодняшних условиях не стоит выдавать свое местонахождение.
Уже привычная пауза в трубке.
- Прямо через улицу есть небольшое кафе. Жду вас там, через двадцать минут. Крайний столик налево от входа, - и короткие гудки в трубке.
Прошипев под нос несколько изысканных ругательств, я забросил мобильник в закрывающиеся двери отъезжающей электрички и бросился искать Дениса. Его удивлению не было предела.
- Ты хочешь сейчас уйти?
- Это не займет много времени, - я всеми силами пытался убедить его. – И может дать нам нужные сведения.
- Какие сведения? Зачем? – возмутился Денис. – Ты вообще понимаешь, что только ты можешь опознать человека, которого мы караулим здесь целый день?! Ребята отловили уже шестерых парней, показавшихся подозрительными, но все они чисты, ни у кого нет сильных ран на груди.
- Это ненадолго. Один разговор, и все.
- Какой разговор? С кем?! Я не могу снять ребят тебе в охрану, здесь платформ больше чем у меня людей!
- Не надо никого, я быстро, здесь, рядом. Время! – я бросил взгляд на часы.
Денис вдруг резко притянул меня к себе. Едва устояв на ногах, я почувствовал, как он пихает мне что-то в район живота. Перехватив его руки, я почувствовал в ладонях холодную тяжесть пистолета и быстро, не распрямляясь, запихал его под куртку.
- Только быстро! - плюнул мне в ухо Денис. – И без глупостей!
Через минуту я уже перебегал дорогу по направлению к кафе. Крайний левый столик пустовал, и я занял один из свободных стульев. По некоторому размышлению, я не стал снимать колпак, превращавший меня в панка-диджея, а наоборот надвинул его пониже. Повернул запястье с часами к себе – половина шестого. Назначенное время.
- Вы даже не представляете себе, насколько смешон ваш маскарад, - я не заметил, как он приблизился к столу.
Плотный невысокий мужчина, опираясь на толстую палку-трость, стоял рядом. Пока он усаживался, почти не сгибая левую ногу, помогая себе тростью, я внимательно разглядывал его. Круглая лысая голова. Полное, но отнюдь не обрюзгшее лицо. Толстая щеточка усов. Жесткие острые скулы и цепкий прищур темных глаз. Он напоминал мне какого-то актера, причем не только внешностью, но и уверенной, совершенно независимой манерой держаться. Открытый ворот синей рубашки позволял заметить тонкую золотую цепочку на мощной шее. Чуть более темная, чем у обычных людей кожа и большие руки с заметными прожилками вен дополняли его виду солидности, а уголок платка, торчащий из нагрудного кармана – шарма.
- Если я захочу увидеть ваше лицо, что помешает мне сдернуть с вас капюшон? – его тонкие губы искривились в усмешке.
- А что мне помешает в этом случае вытащить из-под стола меч и проткнуть вас? – вопросом на вопрос ответил я.
- То, что под столом нет меча.
- Значит, у всего есть причина. Есть она и у того, что капюшон все еще на мне.
- А вы не глупы, - снова усмешка. – Так о чем вы хотели со мной поговорить?
- А я думал, это вы назначили встречу, - я говорил, что придет в голову, так как просто не знал с чего начать и как узнать то, что мне действительно нужно.
- Изначальный звонок был от вас. Вы спрашивали меня об аттракционе?
- Да, по поводу игры, - кажется, разговор пошел в нужном направлении. – Я хотел бы понять, как проводится отбор участников?
Глядя в его жестко прищуренные глаза, я чувствовал, как Сергей Сергеевич мысленно вынимает меня из-за стола, сдирает одежду, а заодно и кожу, и нарезает мелкими ломтиками, попутно изучая содержимое.
- Вас, как я понимаю, - произнес он после многозначительной паузы. – Интересует скорее не будущее, а уже происшедшие события?
Я надеялся, что очки скроют мое удивление.
- Так вот, - продолжал Сергей Сергеевич. – Позвольте, я расскажу вам одну древнюю притчу. Давным-давно, жил один китайский император. Каждый год он проводил пышный праздник. И чтобы потешить дорогих гостей, он придумал такую забаву: слуги уносили в лес клетку с канарейкой, а император выбирал наугад одного из своих ближайших сановников и отправлял на поиски. Гости веселились, заключали пари на успех или неудачу, казалось бы, не очень сложно найти в лесу клетку с поющей птицей, но никогда, ни один из посланных не вернулся обратно. Никто не знал, что верный слуга, спрятав клетку на дереве, копал под ним яму и ставил на дне острые колья.
Сергей Сергеевич задумчиво замолчал.
- И в чем же смысл притчи? – не выдержал я.
- В том, что сановник погибал. Императору не важен был результат, не интересны заключаемые гостями пари. Ах, да, о выборе… Нужно ли уточнять, что будто бы случайный выбор каждый раз останавливался на советнике, проявившем себя со стороны неугодной императору?
Я ошеломленно понял, что он ответил на мой предыдущий вопрос.
- То есть, вы хотите сказать, что Оксана… - начал я, не вполне соображая, что говорю.
- Ну что вы, при чем здесь канарейка?
- Но тогда… чем же я…
- Вы демонстрируете поразительную недогадливость, - поморщился Сергей Сергеевич.
- То есть, вы хотите…
- Да, именно это я и хочу сказать. Когда появился Романищенко со своей дикой идеей аттракциона, в определенных кругах были проанализированы все представившиеся возможности. Просчитаны все возможные варианты развития событий. Принято решение. И сделан ход.
Я вспомнил эти горящие глаза…
- Вы рассуждаете, словно он не… эээм… а шахматная фигура, - отстраненный взгляд на события со стороны удивил меня. – Но все равно непонятна причина…
- О, да, шахматы – замечательная аналогия. За тысячи лет истории любое противостояние двух противников, в конце концов, сводится к шахматной партии. Вы должны это понять. Прошедшие века четко определили, полное уничтожение одной из противоборствующих сторон фактически невозможно. Только доминирование. В той или иной степени. Вы можете тыкать друг в друга клинками, стрелять из пистолетов, палить из пушек. Это простые и, не спорю, действенные методы. Но они хороши для немудреных времен, где понятие "или-или" в порядке вещей. Современное же развитие обоих цивилизаций заставляет отодвинуть в сторону танки в пользу интеллектуального противоборства. Грубо говоря, вы не станете кидать ядерную бомбу на город ради убийства одного врага, не так ли?
Я пребывал в шоковом изумлении. Практически открытым текстом он говорил такое…
- Так вам интересна причина, - продолжал Сергей Сергеевич. – Давайте вернемся к шахматам. Представьте двух шахматистов. Один из них может играть жестко, смело, комбинационно, не стесняясь идти на размен, чтобы в финал закончить партию, имея на руках всего две фигуры. Любимый стиль Таля. Его же противник может играть спокойно, временами даже чересчур осторожно, прикрывая одну фигуру не менее чем тремя другими. Сначала развитие, потом побитие. Так играл Капабланка. И вот, представьте, в партию на стороне "автомата" вмешивается новичок. Хватает фигуры, делая необдуманные ходы, нарушая тонкий ход игры и этим подставляя того, кому может быть, и не хотел вредить. Сейчас есть очень модное слово: беспредел. И что же, скажите, делать великому маэстро? А тут, как раз, Романищенко с его аттракционом.
Сергей Сергеевич прервался. Вытащил из нагрудного кармана сигару, сорвал с нее обертку. Специальным ножом, извлеченным из другого кармана, обрезал кончик. Чиркнул спичкой. Я, как завороженный, следил за его действиями. Кто он такой? Человек? Контролер? Дракон? Откуда такая осведомленность?
- Вы очень интересно рассказываете, - произнес я. – Но мне бы хотелось узнать – почему? Для чего вы выдаете мне столько нерядовой информации? Причем той, о которой я совершенно не просил. Меня интересует…
Жесткий прищур изучающих глаз, тонкий ароматный дымок сигары.
- Я хотел бы заключить с вами сделку, - прервал меня Сергей Сергеевич.
- Сделку? – казалось бы, уже ничему не удивляюсь, ан нет.
- Вы в курсе сегодняшней встречи в останкинском ресторане?
Я машинально кивнул.
- Я хочу, чтобы вы были там. Все. Со всеми своими людьми.
- У нас… ммм… планы… ммм… в другом месте, - возразил я. Потом бросил взгляд на часы. – А времени до начала осталось не так уж и много.
Если раньше выражение его лица было просто холодным, а взгляд жестким, то теперь из-под человеческой маски выступил волчий оскал. Клыки, привыкшие рвать добычу живой, разомкнулись:
- Мне нужно, чтобы вы были там! Вы очень интересуетесь причинами? Я скажу! Моя дочь похищена и нуждается в помощи! Я должен предпринять все возможное! Все! Надеюсь, это понятно? Только поэтому вы получили эту самую "нерядовую" информацию.
Я пораженно молчал.
- Со своей стороны, - вспышка прошла, и голос Сергея Сергеевича снова был строг и холоден. – Я обеспечу вам возможность встретиться с тем, кого вы упустили на аттракционе.
- Интересно, - опомнился я. – А такие сделки вообще в порядке вещей? Или может быть нам окажется выгоднее взять вас вместо ваших обещаний? Вы ведь даже не скрываете своего лица.
- Кажется, я ясно обрисовал вам свои мотивы, - Сергей Сергеевич тяжело поднялся, опираясь на трость. – Что же до лица… действительно, сменить человеческую форму – дело не одного дня. Но вспомните про шахматы. Я привык просчитывать все варианты. Впрочем, даже если я в чем-то ошибаюсь, я не думаю, что ваши возможности позволят вам не то, что "взять", а хотя бы приблизиться ко мне без моего желания.
- Да, вот еще, - между его пальцами мелькнул и лег на стол прямоугольник цветной бумаги. – Входной билет на группу до пятнадцати лиц. До свидания!
Я смотрел ему в спину. Следил за его хромающей походной, как он выходит из кафе, забирается на пассажирское сиденье черного "БМВ", припаркованного прямо под запрещающим знаком. И только после того, как машина скрылась за поворотом, бросился на вокзал.
Судя по всему, ничего интересного за время моего отсутствия здесь не происходило. В толпе пассажиров я быстро отыскал Дениса.
- Что?! Ты с ума сошел?! – иной реакции на мой призыв бросить здесь все и мчаться к останкинской телебашне я и не ожидал. Как мог обстоятельно я пересказал Денису содержание нашей беседы с Сергеем Сергеевичем.
- Влад, послушай, ты даже не знаешь, кто это был на самом деле! – возражал Денис. – Дракон? И ты вот так запросто с ним разговаривал?
Я не желал слушать никаких доводов. Как бы там не протекал наш разговор, слишком многое в нем оказалось похожим на правду. Пугающе похожим. Из глубины снова поднялись сомнения. Я не просто думал, я чувствовал, что мне необходимо там быть. Жизненно необходимо.
- Послушай, - гнул свое Денис. – Это может быть отвлекающий маневр. Мы торчим здесь целый день. Пока впустую. Но что если нас просто хотят убрать отсюда? Расчистить путь?
Нет! Нет! И нет! Это не может быть подстроено.
Денис вытащил мобильник, набрал номер Линя. Кратко пересказал ему мою историю. Мрачно покивал.
- Мы остаемся. И ты, Влад, остаешься с нами. Без тебя у нас практически никаких шансов опознать того, кто на тебя нападал. Если ты уйдешь…
Я не его не дослушал. Второй раз за последний час я мчался к выходу, рассекая плечом человеческие волны.
- Значит, шахматы, - бормотал я сквозь зубы. – Просчет всех вариантов. Ну, посмотрим, что у вас за партии, господа гроссмейстеры!
Зарегистрирован

bayan4.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #57 от 08.04.2010 в 01:27:31 »

to be... теперь уже точно последняя часть. развязка )
Зарегистрирован

bayan4.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #58 от 08.04.2010 в 03:02:42 »

2Force_Majeure: Надеюсь равзязка даст ответы на все поставленные вопросы, ты ведь не собираешся писать трилогию... :)
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Дядя Боря
[Скелет Старого Кота]
Прирожденный Джаец

Дурка этот форум :)


WWW

Пол:
Репутация: +841
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #59 от 08.04.2010 в 04:26:19 »

08.04.2010 в 03:02:42, jarni писал(a):
ты ведь не собираешся писать трилогию..
Пока и на роман не тянет, так, большой рассказ, ну - повесть.  :)
2Force_Majeure: Никита, очепятки есть в последней части. Тебе их выдать или сам посмотришь?
Про впечатления - пока не буду, дождусь окончания.
Зарегистрирован

%C4%FF%E4%FF%20%C1%EE%F0%FF.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #60 от 08.04.2010 в 08:09:46 »

08.04.2010 в 03:02:42, jarni писал(a):
Надеюсь равзязка даст ответы на все поставленные вопросы

Я тоже надеюсь )
 
 08.04.2010 в 04:26:19, Дядя Боря писал(a):
Пока и на роман не тянет, так, большой рассказ, ну - повесть

Угу. по объему 20 листов примерно выходит. Роман считается примерно 40 ) Но и то что есть дается не особо легко. Может потому что нет опыта писать большие тексты.
 
 08.04.2010 в 04:26:19, Дядя Боря писал(a):
Никита, очепятки есть в последней части

Если не влом, лучше выдели. Перед выкладкой я каждый раз перечитываю, но все равно что-то пропускается.
Зарегистрирован

bayan4.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #61 от 17.04.2010 в 00:56:31 »

8.  
 
Охранник у турникетов в вестибюле удивленно поднял брови, поглядев на мой билет. Сомнением произнес:
- Вы один? Без группы?
- Эпидемия гриппа, - я пожал плечами.
Охранник пожевал нижнюю губу.
- Не знаю, можно ли так… подождите минутку, - он снял трубку с телефона, висевшего на стене.
И тут я увидел магнитные ворота. Как же я не подумал?! На волне борьбы с терроризмом они стали обычным явлением не только в аэропортах, но и в музеях, театрах, и конечно, на центральной московской телебашне их не могло не быть.
Я схватился за живот, согнувшись.
- Простите, мне плохо, - выпалил я. – Есть у вас туалет?
Охранник отвлекся от разговора и махнул в сторону.
- Там. Вторая дверь.
Я, прихватив со стойки билет, быстро двинулся в указанном направлении. Чтобы пройти внутрь при оружии, мой меч спокойно лежал в рюкзаке, а пистолет немилосердно впивался в живот, оставался один путь. Закрывшись в кабинке, я зажмурился и, уже привычным волевым усилием, переместился на Изнанку.
Теперь меня не волновали ворота, не интересовала охрана, не нужен был входной билет. Через турникеты я перескочил а, проходя сквозь молчащие ворота, озорно щелкнул по рамке ногтем. О том, что мой переход на Изнанку будет зафиксирован, я не волновался, помня о том, что до меня здесь поработали Линь и его команда, и я не сомневался, что все камеры в эту минуту транслируют сигнал совсем не на пульт охраны, а исключительно на Лешины мониторы.
Однако и по Изнанке беспрепятственно пройти не удалось. Я беспомощно остановился перед дверьми лифта. Совокупное воздействие поднимающихся и спускающихся посетителей башни начисто исключало для меня возможность подняться на нем. Я попросту не видел исключенной с Изнанки кабины. Подниматься по лестницам? Нужно выходить.
Я приметил укромный уголок и забился в него. Закрыл глаза, секундное напряжение. Никто не падал в обморок, не кричал, не указывал на меня пальцем. Значит, переход получился удачным. Вместе с группой туристов откуда-то с востока, я вошел в лифт.
За один прием подняться на нужную высоту не удалось. Но, совершив пару пересадок, прямо как в вертикальном метро, я добрался-таки до нужного этажа.
Ресторан, к моему удивлению, занимал не один ярус башни, а три. На каком же назначена встреча? Я размышлял, разглядывая сквозь стеклянную перегородку столики и сидящих за ними посетителей. Что лучше, подняться наверх или ждать здесь?
Среди пестрого моря спин мой взгляд выделил знакомую черную одежду. Вася устроился за столиком ближе к центральной оси башни и с аппетитом наворачивал из огромной тарелки что-то, несомненно, вкусное.
Зал первого яруса ресторана представлял собой окружность с размещенными по внешнему и внутреннему кругу столиками и весь с моего места не просматривался. Но я не сомневался, остальные Контролеры тоже где-то здесь. Каждый на своем месте, и ни один ярус, ни один сектор не оставлен без внимания.
Часы над лифтом показывали без десяти семь.
Круговой зал первого яруса представлялся мне не очень удачным местом для встречи. Столики слишком маленькие, обстановка не та. Здесь сидели в основном молодые пары, любовались открывающимися красотами города и восторженно охали, поглядывая сквозь врезанные в пол стекла. Скорее всего, на других ярусах располагались залы с более привычной конфигурацией. Если я не хотел ничего упускать, нужно подниматься наверх. Но, в тоже время, мне не хотелось обращать на себя ничье внимание.
Разглядев под потолком неприметный указатель, я второй раз направился в сторону туалета. "Вот оно, спасение супермена" – усмехнулся я про себя. Где-то на фоне мелькнула мысль о том, что я снова себя истощаю, прыгая туда и обратно, но я прогнал ее.
Миновав теперь уже совершенно пустой зал и поднимаясь по витой лестнице на верхний ярус ресторана, я подивился про себя кажущемуся парадоксу – на Изнанке техника не работала, однако же, ресторан продолжал медленно вращаться. А с другой стороны, может быть, парадокса и не было, вращение башни это всего лишь реакция изменения Изнанки посредством внешнего воздействия. Нечто подобное как раз объяснял мне Линь при первой встрече. Средний ярус также оказался круговым, и я продолжил восхождение.
Толкнув дверь третьего этажа, я очутился в большом зале. Солнце ударило в глаза, проникая сквозь панорамные, во всю стену, окна, и я не сразу разглядел человеческую фигуру в дальнем конце. Парнишка, лет двадцати. Но стоило присмотреться… Рваные неловкие движения, темная облегающая одежда…
Парень услышал мои шаги и обернулся.
- Ты…?! – наши выкрики прозвучали одновременно.
Парень подхватил с пола меч и двинулся ко мне. При виде короткого голубоватого клинка, у меня рассеялись последние сомнения. Именно он пытался убить меня дома, и сейчас, судя по всему, намеревался завершить начатое.
Парень шел ко мне, чуть поводя мечом из стороны в сторону. Я лихорадочно содрал рюкзак со спины и запустил в него руку, вытаскивая собственное оружие.
Красивого жеста не получилось. Выдранный с молнией клинок пришлось еще освобождать от веревок, служивших импровизированными ножнами.
С мелодичным звоном мечи скрестились. Я сам не понял, как успел подставить клинок под удар. Парень продолжил движение своим мечом, нанося удар с другой стороны. Я отпрыгнул назад, споткнувшись, едва не растянувшись на полу.
Как и в первый раз меня спасала неловкость противника. Он явно не умел фехтовать в стиле героев приключенческих кинофильмов. Я, впрочем, тоже. Парень наносил широкие размашистые удары, гвоздя мечом словно палкой. То с одной, то с другой стороны. Я отпрыгивал, уклоняясь, или же успевал отбить удар. Думать о нападении не приходилось. Я лихорадочно защищался, отбивая одну сумасшедшую атаку за другой.
Парень, ободренный моей беспомощностью, не давал передышки. Безостановочно молотя клинком, он, давая выход ненависти, выталкивал сквозь зубы:
- Ты не должен здесь быть! Не должен! Не должен! – каждое слово сопровождалось ударом.
Последний удар он нанес сверху, подобно тому, как дровосек колет дрова. Я попытался перехватить меч из его рук, и даже сумел уцепиться за запястье. Но тут же получил кулаком по зубам и оказался отброшен спиной на колонну. Ошеломленный ударом, я упустил собственное оружие, которое с печальным звоном покатилось по полу.
Парень навис надо мной, занося меч.
- Значит, вы просекли фишку с билетом и не отправились ловить меня на вокзал или в аэропорт, - процедил он. – Но это ничего. Тебе теперь все равно. Ты умрешь!
- Фишку с билетом? – не нашел я ничего лучше чем спросить, не отводя глаз от взлетающего лезвия.
- Мне нужно было убрать вас подальше! – яростно прошипел парень. – Если бы ты не вырвал чек вместе с карманом, пришлось бы оставить его специально. Прекрасный отвлекающий маневр. Нападение на одного из ваших! Вы не могли, не должны были, спустить это. Но раз ты здесь, значит - не вышло. Значит, твои друзья тоже вот-вот будут здесь. Но ты умрешь раньше!
- Стой! – закричал я. – Если ты не хотел убивать меня,… если просто нужно было подбросить чек…
- Я?! Не хотел убивать?! – парень издал хриплый клекот, который с поправкой на обстановку можно было принять за смех. – С каким удовольствием я убил бы тебя! Но ты оказался слишком ловок. А раз главная цель достигнута, с тобой можно и повременить. А сейчас ты сам пришел ко мне в руки!
Он вскинул опущенное, было, лезвие. И в тот же момент я прыгнул. Конечно, сидя на пятой точке, тигриного прыжка не совершить. Да и парень был готов к этому и выставил колено, напоровшись на которое, я покатился по полу. Однако же мне удалось ухватить его за ногу и увлечь за собой. Меч выбил из пола искры рядом с моей шеей, отчего на долю секунды по телу пробежал озноб.
Но ситуация не позволяла разлеживаться. Получив еще раз по зубам, теперь уже ногой, я тяжело откатился в сторону. Мой противник сделал тоже самое, только гораздо ловчее. Пока я поднимался на четвереньки, он был уже на ногах. Оглянулся в поисках оружия и подобрал мой меч, одиноко валявшийся на полу.
Я затравленно оглянулся в поисках защиты. С диким воплем, парень вскинул меч над головой и бросился на меня в туже секунду, как моя ладонь нащупала прохладную рукоятку. Уже слыша надо головой свист рассекаемого воздуха, я выбросил руку с мечом, оказалось, мы поменялись клинками, вверх. Звонкий удар, жуткий скрежет металла, и прямо передо мной в пол воткнулся обломок лезвия меча, которого я так долго носил с собой и который уже привык называть "своим". Бутафорский металл, не обладающий должной прочностью и гибкостью, необходимыми в настоящем бою, не выдержал ярости столкновения. Парень же, увлекаемый вперед инерцией собственного удара переваливался через меня, а я, как по наитию, распрямился, изо всех сил толкая его дальше и вверх. Сделав сальто-мортале, парень с гулким стуком приземлился на спину, издав болезненный вскрик, тут же оборвавшийся.
Я провел по лбу тыльной стороной ладони, стирая крупные капли холодного пота. Но бой, судя по всему, еще не закончился. Парень очнулся слишком быстро и уже делал попытки пошевелиться. Я с трудом поднялся на ноги и приблизился к нему. Все еще сжимая в правой руке меч, левой я ухватил парня за ворот и приткнул спиной к барной стойке, к которой он откатился. Опустившись на корточки, я направил лезвие ему в горло, держа меч одной рукой за рукоять, а другой, ухватив за лезвие, не обращая внимания на возможные порезы.
- Теперь говори! – прошипел я. – Почему ты хотел убить меня? Что я сделал тебе?!
Парень, скосив глаза на лезвие, скривился в усмешке. Резко выдохнул, пытаясь плюнуть, но на его губах выступили кровавые капли, и плевка не получилось. Я смотрел в его серые глаза и видел в них страх, но вместе с тем выдел и вызов и готовность идти до конца, каким бы он не был. Страх, вызов, животная жажда мести… мои руки дрогнули. Я уже видел этот взгляд, я узнал его.
Я словно перенесся сквозь пространство и время, на несколько мгновений вновь оказавшись на аттракционе. Я ощутил жар огня на лице, услышал звуки катящихся от разрушенного замка камней, обонял резкий запах свежей крови. Я вновь стоял перед драконом, занося меч…
Наваждение схлынуло.
- Так значит - это ты! – выдавил я сквозь перехваченное спазмом горло.
Парень-дракон молчал.
- Ну, сейчас ты мне за все ответишь, - я чувствовал, как ярость охватывает меня, переполняет, могучим потоком ищет пути наружу. Я кричал во все горло, не осознавая этого. – Где Ксанка! Что ты с ней сделал?! Говори! Говори же, или я убью тебя!
Я ткнул кончиком меча ему под кадык.
Парень молчал. Но вместо него…
- Влад! – я поднял голову. - Влад!
Через зал ко мне бежала Ксанка. Моя Ксанка. Ксанка, ради которой я прошел через все это. От сердца отлегло. Потоки клокотавшей во мне ярости сменились волной чудовищного облегчения. Не выпуская из правой руки меча, левую я вытянул, чтобы обнять, наконец…
И получил чувствительный удар. Ксанка изо всех сил толкнула меня так, что я не удержался на месте и завалился на бок.
- Какого… - выкрикнул я, поднимаясь. Но то, что я увидел, заставило меня разом осечься.
Ксанка, припав над лежащим парнем, смотрела на меня такими глазами, что я отшатнулся. Сейчас это была не девушка. Слово "фурия", наверное, подошло бы сейчас значительно больше. Лицо, всегда казавшееся мне милым и полным внутренней красоты, искривляла дикая гримаса. Пронзительный дикий взгляд. Растопыренные чуть согнутые пальцы напоминали орлиные когти готовые к броску. Ее грудь тяжело вздымалась, дыхание со свистом вырывалось из полуоткрытого рта.
Я потрясенно сглотнул.
- Ксанка, это я, - произнося эти слова, я понимал, как нелепо они звучат. Она не могла не узнать меня.
- Отойди от него, - прошипела Ксанка, помогая парню подняться, одновременно оттаскивая его в сторону.
Я сделал шаг вперед.
- Это ты отойди. Ты не знаешь, кто это! – я ничего не понимал в происходящем. Почему она защищает его?
Парень тем временем, перегнувшись над стойкой, вытащил откуда-то из-за нее новый меч. Точную копию того, что я все еще сжимал в руке. Легонько оттолкнув Ксанку, он бросил:
- Отойди. Нам нужно закончить.
- Нет! – взвизгнула Ксанка. – Ты обещал не убивать!
- Ты тоже обещала! – зло выдохнул парень. – Но ты была с ним. Если ты не можешь выбрать из нас двоих, мы решим этот вопрос сами!
Ксанка с размаху залепила ему пощечину.
- Ты! Я не люблю его! Я все время была с тобой!
- Ты встречалась с ним! – взревел парень. – Вы были вместе в больнице. Ты сказала, что хочешь поговорить с Романищенко. Выяснить, что он узнал, сбить его, запутать. Но вместо этого ты встречалась с ним, - парень вскинул меч в мою сторону. - Он выскочил прямо за тобой. Звал тебя! Чуть не запрыгнул в нашу машину следом! И ты хочешь, чтобы после этого я тебе верил?!
- И поэтому ты запер меня? – Ксанка размазывала по щекам слезы. - Насыпал в чашку снотворного и пошел сводить счеты?
- Я делаю все только ради нас! – парень схватил Ксанку за руку, удерживая.
- Вы все делаете все только ради себя. Все мужчины одинаковые!
Меня охватил какой-то столбняк. Я стоял, потрясенный, наблюдая за выяснением отношений между девушкой, которую любил и парнем, который оказался моим врагом. Наверное, упади сейчас рядом комета, я бы и не заметил. Ксанка и дракон. Дракон и Ксанка…
- А ведь это ты ударила меня камнем по голове! Там, на аттракционе, когда я уже готов был убить его, - в пустой голове блеснула одинокая мысль. Звонко ударила и провалилась в темноту, словно мелкая монетка в копилку.
Но Ксанка не услышала моего тихого бормотания. Ксанка…
В левой стороне груди вдруг резануло. Хотелось взвыть, что есть мочи. Я пошатнулся. Рот наполнился горькой слюной, а глаза – слезами. Ксанка, я искал тебя. Я шел к тебе, преодолевая преграды, выворачивая себя наизнанку. И я дошел. И я нашел. Лишь затем, чтобы узнать, что ты любишь другого.
Ксанка… ты говорила… ты писала в письме… четко и ясно, не оставляя недосказанного. А я, как дурак, летел на крыльях призрачной надежды. Нес ее в сердце, питался ею, жил ей. И для чего? Может, правы были древние боги, пряча надежду на самом дне сундука, открытого впоследствии Пандорой, вместе со всеми самыми страшными несчастьями, которые только могли постигнуть человеческий род?
- Отпусти ее сейчас же!
Воздух колыхнули прозрачные волны и, опираясь на трость, в зале возник Сергей Сергеевич. И сразу повернулся ко мне:
- А ты что стоишь? Кажется, вы занимаетесь уничтожением драконов? Тогда почему он еще жив?
Я тупо перевел взгляд на парня. Если я убью его, станет ли Ксанка моей? Оцепенение не проходило.
- Ну, что ж, - пожал плечами Сергей Сергеевич. – Практика шахматных игр приучает просчитывать все варианты. И если не справляется пешка…
Он поднял трость, одновременно поворачивая набалдашник. Шафт отсоединился, и плавным движением Сергей Сергеевич вытянул длинное тонкое лезвие. Отбросив пустой ствол, он, почти не хромая, двинулся к парню и Ксанке.
Парень сильным толчком отправил Ксанку в сторону, одновременно делая шаг навстречу приближающемуся Сергею Сергеевичу.
- До нас снизошел сам великий Си-Си, - пробормотал он с уже знакомой мне кривой усмешкой смертника. – Что там говорит кодекс о равенстве поединков?
- Не тебе вспоминать кодекс, ничтожная тварь, - процедил в ответ Сергей Сергеевич. – У тебя моя дочь!
Зарегистрирован

bayan4.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #62 от 17.04.2010 в 00:57:02 »

Парень первым нанес размашистый удар. Звон металла, свист тонкого лезвия из трости, и парень отпрыгнул, прикрывая левой рукой тонкую быстро алеющую полоску на груди.
- Если бы все было честно с самого начала, до этого бы не дошло, - бросил он, отступая.
- Честно?! – взревел Си-Си. – Ты плел интриги за нашей спиной. Тебе хотелось золота! Жажда затмила тебе глаза!
- И вы решили покончить со мной! Пообещали золото и подставили под удар!
Сергей Сергеевич наступал. Клинки сошлись и разлетелись, и парень опять едва успел отпрыгнуть. Тонкое лезвие меча из трости прочертило на его бицепсе новую полоску.
- Нет! - Ксанка взвыла, словно волчица и бросилась вперед, выставив руки. Я едва успел прыгнуть наперерез, перехватывая и удерживая ее подальше от мелькающей в воздухе стальной смерти. В ней чувствовалось столько ярости, что я едва справлялся.
Сергей Сергеевич и парень продолжали кружить, выставив перед собой мечи.
- Тебя никто не подставлял, - Си-Си сделал глубокий выпад. Парень уклонился.
- Да ну? – расхохотался он. – Не вы ли лично предложили мне участвовать в операции с аттракционом? И я купился. А как же? Все выглядело так заманчиво. Всего-то нужно поярче оформить налет на квартиру, да разыграть на аттракционе сцену похищения девушки. Вы сами предложили для этого свою дочь. Гарантия честности! А когда придут ее освобождать, мне всего-то и нужно позвать остальных, чтобы ловушка захлопнулась. И что? Я звал, но никто не пришел!
- Ты оказался слаб! – выдохнул Сергей Сергеевич.
- Я не отступил! Я бился! – прорычал сквозь зубы парень. – Я пострадал сильнее всех, когда вот он, - парень дернул в мою сторону головой. – Пробил мне грудь. Я лишился огня! Ты не представляешь, каково это! Но я не бежал! Я посылал зов. А вы, признайся уж, заранее решили бросить меня там, оставив на растерзание. Чтобы не уплатить обещанного. Никто не пришел потому, что никто и не собирался приходить. Вы получали открывшегося убийцу, а заодно избавлялись и от меня!
- Так почему же ты не остался там? Ты похитил мою дочь и предъявил ультиматум. Потребовал золото в обмен на ее жизнь! Ты знал, что это единственное, что для меня бесценно!
- Даже за бесценную дочь ты не расстался  с золотом, - фыркнул парень. – Я получил пустой фургон и убийц на хвосте. Вы ловко провернули трюк, подбросив им документы на перевозку. Я заподозрил это с самого начала, когда ты предложил выдать золото банком, ссылаясь на закрытые хранилища. Теперь я понимаю, почему ты торопился закончить все в одни день и отказался переносить время. Информация уже была слита! А тот, кто подставлялся в Шереметьево? Чтобы подтвердить достоверность документов, нужен был живой дракон. Ты обещал ему все мое золото или только половину? Кстати, я слышал, его сильно поранили. Ты не боишься, что он пойдет по моему пути, если не получит обещанного?
Клинки мелькали как молнии. Сергей Сергеевич наступал, не ослабляя натиск. Парень защищался из последних сил. Полоски, медленно набухающие кровью, проступали на его одежде тут и там. Хромота Сергея Сергеевича не позволяла ему быстро передвигаться, и только это пока еще спасало парня от смерти. Но было видно, что он уставал.
Я как-то отстранено наблюдал за поединком. Так, словно меня на самом деле здесь не было, а происходящие события транслируются передо мной на телеэкране. Я даже не думал, что история с аттракционом, с которого все и началось, раскрывалась сейчас для меня совершенно с другой стороны. Я слышал только, как содрогающаяся в моих объятиях Ксанка в полголоса не переставая, твердила:
- Он убьет его… он убьет его… он только играет с ним… он убьет его…
Сергей Сергеевич с парнем продолжали смертельный танец, не переставая бросаться друг в друга обвинениями и оскорблениями. Казалось, прежде чем перейти к финалу им нужно выговориться до конца.
- Ты оскорбил меня! Ты угрожал мне смертью дочери! Ты должен был умереть! – взрыкивал Сергей Сергеевич, нанося удары.
- Я бы и умер, если бы не предусмотрел отвлекающего маневра, - отвечал парень. – Модифицированные баллоны с газом – отличная идея. Даже не имея возможности выдыхать огонь, я увел убийц за собой. Но риск оказался напрасным, фургон был пуст! Ты снова обманул меня!
- С чего взял? Убийцы забрали золото, пока ты носился по заводу.
- В фургоне не было золота, - слова сорвались с моего языка неожиданно даже для меня. Но парень в моих подсказках не нуждался.
- Ты продолжаешь врать даже сейчас! Я знаю, что в фургоне не было золота. Знаю! Хотя, - парень издал свой хрипло-клекочащий смех. – Ты использовал якобы бывшее в фургоне золото, чтобы заманить убийц сюда. И снова не просчитался.
- Откуда ты знаешь? Ты же уводил убийц от фургона.
- Там была твоя дочь!
- Я была там! – одновременно с парнем выкрикнула Ксанка.
- Ты заставил мою дочь помогать тебе? - взревел Сергей Сергеевич.
Неловкий удар, наносимый парнем, пришелся словно в каменную стену. Плавным движением, крутанув оружием, Си-Си отвел руку парня с мечом, в сторону и, сделав шаг вперед, стальным кулаком с размаху заехал парню в подбородок, отшвырнув его к той самой барной стойке, рядом с которой находились я и Ксанка. С гулким звуком парень ударился спиной о твердое дерево и съехал на пол. Звякнул выпущенный из ослабевшей руки меч. Ксанка заверещала:
- Нет! Стой! Нет!
Сергей Сергеевич повернулся к ней.
- Как ты могла? – выдохнул он. – Моя дочь… Как ты могла?
Я стиснул зубы. Конечно, как же я мог быть настолько недогадлив? О какой же еще дочери могла идти речь, когда девушка среди присутствующих всего одна? Выходит, Ксанка помогала ему. Все время была с ним заодно. А я, словно слепой Дон-Кихот, бился даже не с мельницами. С мороком с миражом, с ничем.
- Я люблю его! – выкрикнула Ксанка.
- Нет… - Сергей Сергеевич выглядел ошеломленным не меньше меня. – Ты… нет… ты не можешь…
- Я люблю его!
Сергей Сергеевич остановившимся взглядом уперся в точку перед собой. Опустив меч и опираясь на него, как на привычную трость, он чуть покачивался вперед и назад, одновременно медленно качая головой.
- Нет… ты не можешь…
- Я люблю его! – в третий раз выкрикнула Ксанка. – Я всегда любила его. И была с ним. Ив не похищал меня. Мы все проделали вместе. Я помогла ему на аттракционе. И потом, когда ты травил его словно зверя, я все равно была с ним. Я лечила его раны. Я должна была забрать золото из фургона, пока он отвлекал погоню. Вот откуда известно, что ты не выполнил своих обещаний. Ты всегда все делал все по-своему. Знал все лучше. Решал за всех. Но сейчас! Я просто! Люблю! Его!
Сергей Сергеевич переживал, должно быть, самый сильный шок в своей жизни. Я же лишь мельком отметил имя своего соперника – Ив. Ледяные когти впивались в мое сердце каждый раз, когда она произносила "люблю" и, судя по всему, Си-Си чувствовал себя не лучше.
Однако же его растерянность, похоже, прошла гораздо быстрее моей. В глазах Сергея Сергеевича зажегся опасный огонек. Он вскинул меч и шагнул к приходящему в себя после удара парню.
- Это ты! – выдохнул Си-Си. – Ты не только украл у меня дочь. Ты похитил ее разум! Ты должен умереть.
Острие меча Сергея Сергеевича смотрело точно в горло Иву. Тот не отодвинулся, не попытался уклониться. Лишь выдавил усмешку на окровавленных губах.
- Нет! – закричала Ксанка. И прошептала чуть слышно, моля. – Влад! Сделай что-нибудь!
Но что я мог сделать? Кто он мне? Дракон. И в прямом и в переносном смысле. Это же дракон. А я должен уничтожать драконов. И почему я вообще должен помогать сопернику? Быть может, прошуршала под коркой мыслишка, после его смерти все и образуется. И я, так или иначе, добьюсь своего. Вмешаюсь – умрем мы оба, сомнений нет, а так, еще остается шанс вывести Ксанку и уйти самому.
Я как завороженный следил, как набирает движение острие меча. Как тянется оно, словно живое, к нежной коже на горле парня. Еще секунда и брызнет кровь. Еще секунда…
Оттолкнув Ксанку, я изо всех сил обрушил меч, который все еще сжимал в руке, на лезвие летящего клинка, сбивая удар. Клинок впился в дерево. Си-Си пошатнулся, но удержался на ногах.
- Ты! Пожалеешь! – зарычал он, выдергивая меч из дерева.
Но я уже не слушал. Обрушивая не него град ударов, я наступал, пытаясь сдвинуть его с места, отвлечь от жертвы, переключить внимание на себя. Однако его мастерство фехтования, очевидно, превышало мое, как небоскреб превышает хибару. Несколько ударов и я шкурой почувствовал, что не успеваю отбить его меч, и сейчас холодная сталь вопьется мне в грудь.
Звон, скрежет металла и удар, направленный мне в сердце, отбит. За эти несколько секунд Ив успел подняться, подхватить оброненный меч и встать рядом со мной. Мы одновременно шагнули вперед, занося клинки.
Я наносил беспорядочные удары сам не понимая, зачем и для чего. Я не стремился убить Сергея Сергеевича. Я совершенно не понимал что делаю, действуя в какой-то прострации. Просто потому, что меня попросила Ксанка…
Сила натиска двоих оказалась превыше мастерства одного. Сергей Сергеевич отступил. Удерживая меч поднятым, он процедил сквозь зубы:
- Вот значит как? Ну что же. Отличие мастера в том и заключается, что он способен предусмотреть все. Ты, - он указал острием на Ива. – Ты, говоришь, посылал свой зов? Теперь попробую я.
Сергей Сергеевич приложил левую ладонь рупором ко рту. Зал наполнился низким призывным воем, сразу напомнившим мне аттракцион. Но разве человеческое горло способно издать подобный звук? Сергей Сергеевич ухмыльнулся и шагнул к колонне, прислонившись к ней спиной. Я закрутил головой, ожидая появления. Кого? Не знаю. Но не удивился бы и драконам.
И как накаркал…
Глядя на Сергея Сергеевича, я краем глаза на заднем плане заметил черные точки. Си-Си находился как раз между нами и огромным панорамным окном, сквозь стекло которого я их и увидел. Точки быстро увеличивались в размерах, и скоро я уже мог рассмотреть крылья, длинные шеи, плотно прижатые к туловищам лапы. Сердце екнуло и со свистом провалилось в желудок. Ив, раньше меня сообразивший, что сейчас произойдет, сбил с ног Ксанку и увлек ее под прикрытие барной стойки. Я же на секунду замешкался.
Огненный вал ударил в окно, начисто вынося стекла и рамы. Вокруг меня шрапнелью засвистели осколки. От потоков испепеляющего пламени меня спасло лишь то, что удар был направлен чуть под углом и не в мою сторону. В туже секунду я перевалился животом через стойку, ища укрытия. Новые волны огня заполнили зал. Обшивка на стенах, деревянные и пластиковые панели, все, что могло гореть, все, что попадало под алые струи – пылало. Стойка, послужившая укрытием нам троим, с грохотом раскололась. Языки огня побежали по дереву.
Выкатившись из-под горящих обломков с одной стороны, я заметил, что Ив выволок Ксанку с другой. Пылал весь зал. Но хорошо хоть огненные удары прекратились. Я бросил взгляд в проем, на месте которого несколько секунд назад еще было окно. Драконы заходили на посадку. Один. Два. Три. Пять.
Драконы, приближаясь к проему, складывали крылья и на манер огромного ядра влетали внутрь, тут же, еще в полете трансформируясь в человека. Я стоял, начисто сраженный невиданным зрелищем. Смотрел, как складываются крылья, исчезают перепонки, втягиваются когти, утончаются лапы и укорачивается шея. Еще мгновение назад летел дракон, а вот уже на ноги, упруго перекатившись, поднимается человек. В последнюю очередь изменялась голова. От жуткого вида того, как вытянутая клыкастая морда истончается, превращаясь в человеческое лицо меня передернуло.
Драконы превращались столь быстро, что не прошло, наверное, и минуты, как перед нами вместо пяти драконов стояли пять человек. Все они были одеты в облегающие кожаные костюмы. И каждый держал в руке обнаженный и готовый к бою меч. Я успел еще мимолетно удивиться, каким же образом они превращают оружие и одежду? По моему мнению, сформированному фантастическими фильмами, любые трансформации должны происходить обнаженными. Но времени порассуждать об этом не оставалось.
Сергей Сергеевич отклеился от колонны, которая защищала его от огня, и указал не нас:
- Убейте их обоих!
Предводитель драконов, высокий черноволосый мужчина, двинулся вперед. В том, что это был именно вожак, сомневаться не приходилось, остальные четверо выстроились в ряд позади него. Один шаг. Другой. Я словно кролик перед удавом, глядел в его темные блестящие глаза и поэтому не заметил начало движения меча. Лишь вскинутую руку. Жуткий всхлип.
Сергей Сергеевич повалился на бок, выронив трость-меч, зажимая руками рану в боку. Черноволосый остановился над ним.
- Нет! – что есть мочи завизжала Ксанка. Ив едва успел перехватить и удержать ее, изо всех сил прижимая к себе.
Сергей Сергеевич действительно был мастером и успел отпрянуть, краем глаза уловив предательский удар. Именно поэтому меч черноволосого не проткнул его насквозь, а только разворотил бок. Или же он просто не доверял совершенно никому. Зажимая рану, он пытался отползти.
Черноволосый с размаху пнул Си-Си под ребра, отбросив его на несколько шагов по направлению к оконному проему. Снова приблизился. Сдавленный вскрик и Сергей Сергеевич откатился еще дальше. Си-Си не мог не то, что защититься, в его глазах, наполненных болью, читалась смертельная обреченность. Из раны толчками выбивалась кровь. Но он не стонал, не молил о пощаде. Лишь когда его тело оказалось на самом краю, он бросил взгляд на нас, хрипя:
- Я предусмотрел все варианты. Лифт…
Черноволосый не дал ему закончить. Чуть наклонившись над Сергеем Сергеевичем, он зло бросил:
- Нам надоели твои вечные игры! Смертельно надоели!
И распрямился, занося ногу. Еще мгновение Сергей Сергеевич удерживался на краю, цепляясь за торчащий обломок арматуры, но пальцы его соскользнули, и он перевалился наружу. Только что, показавшийся мне всесильным, человек исчез из жизни вот так просто, по воле другого человека. Ксанка кричала, извиваясь в руках Ива.
Черноволосый несколько мгновений смотрел вниз, провожая взглядом падающее тело, после чего повернулся к нам.
- Всех убить! – скомандовал он, махнув кистью.
Я попятился, поднимая меч, вместе с тем понимая, насколько это бесполезно. Ив, не выпуская Ксанки их рук, вскинул оружие. В глазах приближающейся к нам пятерки драконов я не заметил ни тени опасений по поводу клинков в наших руках. Лишь предвкушение нежданной забавы.
Чья-то тяжелая рука опустилась мне на плечо. Не успел я оглянуться, как оказался отброшен назад. Спина человека в черной форме возникла передо мной.
- Кажется здесь праздник, а нас не пригласили, - раздался откуда-то слева голос Ильи.
Контролеры! Я совершенно забыл о том, что они находились здесь же в ресторане и шквал огня, заливший зал, не мог не привлечь их внимания.
- К оружию, - по голосу я узнал Линя. Он лично прикрывал меня.
Зарегистрирован

bayan4.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #63 от 17.04.2010 в 00:57:26 »

- Убейте всех! – взревел черноволосый дракон, бросаясь вперед.
Свистнули выпущенные из арбалетов стрелы. Черноволосый играючи, как-то картинно лениво, отмахнулся мечом, словно от надоедливых мух. На перезарядку и повторный выстрел времени не оставалось. Противники сблизились. Зазвенел металл.
Предводители сошлись в дуэли чуть в стороне от общей группы. Линь орудовал длинным, в половину его немалого роста мечом, черноволосый дракон размахивал полуторным клинком, казалось бы, гораздо более удобным в ограниченном пространстве. Но Линя кажущееся преимущество соперника не волновало. Ибо оно действительно было кажущимся. Держа меч одновременно за рукоятку и перехватывая за лезвие, Линь орудовал им словно палкой, но так, что клинок, казалось, змеей обвивал его тело. Такого мастерства я не видел даже в кино. Любой удар черноволосого блокировался, выпад – отбивался. А время от времени, стальная змея превращалась в копье, молнией выстреливающее в сторону дракона, не подпуская его, грозя то с одной стороны, то с другой.
У остальных драконов дела обстояли не лучше. Если в первую минуту по их усмешкам можно было предположить, что они не считают противников за достойных и готовы снести их одним махом, то яростный звон стали быстро убеждал в обратном.
Количество противников оказалось равным с каждой из сторон, и перевес могло дать только личное мастерство. Драконы предпочитали одиночный бой и поэтому рассредоточились, по залу насколько возможно, Контролеры же, привычно отрабатывая командное взаимодействие, с успехом бились в группе, образовав строй похожий на полукруг о который тщетно разбивались волны драконьей атаки.
Я же, как и во время дуэли Сергея Сергеевича с Ивом, оказался несколько в стороне от общей свалки. Лезть в драку, где я сквозь стальную завесу с трудом-то и противников мог различить, с моими навыками фехтования казалось безумством. Я перевел взгляд на Ива, все еще прижимающего Ксанку к груди и медленно отступающего к лестнице. Оба старались закрыться от бушевавших вокруг языков пламени. Ив встретился со мной взглядом, глаза его сверкнули:
- Мы еще не закончили, - процедил он сквозь зубы, выставив в мою сторону меч на вытянутой руке. – Еще встретимся, и тогда уже до конца…
- Стой! – вдруг закричал я. – Подожди!
Ив замер.
Что мелькнуло в моей голове, какая цепочка нейронов сработала? Осознанного движения не было, я действовал по какому-то невероятному наитию.
Держась подальше от обгоравших стенных панелей, я подскочил к круглой тумбе межярусного лифта, ударив по кнопке. Естественно, ничего не произошло. Чертыхнувшись про себя, я поискал глазами, чем можно было разжать закрытые двери. И не найдя ничего лучшего, всадил в щель раздвижных дверей лезвие собственного меча.
Тонкий клинок выгнулся дугой, но и двери чуть стронулись с места. Однако на то, чтобы преодолеть сопротивление пружин моих сил не хватало.
- Помоги же! – крикнул я Иву, впрочем, не очень рассчитывая на него.
И он, к моему удивлению, оставил Ксанку. И подскочив ко мне, вцепился пальцами в расширившуюся щель с другой стороны. Что повело его? Заставило отказаться от привычного бегства? Такое же наитие, как и меня?
Я налег изо всех сил, Ив потянул вторую створку на себя. Двери лифта со скрипом разошлись. В немом изумлении мы застыли на пороге. В лифте стояла тележка. Широкая, низкая. На таких строители обычно возят кирпичи или цемент. Но эта тележка была загружена золотом. В несколько рядов, аккуратно уложенные слитки алели, отражая бившееся за нашими спинами пламя.
Сергей Сергеевич действительно предусмотрел все варианты. Даже тот, при котором золото придется-таки отдать. Вот только удара в спину предугадать не смог.
Я перевел взгляд на Ива. Тот пожирал вожделенное золото глазами, не имея сил оторваться. Я оставил его наслаждаться обретенным богатством. Приблизился к Ксанке. Взял ее безвольные руки в свои.
- Он получил, то к чему стремился, - я заглянул ей в глаза.
Ксанка кивнула.
- Теперь ты не обязана помогать ему. Ксанка! Останься со мной! – прошептал я.
Она мягко высвободила ладони из моих рук.
- Ты любишь его, я знаю, - продолжал горячо шептать я. – Но ты не понимаешь кто он. Он же дракон! Как ты будешь? С ним? Ты не сможешь быть с ним. Ксанка! Останься со мной! Ты не сможешь быть с ним! Останься, Ксанка!
Она покачала головой, на фоне бушующего огня ее кудрявая голова казалась охваченной пламенной короной. Мягко, совершенно не так, как говорила обычно, он шепнула в ответ:
- Прости, Влад! Ты хороший человек. Ты все делал правильно. Ты не понимаешь… Но ты поймешь…
Что же я должен понять?
Легонько толкнув пальцами в грудь, Ксанка вынудила меня отступить. Поднесла ладони к ушам, вынула и уронила на пол сережки. Ее длинные тонкие пальчики опустились ниже, пробежали по пуговкам блузки, расстегивая. Легкая ткань спланировала вслед за сережками. Ксанка расстегнула пуговицу на джинсах и выступила из упавшей ткани, заодно скинув изящные туфли. Трусики и лифчик упали на пол последними.
Я смотрел на ее прекрасное обнаженное тело, не отрываясь. Стальные клещи сжались где-то внутри, не давая шевелиться, говорить, дышать. Я мог только смотреть.
Босиком, не обращая никакого внимания на ковер из битого стекла, устилавший пол, Ксанка вошла в лифт. Прикоснулась пальцами к слиткам, наваленным на тележку, нежно провела по ним ладонью. На мгновенье опустилась на колени и гордо выпрямилась, вступив на сверкающую груду подобно королеве восходящей на царский престол. Подняла руки вверх и застыла. Нагая и невообразимо прекрасная.
Охваченный оцепенением я смотрел, как начали золотиться ее ступни. Как замерцали охваченные золотым сиянием ее лодыжки. Как золотая волна, жадно поглощая каждый сантиметр ее кожи, устремилась вверх, обтекая все тело от кончиков пальцев до прядей завитых волос.
Сложенные пирамидой слитки тускнели, отдавая Ксанке свой солнечный блеск. Темнели и распадались черным пеплом. И в тот момент, когда последняя золотая крупинка распалась прахом, Ксанка начала превращаться.
И лишь тогда до меня дошел смысл ее слов.
Она была… Она… Я не мог допустить это и в мысли. Она была…
Золотые крылья раскинулись, тонкая шея изогнулась, фасеточные, подобные ограненным алмазам, глаза мигнули. Трубный рев заполнил зал.
Круша когтями камень, ломая стены, Ксанка золотым болидом рванулась наружу. Мощнейший толчок и солнце ослепило меня, отразившись от сверкающей шкуры. Позади изломанная кабина лифта с гулким воем унеслась вниз по шахте. Но мой взгляд был намертво прикован к золотому сиянию в небесах.
Завершив огромную петлю вокруг башни, золотой дракон унесся в облака.
Вот кажется и все…
Конец пути, Одиссей. Последняя остановка. Слезай, приехали.
Я повернулся к Иву. Грустно усмехнулся:
- Кажется, мы все-таки закончили. Тебе осталось уладить мелочи. Со своими, - я дернул головой в сторону драконов.
В его глазах сверкнули отблески пожара.
- Жизнь золотого дракона священна! – проревел он, бросаясь мимо меня к проему.
Словно в замедленной съемке я видел, как он отталкивается от края, взмывает в воздух и начинает превращаться. На мгновение человеческая фигурка скрылась из глаз, но секунду спустя проем заслонили зеленые крылья. Дракон стремился туда, ввысь, где ждала его, купаясь в солнечных лучах, золотая подруга.
Петля. Нырок и кувырок. Зеленые крылья переплелись с золотыми. Драконы исчезли, уходя с Изнанки, и снова появились. Обнимая небо, растворяясь в нем без остатка, и растворяя небо в себе.
Захваченный невиданной красотой драконьего полета, я не мог отвести слезящихся глаз от режущей небесной голубизны, боясь потерять, выпустить хоть на мгновенье из поля зрения едва заметные точки. Зеленую и золотую.
Рухнувший под ноги кусок горящей панели, словно выдернул меня из плена прекраснейшей сказки. Я неожиданно осознал, где нахожусь. Стряхивая с одежды обжигающие искры, я оглянулся.
Драконы улетали. Одни за другим, бросаясь в окно, преображаясь, взмывая на распростертых крыльях. Сердце кольнуло страхом, но никто из них и не подумал погнаться за точками, мелькающими в небе. Драконы уходили низко, круто пикируя прямо к земле, изгибая крылья в бреющем полете.
Контролеры не стреляли вслед. Четыре черные фигуры склонились над пятой, распростертой на полу в луже крови. Линь при помощи Светы, маски уже скинуты, лица открыты, лихорадочно перетягивал грудь лежащему повязкой. Внутри меня все сжалось, когда, приблизившись, я разглядел бледное, без единой кровинки лицо Леши-маленького.
- Берите его, осторожно, - приказал Линь. Илья и Вася с разных сторон подхватили Лешу под руки. Его голова безвольно моталась, полоски ткани, наложенные на грудь, уже пропитались кровью.
- Выход! Леша! Алексей! Выходи! Ну же! Давай! Ты справишься! – молила Света в его застывшие глаза.
Леша судорожно вздохнул, плюнул кровью. Дернул, словно тряпичная кукла руками. И исчез. Вышел.
Вася с Ильей исчезли мгновением позже. Успели ли он подхватить его, не дать упасть? Я зажмурился и вышел следом за ними.
Открыв глаза, я обнаружил, что вышли все. Но обстановка здесь была не лучше. Как и на Изнанке повсюду пылало пламя. Сильный ветер, сквозняком врывающийся в выломанное окно, чудовищно раздувал пожар. Горло, и без того забитое гарью и дымом, словно утратило способность проталкивать в легкие воздух. Под ногами хрустели осколки стекла, ноги путались в обломках столов и мебели. Повсюду тлели остатки штор и скатертей. Казалось невозможным ступить ни шагу. Хорошо хотя бы, что в зале не было никого из людей. Спасаясь от угрозы пожара, посетители и персонал успели убежать.
- Туда, к лестнице. К большому лифту, - командовал Линь. – Все здесь? Света, Влад? Так, вперед!
Ожила рация Линя.
- Прием! Прием! Что там у вас? – сквозь помехи пробивался голос Леши-большого. – Как обстановка? Электроника отказывает. Половина камер вышли из строя. Башня горит! Люди бегут.
- Порядок, - бросил Линь в трубку. – Мы спускаемся.
Сквозь пылающие завалы Илья и Вася уже тащили безвольное тело Леши к выходу. Ботинки грохотали по металлической лестнице. Линь, Света и я двигались следом.
Здесь, ниже очага пожара на два яруса, уже можно было дышать. Обожженное лицо овеяло приятным холодком. Слезящиеся глаза не ело открытое пламя. Но жуткий грохот пожара и рев открытого огня проникал и досюда. Я споткнулся, задев плечом и чувствительно приложившись виском об угол. Мне показалось, или пол башни накренился? Отступивший, было, ужас вернулся – что если башня рухнет вместе с нами? Нужно бежать! Немедленно! Колени дрогнули, ноги чуть не подкосились, но я заставил себя двигаться вперед. Следом за Линем, Светой и несущими безвольную ношу Ильей и Васей. Хотелось повалиться на пол, забиться в ужасе куда-нибудь под стол и крепко накрепко зажмурить глаза. Но, понимая, что спасение только в быстроте, я продолжал идти.
Нам повезло, лифт по нажатию кнопки, гостеприимно распахнул двери. Забившись в кабину, Контролеры сосредоточили внимание на раненном товарище. Я же не находил на это сил, про себя я думал лишь об одном - как бы не оборвался трос.
Когда мы пересаживались во второй лифт, я уже ясно чувствовал наклон. Все незакрепленные вещи съезжали, с грохотом ударяясь о стены. Повсюду под ногами валялось разбитое стекло.
Удачно спустившись и на втором лифте, мы остановились перед последним. Двери его оказались открыты, но никакой реакции на нажатие кнопок добиться не удалось. Кабина намертво застряла.
- По лестнице! – скомандовал Линь, вышибая ударом ноги металлическую дверь.
Настолько быстро, насколько это вообще возможно, мы ринулись по ступенькам вниз. Здесь, у основания телебашни, лестницы была самые обычные. Широкие, каменные. Что давало возможность удобно нести Алексея, почти не тревожа. Первым шел Линь, открывая двери, или выбивая их, если замок оказывался заблокированным. Следом Илья и Вася. Мы со Светой оказались замыкающими.
Башня ощутимо кренилась. С жутким свистом, срывая декоративные панели, мимо нас пролетел оборванный конец стального троса-тяжи. Такие тросы, собственно, и удерживали башню от падения. Мое сердце бешено колотилось от страха. Боялись ли остальные, мне не дано знать, но мчались по лестницам мы что есть мочи.
Удивительно, как Света услышала крики, и остановила Линя, указав на дверь, выходящую на очередной этаж. Мощный удар, створки отлетели, и теперь я тоже услышал невнятные завывания. Шахта лифта проходила как раз рядом с лестницей и крики исходили оттуда.
То, что мы с Ивом делали вдвоем, Линь легко сделал в одиночку, отжав раздвижные двери. Кабина находилась точно между этажами. В узкую щель, оставшуюся между полом и крышей лифта просунулись руки, цепляясь за кафель. Застрявшая женщина выла от страха, моля о помощи.
Протащить ее сквозь узкую щель, очевидно, было невозможно, и Линь ступил на крышу лифта, чтобы добраться до люка в ее центре. Но не успел он перенести свой вес, как кабина с жутким скрежетом поползла вниз. Линь отпрянул. Лифт перестал сползать. Илья, оставив Лешу в руках Васи, одним прыжком вскочил на крышу лифта. Покачнулся, но удержался на ногах. Какой то миг кабина оставалась неподвижна, и вдруг разом ухнула вниз на пол метра.
Как мы смогли проделать это за те секунды, что еще оставались у нас? Вася выпустил Лешу, мы со Светой с двух сторон едва успели подхватить его, оберегая от падения. Вася же единым рывком вырвал из стены стальную палку поручня и всадил ее между противовесом лифта, как раз оказавшимся напротив, и стеной шахты, наваливаясь на нее всем весом, удерживая кабину. Линь ухватился за поручень выше, помогая. И этих выигранных секунд оказалось достаточно, чтобы Илья успел открыть люк, выдернуть за руки женщину в голубом костюме уборщицы, вскинуть ее наверх и выпрыгнуть сам.
Стальной поручень вырвался из рук Васи и Линя, пропеллером взмыв вверх, пробил потолок. Кабина провалилась, несколькими этажами ниже раздался оглушительный грохот.
Не медля больше ни секунды, Линь подхватил спасенную женщину, перекинул через плечо. Вася с Ильей вновь взялись за Алексея, и мы ринулись вниз по лестнице. Пробегая этажи, ударяясь о стены, поддерживая друг друга, мы мчались из последних сил. Продравшись сквозь вестибюльные двери, мы выбрались, наконец, из ставшей ловушкой башни, но продолжали бежать не останавливаясь, пока не врезались в плотную толпу, собравшуюся за наспех организованными ограждениями.
Только здесь и сейчас я почувствовал себя в безопасности. Завывали сиренами автомобили милиции, мелькали спины, одетые в форму "МЧС" и пожарников. Истекающего кровью Лешу и потерявшую сознание спасенную уборщицу подхватили надежные руки и увлекли к машинам скорой помощи. Со всех сторон меня теребили, дергали, о чем-то спрашивали. Кто-то накинул мне на плечи совершенно не нужное одеяло. Под натиском человеческой толпы страх, снедавший меня, испарился бесследно.
Я проводил глазами оглушительно сигналящую карету "скорой", в которой находился Леша и сопровождавшие его Линь и Света. Илья и Вася уже исчезли из виду, затерявшись в толпе. Сунув кому-то в руки одеяло, я начал выбираться из этого столпотворения.
Оставив за спиной шум толпы, я шел. Просто шел, задрав голову кверху. Но не к накренившейся башне озаренной отблесками пламени, как можно было подумать, был направлен мой взгляд.
Я смотрел на облака. На облака, служившие сейчас постелью той, кого я любил. И что самое удивительное, я не замечал в себе сейчас ни горечи, ни гнева. На душе легко и чисто, словно в пламени дракона истлели, распались невесомым пеплом разом все чувства, оставив небывалое спокойствие и свободу.
Я, не мигая, глядел на солнце, отыскивая за его сиянием черные точки драконьих крыл. Как там говорят? Если любишь – отпусти? Я отпускал ее в безбрежное небо. Мою любовь. Моего золотого дракона.
Я отпускаю ее, и я отпускаю тебя. Мой противник, мой враг, мой соперник. Мой дракон. Будьте счастливы.
А как же уничтожение драконов? Война до последнего? Ведь я – Контролер. Я пожал плечами. Ну и что? Если уж Контролеры, для которых одна человеческая жизнь не дороже песчинки, не могут не рискнуть собственной ради ее спасения, и я могу позволить себе быть великодушным.
Останусь ли я с ними, смогу ли и дальше убивать, зная, что под мой клинок, быть может, попадут и Ее дети? Быть может. А быть может, и нет. Будущее рассудит.
А сейчас я просто шел. Расталкивая прохожих, не обращая внимания на машины и светофоры. Шел и не отрывал взгляда от облаков. Как там у Диккенса? Иногда люди видят облака похожие на драконов? Сегодня любой, кто догадался поднять повыше взгляд, мог видеть в небе драконов. Драконов, похожих на облака.
Зарегистрирован

bayan4.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #64 от 17.04.2010 в 00:59:14 »

Уф, вроде все :)
Зе енд :)
 
Есть еще мысли на тему, не вошедшие в то, что написалось, но это уже, как говорится, другая история :)
Зарегистрирован

bayan4.gif
Дядя Боря
[Скелет Старого Кота]
Прирожденный Джаец

Дурка этот форум :)


WWW

Пол:
Репутация: +841
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #65 от 17.04.2010 в 02:20:22 »

Закрутил... Хорошо так закрутил... Теперь сократи до нормального размера, но чтобы всё осталось понятным - и получишь шедевр. Или - наоборот, сделай роман, первый их "драконьего" цикла, а сюжетов на остальные - в твоих рассказах - уже навалом.
Зарегистрирован

%C4%FF%E4%FF%20%C1%EE%F0%FF.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #66 от 17.04.2010 в 03:05:03 »

2Дядя Боря:  
Отвечаю здесь ту часть вопроса, которая в лингвистике не по теме :)
 
Почему "Контролеры перемен" я вроде объяснил систему при первой встрече ГГ с главой Контролеров. Контролеры не контролируют драконов :) Они контролируют себя. Определенным усилием запускают некий механизм изменения собственного восприятия действительности так, что видят и действуют на базовом уровне реальности не воспринимая те изменения, которые и делают из базового мира наш реальный мир. Отсюда и "Контролеры изменений" но так мне показалось звучит не очень красиво поэтому заменил на синоним "перемен".
Зарегистрирован

bayan4.gif
Дядя Боря
[Скелет Старого Кота]
Прирожденный Джаец

Дурка этот форум :)


WWW

Пол:
Репутация: +841
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #67 от 17.04.2010 в 03:13:05 »

17.04.2010 в 03:05:03, Force_Majeure писал(a):
я вроде объяснил систему при первой встрече ГГ с главой Контролеров
Дык это когда было? Полгода назад?  ;) Сокращай текст (или - раздувай, по себе знаю, что чаще написать больше легче, чем сократить), и ищи ещё один синоним - для всего выражения "Контролёры перемен"...
« Изменён в : 17.04.2010 в 03:14:34 пользователем: Дядя Боря » Зарегистрирован

%C4%FF%E4%FF%20%C1%EE%F0%FF.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #68 от 17.04.2010 в 04:46:50 »

2Дядя Боря:  
По поводу объема, пока ехал с работы - думал. Так ничего и не придумал....
Пока писал, на объем не ориентировался. Как писалось так и писалось.
Кстати довольно удивительно, что разбиение получилось примерно на одинаковые части :)
Сокращать до нормального рассказа как то душа не лежит. Вроде сейчас все по делу, "воды" нет.
Увеличивать? Лить "воду"? Тоже как-то не хочется.
Единственный вариант наверное - дописать мысли, которые не легли в канву и то, что уже родилось на основании написанного в отдельную большую часть? Но на это опять потребуется много сил.
Честно, вообще с трудом понимаю, как работают профессиональные писатели. Даже вот этот относительно небольшой объем при написании у меня вызывал трудности. Мысли наплывали одна на другую, в то время как описываешь один эпизод, остальные толкаются в голове, все одновременно просятся "на бумагу". Или когда пишешь уже более поздний фрагмент, вдруг возвращаешься мыслями к предыдущему и думаешь, что все не так и должно быть по другому... В общем сложно. Завидую проф-писателям :)
Так что буду ли писать еще большой объем, пока не решил...
« Изменён в : 17.04.2010 в 04:47:47 пользователем: Force_Majeure » Зарегистрирован

bayan4.gif
Дядя Боря
[Скелет Старого Кота]
Прирожденный Джаец

Дурка этот форум :)


WWW

Пол:
Репутация: +841
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #69 от 17.04.2010 в 05:02:40 »

17.04.2010 в 04:46:50, Force_Majeure писал(a):
как работают профессиональные писатели.  
Как сейчас - не знаю. Раньше - писали и переписывали, много-много раз. Даже если черновики Пушкина поглядеть - там на каждом листе 95% зачёркнутого, и лишь чуть-чуть - результата. Может поэтому и стих у него был такой "лёгкий"?
Зарегистрирован

%C4%FF%E4%FF%20%C1%EE%F0%FF.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #70 от 17.04.2010 в 05:25:25 »

17.04.2010 в 05:02:40, Дядя Боря писал(a):
если черновики Пушкина поглядеть - там на каждом листе 95% зачёркнутого, и лишь чуть-чуть - результата. Может поэтому и стих у него был такой "лёгкий"?  

Да, здесь как и везде, 10 процентов удовольствия и 90 грязной работы.
Я наверное слишком ленив, хочу эти десять себе, а 90 как-нибудь никогда :)
Зарегистрирован

bayan4.gif
Дядя Боря
[Скелет Старого Кота]
Прирожденный Джаец

Дурка этот форум :)


WWW

Пол:
Репутация: +841
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #71 от 17.04.2010 в 07:18:24 »

2Force_Majeure: В старину - оно что им ещё делать то было? Ни тебе компа, ни телеящика, ни трахтомобиля... Неспешно жили, вот и перемарывали стопитьсот раз. А какие рОманы тискали! Длинные, неторопливые, про всё на свете (Войну и Мир читал? А я - ни асилил...)
« Изменён в : 17.04.2010 в 07:19:08 пользователем: Дядя Боря » Зарегистрирован

%C4%FF%E4%FF%20%C1%EE%F0%FF.gif
Force_Majeure
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +526
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #72 от 17.04.2010 в 08:58:56 »

2Дядя Боря:  
А интересно, есть хоть кто-нибудь, кто асилил ))
Я так тоже нет. Комментарии, чтобы оценку получить чуть выше пары и все )
А вот объемы вроде бы раньше меньше были. Это сейчас 40 листов по 15 кил романом считается. А раньше вроде меньше хватало.
Зарегистрирован

bayan4.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #73 от 19.04.2010 в 21:33:36 »

2Force_Majeure: Хорошая концовка, закрученная. Не всё правда понятно, например почему СС так хотел угробить Ива, но в целом очень хорошо по моим простым меркам.
 
З.Ы. Фасеточне глаза по-моему только у насекомых, у драконом они как у земноводных нормальные должны вроде быть. Ну и очепяток есть пара в тексте.
 
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #74 от 20.04.2010 в 01:32:48 »

19.04.2010 в 21:33:36, jarni писал(a):
Хорошая концовка, закрученная. Не всё правда понятно, например почему СС так хотел угробить Ива, но в целом очень хорошо по моим простым меркам

Спасибо!
Си-Си прозрачно намекает об этом еще в кафе у вокзала. Ив слишком активно вмешивался в дела самого Си-Си слишком рьяно рвался к обладанию золотом. А золото у всех драконов больное место :)
 
 19.04.2010 в 21:33:36, jarni писал(a):
Фасеточне глаза по-моему только у насекомых, у драконом они как у земноводных нормальные должны вроде быть. Ну и очепяток есть пара в тексте

Мне такие глаза больше нравятся. Знатоков анатомии драконов не много в наше время, на неточности не поймают :)
Ошибки потихоньку буду вылавливать, когда буду перечитывать текст. Сейчас хочется паузы, переключиться на что-нибудь другое :)  Правда потом может возобладать желание заняться продолжением а не чисткой :):)
Зарегистрирован

ban.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #75 от 20.04.2010 в 01:48:21 »

2Korchy:  20.04.2010 в 01:32:48, Korchy писал(a):
слишком рьяно рвался к обладанию золотом
Дык золото он не для себя хотел, а для любимой. Больше похоже что Си-Си не нравился партнёр для дочери.
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #76 от 20.04.2010 в 02:33:53 »

20.04.2010 в 01:48:21, jarni писал(a):
Дык золото он не для себя хотел, а для любимой.

Они же вместе, так что и для себя тоже :) Притом Си-Си этими тонкостями не задавался. Хотел-то Ив, а для кого, Си-Си не волновало.
Зарегистрирован

ban.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #77 от 20.04.2010 в 03:09:46 »

2Korchy: Не, мне оно после прочтения совсем иначе показалось, там что-то личное, не в золоте, ведь Ксанка то ему сказала что любит Ива, и что, ноль реакции, всё равно замочить. Золото то им только для сношения нужно, а значит только за золото он его не мог ненавидеть. Да и самого Си-Си свои же хлопнули, потому что он их уже задолбал, значит тот ещё параноик-маразматик был. Вобщем личность нераскрыта, может персонаж для другой истории?.. ;)
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Дядя Боря
[Скелет Старого Кота]
Прирожденный Джаец

Дурка этот форум :)


WWW

Пол:
Репутация: +841
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #78 от 20.04.2010 в 03:58:43 »

2jarni: у меня создалось впечатление, что Ксанка - дочь Си-Си, а он её (ранний) брак не одобрямс. Ну - отцы и детки, вестимо, вечная тема... Как и тести, тёщи и прочие свекрови со снохами.  
 20.04.2010 в 03:09:46, jarni писал(a):
Си-Си свои же хлопнули,
А вот нигде не написано, что он - помер. Так что - полетает ещё, ИМХО, недаром Никита ник сменил - муки творчества его корчат...  :)
Зарегистрирован

%C4%FF%E4%FF%20%C1%EE%F0%FF.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #79 от 20.04.2010 в 05:33:26 »

20.04.2010 в 03:09:46, jarni писал(a):
Не, мне оно после прочтения совсем иначе показалось, там что-то личное, не в золоте, ведь Ксанка то ему сказала что любит Ива, и что, ноль реакции, всё равно замочить

Ненависть в последней редакции, никакие доводы не воспринимаются.
 
20.04.2010 в 03:09:46, jarni писал(a):
может персонаж для другой истории?

20.04.2010 в 03:58:43, Дядя Боря писал(a):
А вот нигде не написано, что он - помер. Так что - полетает ещё

Признавайтесь, где аппарат для телепатии надыбали?
Зарегистрирован

ban.gif
Дядя Боря
[Скелет Старого Кота]
Прирожденный Джаец

Дурка этот форум :)


WWW

Пол:
Репутация: +841
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #80 от 20.04.2010 в 05:38:45 »

2Korchy: Просто из твоей истории видно, что и драконы, и контролёры - народ живучий, да и перекидон по измерениям им, похоже, помогает. Раз Ив с проткнутой грудью - жив и почти здоров, то и Си-Сине не впервой дырку в брюхе зарабатывать, а историю о том, как он охромел, ты, наверное, тоже уже задумал - к пенсии накропать? :)
« Изменён в : 20.04.2010 в 05:39:29 пользователем: Дядя Боря » Зарегистрирован

%C4%FF%E4%FF%20%C1%EE%F0%FF.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #81 от 20.04.2010 в 06:01:12 »

20.04.2010 в 05:38:45, Дядя Боря писал(a):
сторию о том, как он охромел, ты, наверное, тоже уже задумал - к пенсии накропать?

Историю пока в явном виде нет, но убивать действительно не хотел, поэтому и сделал его выход из эпизода неоднозначным.
Скорее уже на пенсии :) Вот тогда времени будет свободного навалом и можно будет все время сочинять :)
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #82 от 30.08.2010 в 21:11:57 »

Нужно все же выложить мысли, оставшиеся с первой части, на бумагу. Иначе они сгрызут мой мозг изнутри :)
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #83 от 30.08.2010 в 21:12:25 »

Иллюзия контроля
 
- И все же, почему ты не остался работать в банке?
В ответ я промычал что-то мало-членораздельное. Притиснутый к окошку мчащегося по шоссе автомобиля, я занимался привычным делом – увиливал от вопросов на личные темы.
- Нет, ну а все-таки? – Илья не отставал. – Нормальная зарплата, непыльная работа. Всего-то пару раз в неделю на дежурстве отсидеть. Что тебе в твоем ведомстве, медом намазано? Вкалываешь каждый день за копейку. А так, глядишь, уже бы машину купил.
- Ага, вот к чему все это, - ухватился я за представившуюся возможность. – Прижали богатыря к стеночке.
- Ну, а ты как думал? – смутить Илью никогда не удавалось. – Ехали бы сейчас свободно, с комфортом. А тут?
Илья, с трудом повернувшись, ткнул Васю под ребра. Тот, не отрываясь от поглощения пирога, попросту расправил плечи, отчего мы с Ильей ощутимо выдохнули.
- Полегче, медведь! Без потомства оставишь! – застонал Илья. – Какой ты Хомяк? Медведь ты, самый настоящий!
С передних сидений раздался хохот, Леша не удержал руль, и машина вильнула, вызвав истошное гудение соседей по дороге.
Нельзя сказать, что в данный момент я не разделил мнение Ильи об удобстве личного транспорта. Изначально предполагалось, что в автомобиле нас будет четверо: Леша-большой, Денис, Илья и я. Однако же, когда в Лешин маленький "дэу-матиз" втиснулся опоздавший к своей машине Вася, нам с Ильей, занимавшим задние места, пришлось туго. В прямом смысле. Конечно, Леше за рулем и Денису на переднем сиденье жизнь представлялась в гораздо более ярком свете, и они могли преспокойно ухохатываться над нашим нелегким положением.
- Ладно, если оставить мои нездоровые желания буржуя, - едва отдышавшись, Илья вернулся к теме разговора. – Чем тебя банк-то не устраивает?
- Да, как-то привык я уже там. Начальство знакомое, коллектив, там… все дела, - рассказывать о том, что мне категорически не нравился стиль общения Линя с подчиненным, не хотелось. Да и зачем? Так, оставаясь в некотором отдалении, я мог тешить себя иллюзией независимости. Перейдя же окончательно в банк, я буду вынужден мириться с его порядками.
- Коллектив ему, видите ли, наш не нравится, - возмутился Илья. – Как пьянствовать, так вместе, а как работать – так коллектив у него там хороший!
- Чья бы корова, - Илюхины приставания уже начали действовать мне на нервы. – Сам-то что ж не в банке? В институте почему-то остался. Чего сам не перейдешь? Машину себе личную не купишь?
- Я на благо общественности ищачу, - мои слабые нападки Илья отбивал непробиваемым самодовольством. – Несу, понимаешь, ум, честь и совесть в неокрепшие умы молодежи. А заодно присматриваюсь, не проявляют ли эти умы склонность проваливаться на Изнанку.
- Молоко-то за труды дают?
- Только по физиономии, - сквозь приступы смеха выдавил Денис.
- Ничего ты не понимаешь, - отмахнулся Илья. – Зато студентки какие! Пару двоечниц четвертого размера никому не прислать?
- Куда уж нам, с нашим рылом, четвертый-то размер. Вот значит, чем ты в нашем родном институте занимаешься. Казанова отдыхает.
- Ну а как же? Есть, есть еще женщины в наших селениях!
За веселым разговором километры Новорижского шоссе пролетали незаметно. Поглядывая краем глаза на придорожные пейзажи и не выключаясь из разговора, одновременно я, как водится, задавался собственными вопросами. С момента знакомства с контролерами прошел уже почти год. И хотя с самого начала я оказался вовлечен в безумную круговерть невероятнейших событий, большую часть этого времени я жил так же, как и раньше. Может быть потому, что я отнесся к происшедшему, как к мимолетному приключению? Словно прочитал захватывающую книгу или посмотрел красочный фильм? А после, выйдя из кинотеатра, вновь погрузился в обыденную действительность? А может быть попросту, как мне не раз говорили, нет во мне духа настоящего борца с драконами? Однозначного ответа я не находил. Хотя я и не отказался от способности перемещаться на Изнанку, использовал я ее едва ли не пару раз. И совсем не из страха засветиться. С другой стороны, постоянно игнорируя регулярные тренировки, на которых упорно настаивал Линь, я все же обучился основам фехтования и довольно сносно стрелять из арбалета. Хотя и совершенно не понимал – зачем? До эффективной работы в тройке мне было, как до луны. Да я и не стремился. Я не остался в банке, не поддерживал ни с кем из контролеров тесных отношений, стремился жить обычной человеческой жизнью. Но вот сейчас, неожиданно для самого себя, принял приглашение на турнир.
- Кстати, - я вернул разговор к теме поездки. – Разве мы едем на пьянку? Мне кажется, или причина сбора обозначалась несколько иначе?
- Куда же без бутылки? – Илья в своем репертуаре. – Русский человек на трезвую голову ничего не делает. Так что не волнуйся, погуляем.
- Тебе-то откуда знать? – повернулся Денис.
- Так я же все заказывал! Банька, девочки…
- Те самые? Двоечницы четвертого размера? – притворно ужаснулся Денис.
- А то!
- Не переживай, - успокоил его Леша. – От подобных ужасов мы избавлены.
- Фух, а то, зная Илью, я уж было поверил, что ждут…
- Ждут, ждут, не сомневайся. Нужно же показать иностранцам "рашен вумен".
- Кто, кстати, будет? – перебил Денис.
- Немцы. Французы, вроде бы, - пояснил Леша. – Поляки отказались.
- Вот уж не думал, - удивился я. – У них в буржуинии тоже, выходит, не все в порядке?
- А то. Только беспредела такого нет. "- Проходите сэр! Не желаете чаю? – Благодарю, нет, сэр! Не приступить ли нам к битве, сэр? – Как вам будет угодно, сэр!" Ну и все в таком же духе.
- Конечная, сэр! – передразнил Илью Леша, свернув на узкую асфальтированную дорожку и почти сразу же уткнувшись радиатором в шлагбаум. – Выметайтесь из машины, сэр!
Я побыстрее распахнул дверцу со своей стороны.
Пока Алексей выяснял у охранника, как заехать на стоянку, я, следом за остальными, вытащил из багажника сумку и, мимо плаката с рекламой сети отелей "Форэста", проследовал в маленький гостевой домик, где, потолкавшись в очереди приехавших раньше нас, получил ключи от гостиничного номера. Непринужденная суета, шутки сопровождали процесс заселения. Со стороны казалось, группа самых обычных туристов заселяется в отель. Глянув мельком, никто бы и не заподозрил в этих молодых ребятах суровых, закаленных жизнью бойцов. И уж совсем невероятным казалось то, что выбрались на природу они отнюдь не ради праздного отдыха.
Получив карточку-ключ, я прошел сквозь вращающиеся двери на внутреннюю территорию. С первого взгляда было видно, что еще не так давно отель представлял собой обыкновенный пионерский лагерь. Позеленевшие каменные статуи мальчиков с горнами и девочек, кормящих голубей. Заросшее травой футбольное поле на противоположной стороне небольшого пруда. Лодочная пристань с парой заржавленных катамаранов. Однако же четыре звездочки над входом нарисовали, очевидно, не зря. Двухэтажные строения по правую руку смотрелись, как после капитального ремонта. Дорожки вокруг пруда засыпаны чистым песком и обнесены со стороны воды резными перилами. Нигде не видно ни соринки. И даже рудименты прошлого на фоне общей аккуратности не вызывали недовольства.
Определившись по номеру, выгравированному на карточке, с жилым зданием, я зашел в центральное из трех и, поднявшись на второй этаж, отыскал предоставленный мне номер. Не люкс, конечно, но тоже все волне пристойно.
К моему удивлению, не успел я толком распаковаться, в номере появился Леша. Поймав мой взгляд, он, бросив сумку на ближнюю к окну кровать, пояснил:
- Размещаемся по двое. Экономия.
Меня такое положение дел, впрочем, не смутило. Я повел плечами:
- А вообще, как все это дело оплачивается?
- Не волнуйся, - Леша уловил мою озабоченность. – За счет банка. Пошли на ужин? Сэр!
- Только после вас, сэр! – Илюхина шутка оказалась заразительной.
К моменту нашего прихода в большом ресторанном зале народу собралось уже порядочно. Всех наших я, конечно, знал. Поэтому сразу же обратил внимание на две ярко выделяющиеся группы молодых парней. Набирая у раздаточного столика съестное на тарелку, я краем глаза разглядывал незнакомцев.
За большим овальным столом расположилась официального вида, все, как на подбор, в костюмах и при галстуках, шумная компания. По обилию гортанных и шипящих звуков в их речи я предположил, что это немцы. Верховодил здесь Линь. Такой же официальный, в белой рубашке, он, казалось, как на родном языке умудряется общаться одновременно абсолютно со всеми, отчего вокруг стола не смолкал громкий говор и сдержанные взрывы смеха.
По тому, насколько часто Линь обращался к тому или иному немцу, я пытался вычислить среди них самого главного, но в этот момент Леша подтолкнул меня в бок и подбородком указал на столик в дальнем углу.
Оставив немцев Линю, я перевел взгляд и на какую-то секунду прирос к полу. Вторая группа незнакомых мне людей оказалась гораздо меньшей. Всего четверо. То, что они до времени оставались в тени, судя по всему, их полностью устраивало, давая возможность спокойно изучить обстановку. Простая, ничем не выделяющаяся одежда, тихая, в пол голоса, речь. Я бы, скорее всего, тут же вернулся к шумным немцам, если бы не то, что одна из четверки оказалась женщиной.
Женщин-контролеров мне, кроме помощницы Линя Светы, раньше встречать не доводилось. Я невольно сравнил их, и если Света не только характером, но и внешностью напоминала ту самую русскую женщину, которая и в избу войдет и коня остановит, то девушка, сидящая за столом, вызывала в памяти образ пантеры. Длинный хвост светлых волос, а все контролеры в целях безопасности стриглись коротко, тонкая стройная фигура. Красивое лицо и яркой голубизны глаза. Да было, отчего мурашкам пробежать вдоль позвоночника.
За счет длины ног Леша успел обогнать меня и занял место за свободным столиком лицом к молчаливой четверке. Я мотнул головой назад:
- Кто это?
- Французы.
- И она тоже с ними?
- Уже подбиваешь клинья? – усмехнулся Леша. – Напрасно. Я мало о них знаю, но говорят, она холодна и неприступна словно айсберг. Слышал только, Жанной зовут.
Я украдкой обернулся через плечо, рассматривая прелестный профиль.
- Достойная дама сердца для любого рыцаря!
Я обернулся и пожал протянутую руку – Леша-маленький подсел к нам на свободное место. Каждый раз я с внутренним содроганием протягивал свою ладонь к его руке. Ветвистая сеть снежно-белых шрамов уходила по тыльной стороне его кисти, как я знал, глубоко под рукав и еще дальше. И вместе с тем я понимал, что просто не имею права показать свои чувства и не пожать его руки. Вспоминая, какие ужасные раны он получил в Останкино, какие сложнейшие операции выдержал и, сознавая, что, тем не менее, он все же вернулся в стан контролеров, как только встал на ноги… Нет, я всегда старался удержать свой взгляд и не скользить им по его груди. А также оставил нарочито незамеченным поставленную на стол бутылку коньяка.
Некоторое время разговор, что вполне естественно, вращался вокруг достоинств и недостатков женского пола. Я, по давней привычке, больше отмалчивался. Но общая неопределенность слегка терзала меня, и я переменил тему:
- Лешь, - я обращался к Большому. – А все-таки, какова программа наших развлечений?
Леша-маленький, взяв в обе руки по ножу, подпрыгивая кулаками на скатерти, изобразил стычку двух рыцарей.
- Сегодня гуляем, завтра – турнир, - ответ не блистал подробностями.
- Ты, кажется, забываешь, что я –неопытный контролер. И многих вещей не знаю. Что такое вообще этот турнир?
- Да я и сам не очень-то в курсе, - нахмурился Леша. – Турниров, как я слышал, не было больше ста лет. А так – все просто. Как конференции докторов или адвокатов. По сути – просто обмен опытом. Ну, естественно, с нашей спецификой.
- Семинары типа "Где у дракона слабое место" и "Как не отдать концы при длительном пребывании на Изнанке", - хмыкнул Леша-маленький, опоражнивая в себя очередной бокал янтарной жидкости.
Я посмотрел на полупустую бутылку и вопросительно перевел взгляд на Лешу-большого. Тот отрицательно покачал головой: свою норму он знает.
- Что-то вроде этого, - как ни в чем не бывало, продолжал Леша-большой. – Показательные выступления. Обучение новым приемам. Ну и естественно, соревновательный эффект присутствует, чтобы было не так скучно.
- И какое же представление даем мы?
- Понятно, что не строевую подготовку. Ну, а конкретные сводки - у Линя. Или у Светы. Уточняй у них, если так хочется.
Я посмотрел в сторону немецкого стола. Линь что-то увлеченно рассказывал, Света и все без исключения немцы внимали ему с улыбками на губах.
- Может быть потом, - отмахнулся я.
- Не боись, - поддразнил меня Леша. – Ничего страшного не предвидится. Думаю, будет даже интересно.
- А чья вообще идея-то была?
- Вроде бы немцы предложили. За нами оставался выбор территории. Вот Линь и снял этот отельчик. Подальше от посторонних глаз.
- А как же персонал? Будут восторженными зрителями?
- Отеля? Все договорено, к завтрашнему утру уедут. Территория в полном нашем распоряжении.
Он взмахнул ножом, словно импровизированным мечом.
- Кстати, Линь зовет всех на улицу. Продолжение банкета, похоже, будет на воздухе, с шашлычками.
Шашлыками занимался лично Вася, и они удались на славу. Разговор сместился в сторону обычной болтовни о футболе, женщинах и политике. Я решил оставить свои расспросы, все равно завтра все увижу собственными глазами.
Французы, к которым я теперь внимательно присматривался, и на улице остались молчаливы. Держались особняком, неохотно заговаривая с подошедшими.
Немцы же не уступали нам ни в чем. Оглушительно смеялись, хором горланили песни, пытались даже изобразить что-то вроде национального танца. Оказалось, многие из них кое-как, но владеют русским языком, поэтому общение завязывалось без всякого труда. Хотя и не без некоторых накладок. Кто из них первым упомянул немецко-фашистское иго, а кто татаро-монгольское, неизвестно, но Сергея оттащили от разъяренного немца слишком поздно. Оба уже успели украсить физиономии друг друга великолепными фингалами. Но в целом веселье протекало легко и непринужденно.
Несмотря на мою давнюю нелюбовь к подобным развлечениям, от этой вечеринки я получал удовольствие. Никто не приставал с расспросами, не тянул за язык, заставляя рассказывать, или за уши, заставляя слушать. Каждый занимался тем, чем хотел. Забившись в уголок веранды с чашкой принесенного из ресторана чая, я получал свою толику расслабления.
Когда стремление перебраться в постель превысило желание не шевелиться, уже совсем стемнело. Оставив самых упорных веселиться под луной, я отправился в номер, где застал Лешу, склонившимся над своим ноутбуком.
Бросив с порога:
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #84 от 30.08.2010 в 21:12:55 »

- Чего не спиться?
И выслушав невразумительное мычание в ответ, я проследовал в ванную. Выйдя из душа, я наклонился, заглядывая ему через плечо:
- Что-то не так?
На черном экране плавно перемещались красные, синие и зеленые и белые точки. Леша вычерчивал вокруг них линии, строя какой-то план. Присмотревшись, я узнал грубый набросок местности.
- Не, порядок, - Леша мотнул головой, призывая не отвлекать его от работы.
- Да, кстати, - он, не глядя, взял с тумбочки значок и бросил его в мою сторону. – Приколи на одежду.
Я повертел в руках изображение двух перекрещенных мечей.
- Это что? Явка?
- Маячок, - ответил Леша. – Пока вы там гуляли, я раскидал по территории несколько датчиков тепловизора. – Белые точки, - он указал на экран. – Люди без маячков. Красные – наши. Зеленые – немцы. Синие – французы. Хочу быть уверенным, что никто посторонний с утреца не будет шляться по округе.
- До чего техника дошла, - буркнул я, укладываясь. И почти тут же подскочил от раздавшегося с улицы грохота и визга. Подойдя к окну, я откинул занавески.
- Ага, техника дошла, - подтвердил Алексей, выглядывая через мою голову наружу.
Экскаватор и пара бульдозеров при свете мощного прожектора перепахивали футбольное поле.
- Готовят арену к представлению, - буркнул он.
- А спать теперь как?
Леша не успел ответить. В дверь постучали.
- Это еще кто? – мы с Лешей обменялись непонимающими взглядами.
- Горничная! Уборка номера! – раздалось с той стороны двери.
- Что за бред, - буркнул Леша, открывая. И в тот же момент взорвался в приступе гомерического хохота.
В коридоре стоял Илья. В одних трусах, с красной, опухшей от излишнего приема алкоголя физиономией. Толкая перед собой, и где только раздобыл, тележку, наполненную уборочными причиндалами, он стучал подряд во все двери, предлагая услуги чистки, мойки, замены постельного белья и прочее, все в том же духе.
- Интим не предлагать! – громогласно выкрикивал он, похлопывая себя ладонью по филейной части, скрытой за клетчатыми семейниками. – Чистим, гладим, убираем!
Из дверей номеров, которые он уже успел обстучать, выглядывали кое-где раздраженные, кое-где смеющиеся лица.
Справившись с приступом хохота, я двинулся, было, за ним.
- Где его номер? – спросил я у Леши, намереваясь уложить чересчур много принявшего товарища в кровать.
- Подожди секунду, - удержал меня Леша.
Я непонимающе уставился на него, а он указал подбородком дальше по коридору. Илья как раз постучал в очередную дверь. Глядя на его волосатые икры, я пропустил открытие двери. Раздался громкий женский вскрик, яростные ругательства на французском, а в следующий момент Илья уже летел в одну сторону, а бедная тележка – в другую. Дверь с грохотом захлопнулась.
Издавая сдавленные звуки, сдерживая таким образом в себе хоть частично истерический хохот, мы отволокли несчастного Илью в его комнату. Его сожитель, Леша-маленький спал, как убитый, пропустив все представление. Зато тема веселого обсуждения, которая будет завтра у каждого на языке, была очевидна.
Отсмеявшись вволю, я уткнулся головой в подушку, намереваясь хоть немного поспать. Леша же снова склонился над экраном ноутбука, продолжая обрисовывать планы отеля.
Проснувшись, я обнаружил, что остался в номере один. Ложился Леша или нет, кровать его выглядела совершенно нетронутой. Быстро приведя себя в порядок, я поспешил в столовую, чтобы не опоздать на общий сбор, объявленный на десять утра.
В ресторанном зале не наблюдалось никакого оживления. Вчерашнюю веселость сняло, как рукой. Поглощая в одиночестве холодные закуски, персонал, как и предупреждал Леша, отсутствовал, и поэтому завтрак состоял преимущественно из того, что осталось от ужина, я наблюдал, как контролеры наспех проглатывали свои порции и торопливо устремлялись к выходу, не желая пропускать ничего из предстоящего.
Выходя из ресторана, я заметил Лешу, разговаривающего с Линем. Судя по напряженному выражению их лиц, разговор происходил о важных вещах, поэтому приближаться я не стал. Лишь, проходя мимо, расслышал Лешины слова:
- Я все равно его вижу. Но если француз не хочет носить маячок, зачем его ломать-то было? Нельзя просто предупредить?
И ровный ответ Линя:
- Они заверяют, все в полном порядке…
Я прошел мимо, направляясь в номер. Леша, через некоторое время, объявился там же.
Бросив взгляд на монитор его ноутбука, я обратил внимание на единственную белую точку в районе автостоянки, если я правильно сориентировался в нарисованном плане.
- Со вчерашнего вечера – там, - Леша ответил на мой невысказанный вопрос. – Ладно. Одеваемся, времени мало.
Натянув на себя неудобную, все еще неудобную для меня, форму контролеров, мы поспешили к футбольному полю, где была назначена точка сбора. Немцы, почти в полном составе уже собрались. Французы, как и прежде, стояли чуть в стороне.
Примкнув к своей группе, я разглядывал разительно изменившееся за ночь поле. Ржавые штанги ворот и вся спортивная атрибутика канули в лету. Вдоль ближней широкой стороны, как раз там, где мы собирались, была выкопана достаточно глубокая, примерно по пояс, траншея, отгороженная от поля полукруглыми прозрачными щитами, вроде тех, что ставят вдоль оживленных автомобильных трасс. По бокам, там, где раньше стояли ворота, возвышались широкие приземистые постройки, явно имитирующие средневековые замки. В центре поля виднелась небольшая квадратная платформа. Не зря техника завывала под окнами всю ночь – мощность возведенных конструкций поражала.
Прямо перед нами, на специальных подставках, как на выставке, лежало оружие. Самое разнообразное. От современных автоматов до блестящих в солнечных лучах клинками мечей. Богатство выбора безгранично. Здесь же находились уложенные в стопки щиты и защитные шлемы. Любая дивизия спецназа удавилась бы от зависти поголовно, доведись ей увидеть такое великолепие.
Заметив, что подтянулись, наконец, опоздавшие, Линь на трех языках произнес цветистую речь, в которой поблагодарил обе приехавшие делегации и выразил надежду на продолжение общения, сотрудничества и взаимопомощи и сейчас и в будущем.
- А теперь, - скомандовал он. – Показательные выступления!
Меня с Лешей, как не участвующих, отправили вытаскивать на поле мишень, имитирующую дракона, в то время как остальные разбивались на привычные тройки и разбирали оружие. Зрители разместились в траншеях под защитными щитами.
Отдуваясь, мишень тяжестью не уступала живому зверю, я с гордостью наблюдал, как четко действуют мои товарищи на поле.
Поначалу обе тройки заняли безопасное положение по дальним углам поля, откуда стрелки засыпали мишень градом стрел. Обычная, как я уже знал, тактика, наносящая крыльям дракона максимальный ущерб, препятствуя тем самым ему возможности, как атаковать с воздуха, так и преждевременно улететь.
Я видел, как по рукам зрителей гуляют специальные стрелы с широкими наконечниками. Немцы негромко гнусили что-то восторженное. В их арсенале ничего подобного явно не имелось.
Истратив приличный запас стрел, к нашей гордости промахов по мишени почти не случалось, хоть огонь и велся в быстром темпе, тройки медленно пошли на сближение. Передвигаясь мелкими перебежками, по два-три шага, чуть приподнимая щиты во время бега и становясь на колено во время паузы, щитоносцы ровно удерживали взаимное расположение. Даже на ходу стрелки умудрялись перезаряжать оружие и выпускать стрелы в узкую щель между щитами, появляющуюся ровно на момент выстрела, после которого щиты вновь плотно сходились краями.
Судя по одобрительному бормотанию в немецком стане, они оценивали действия команд достаточно высоко. Французы же хранили высокомерное молчание. Только по яростному блеску глаз можно было понять, что происходящее на поле отнюдь не оставляет их равнодушными. Сжатые в узкую полоску губы, подрагивающие в нетерпении пальцы, все это выдавало огромное внутреннее напряжение. И Жанна здесь ничем не отличалась от окружавших ее мужчин. Ее пронзительные голубые глаза как будто метали копья из-под жестко прищуренных век.
Залюбовавшись этой неземной красотой богини войны, я пропустил момент, когда Линь с Васей, до этого укрывающиеся за щитами в начальной точке, бросились на смену стрелкам. Тройки приблизились к мишени на расстояние серьезного удара.
Я уже почти что видел, как гарпуны вгрызаются остриями в мишень, как командир немцев, как сообщил мне Леша, его звали Михаэль Гюнт, что-то зычно крикнул и дернул за торчащий рядом рычаг. Неожиданностью происшедшее следом не оказалось, похоже, только для Линя. Конечно, как организатор, он был в курсе всех сюрпризов, устроенных контролерам на поле, но по каким-то своим причинам, никому ничего не рассказал. Возможно, чтобы лишний раз проверить реакцию своих бойцов?
Длинный металлический прут, поворачиваясь одни концом вокруг невидимой оси, по пологой дуге взмыл над полем и пронесся примерно на высоте человеческой головы над правой тройкой. Должно быть, он имитировал быстрый выпад дракона лапой или хвостом.
Одновременно с этим, на левую тройку обрушился огненный шквал: рядом с мишенью оказалась скрытая труба огнемета, поливающая теперь все вокруг жаркими струями.
В первый момент я подскочил от страха за друзей. Но почти сразу заметил очевидное. Стальной прут двигался не так уж и быстро, да и огнемет демонстрировал явно не всю доступную ему мощь. Конечно, никто не желал травм.
Контролеры не сплоховали. По крику Дениса, его тройка оказалась на земле, прикрываясь сверху щитами еще в тот момент, когда прут только отрывался от земли. Впустую свистнув, теперь уже безобидная палка закачалась на укрепленном конце. Кирилл же с напарником, плотно составив щиты под небольшим углом, надежно укрыли и себя и пригнувшегося за их спинами Васю от огня. Выждав, пока иссякнет пламенный дождь, контролеры вновь заняли атакующую позицию.
Одобрительное бормотание немцев повысилось на октаву. Кое-кто даже задорно выкрикнул что-то подбадривающее. Мы с Лешей тоже закричали, поддерживая ребят. Света и Андрей, единственные кроме нас, кто не участвовал в выступлении, вторили не менее энергично.
Слитный удар – гарпуны пронзили мишень. Свободные концы цепей закреплены, и в ход пошли тяжелые копья, которые подавали приблизившиеся к атакующим тройкам стрелки. Острия впивались в мишень с глухим звуком, каждый удар сопровождался восторженным криком со зрительской стороны. Шесть, семь, восемь копий. Мишень закачалась. И вот, от пущенного Васей с особенной силой копья, мишень, повернувшись вокруг одной из опор, рухнула на землю.
Под громкие аплодисменты тройки неторопливо отодвинулись назад и распались. Снимая маски, и утирая с лиц заслуженный пот, контролеры покидали поле. Гюнт протолкался вперед, чтобы пожать Линю руку. Представление, похоже, доставило ему немало удовольствия. Мне же впервые довелось увидеть от начала и до конца классические боевые действия в исполнении контролеров.
Пока Гюнт криками и взмахами рук призывал своих занять место на поле, нас с Лешей отправили привести мишень в порядок. Выбив почти все наконечники, пущенные Васиной рукой, остались глубоко в дереве, мы водрузили основательно помятую мишень на место и быстро ретировались с поля. Немцы уже выстраивали свои порядки.
Начали они также в дальнем от мишени конце поля. Но, в отличие от наших, разбиваться не стали. Выстроив единый монолит из щитов, двенадцать немцев, полностью вся команда, образовали мощный единый кулак. В качестве защиты они использовали большие квадратные щиты, очень похожие на наши, которые, однако, закрывали людей не только со всех сторон, но и сверху. По форме их строй напомнил мне "свинью" из классического фильма Эйзенштейна. Три человека сбоку, два прикрывают сзади. Двое спереди чуть выдвинуты вперед, образуя заостренный нос. Щиты, закрывавшие отряд сверху, видимо, несли те, кто шел в центре строя.
Медленно, подобно ползущему танку, команда немцев двинулась вперед. Все маневры, любые повороты, остановки и ускорения они выполняли слитно, ни на секунду не теряя строя, не выдвигая щитов ни вперед, ни назад.
Стальная махина приближалась к мишени. Посыпались стрелы.
Я в удивлении щурил глаза, не понимая, каким образом делаются выстрелы. Щиты немецкой машины не расходились, не образовывали щелей, в которые можно было бы не то, что выстрелить, хотя бы увидеть мишень.
Впрочем, мое удивление длилось недолго. Линь, оставшись за старшего и, очевидно, уже ознакомленный с применяемыми немцами хитростями, демонстрировал зрителям конструкцию немецкого щита. Первое, что бросалось в глаза – даже не толщина его стенок, превышающая наши раза в два, а решетчатая конструкция из металлических стержней на внутренней стороне. Приложив два щита торцами друг к другу, Линь показал, как стержни, сцепляясь вместе, намертво стыковали щиты между собой.
Сразу же становилась объяснима невероятная слаженность немецкого строя. Щиты, скрепленные между собой, образовывали единый стальной купол вокруг скрывающихся за ними людей. Поддавалась объяснению и толщина, одному человеку, окончательно не выдохнувшись, такой щит долго не проносить, в сцепке же нагрузка распределялась равномерно по всем щитоносцам. Хотя, в любом случае, переноска подобной тяжести требовала незаурядной тренировки.
А вот и секрет нерасстыковки щитов для стрельбы. В каждом щите помимо смотровой щели, заделанной прозрачным огнеупорным материалом, имелась широкая и узкая поворачивающаяся на петлях дверца, откинув которую можно было вести прицельный огонь, оставаясь полностью под защитой.
Отвлекшись от созерцания технических новинок, я следил за маневрами немцев на поле. В целом, их действия не очень отличались от наших. Максимально утыкав мишень стрелами, немцы пошли на сближение.
Приблизившись к мишени слева и оказавшись в радиусе достижения струй огнемета, запущенного Линем, немцы попросту опустили составленный из щитов купол на землю, полностью отгородив себя от огня железной стеной.
Переждав атаку, Гюнт специально приказал отряду принять вправо, чтобы оказаться в радиусе действия ударного прута. Защита от физических атак оказалась настолько же простой, как и от огненных. Щитовой купол опустился на землю, причем щитоносцы шедшие слева, со стороны зрителей, отомкнули щиты, и вышли из строя, открывая обзор. Нажатием рычага Линь запустил ловушку. Прут резко взмыл в воздух и с оглушительным звоном отскочил от поверхности щитов. Через предусмотрительно открытый проем хорошо было видно, какую прочную конструкцию щитоносцы составили из каркасных стержней. Похоже, она не прогнулась бы даже от пушечных выстрелов.
Одобрительно хлопая в ладоши вместе со всеми, я, тем не менее, прислушивался и к критике действий немецкой команды. Критиковали в основном Линь и Денис.
- Все это мы уже проходили, - говорил Линь. – Да, прочность, да, защита. Но неуклюже-то как, неуклюже. Придавит дракон своей массой, что тогда делать? А если нужно резко отступить? Или вывести одного двух раненых из боя?
Денис вообще высказывался в том духе, что монолитная защита – от лукавого, и преимущества маневра намного превосходят все плюсы бронирования.
Немцы тем временем встали напротив мишени. Показав навыки защиты, они собирались похвастаться и силой атаки.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #85 от 30.08.2010 в 21:13:22 »

Раскрылась же, однако, не передняя пара щитов, как предполагал я, а задняя. С лязгом на импровизированную крышу щитов легла толстая трубка, похожая на ствол танкового орудия. Щелчок и зазубренный штырь толщиной с мою руку пробил мишень в районе центрального яблочка насквозь. Орудие тут же втянули обратно и щиты снова сомкнулись. Через несколько секунд разомкнулись передние щиты, и трубка снова легла сверху, направленная в этот раз в противоположную сторону. Выстрела не последовало и, как я предположил про себя, это была демонстрация быстрой атаки в другом направлении без разворота всей махины. Щиты сошлись словно двери, скрывая стрелков под непроницаемым панцирем. Немецкая черепаха поползла в сторону, расцепляя и отбрасывая броню, что означало очередной антракт.
Пока немцы уходили с поля, мы рассматривали их оружие последнего удара. Внутри полой трубки оказался совсем несложный механизм, в основе которого находилась жесткая мощная пружина. Рукоятками по обеим сторонам она взводилась, гарпун, я повертел в руках устрашающий, усеянный длинными зубцами снаряд, закладывался с дульной части. Медленная перезарядка компенсировалась большей ударной силой, никакой арбалет, взведенный руками, не мог обеспечить подобного импульса.
- И это мы тоже проходили… медленно… слишком медленно, - услышал я бормотание Дениса.- Но, конечно, мобильно. Надо будет попробовать сделать…
Что он собирался сделать, я не расслышал. Контролеры смешались в кучу. Похлопывая друг дружку по плечам, обмениваясь репликами, посмеиваясь и похваливая действия той или иной команды на поле. Словом, вели себя, будто футбольные болельщики после хорошего матча.
Я уже настроился в третий раз идти устанавливать злополучную мишень, но французы не спешили на поле. Вместо этого, Линь, поздравив обе команды, объявил демонстрацию индивидуального искусства. На поле приглашались все желающие.
Несколько рук поднялось со стороны немцев. Наши не остались в стороне, и Линь принялся выкрикивать имена.
В первую очередь, конечно, выступали стрелки. В дальнем конце поля разместились специально заготовленные небольшие мишени, арбалетчики же выстроились в ряд на ближней стороне. После удостоившегося таких аплодисментов выступления троек, мне никак не хотелось остаться в стороне, и я встал в ряд, приготовив любимый арбалет.
Линь и Гюнт по очереди командовали, мы стреляли. Как я заметил, у немцев арбалеты были поменьше и поизящнее наших. Скорее всего, это объяснялось ограниченностью пространства, в котором приходилось действовать во время боя. Зато перезаряжали и стреляли они быстрее, компенсируя скоростью недостающую мощь.
Я привычно смотрел в прорезь, спуская собачку с тот же момент, когда стрела под моим взглядом ложилась на мишень. И в итоге показал великолепный для себя результат в девяносто два очка. И как же обидно мне было оказаться последним. Оба стрелка-немца выбили больше сотни, наши не показывали результата ниже девяноста пяти. И это притом, что и те и те только что потратили на поле изрядное количество сил. В расстройстве хотелось впиться зубами в ложе арбалета.
Леша сочувствующе хлопнул меня по плечу, мол, все еще впереди, я же с завистью смотрел, как Линь вручает победителям заготовленные призы.
На основательно истоптанное уже поле по одному или по двое выходили мастера обращения с мечом. Выставлять на всеобщие показ собственные куцые навыки после горечи поражения в том, что я считал своей сильнейшей стороной, абсолютно не хотелось. И я кричал, свистел, хлопал выступавшим, оставаясь по эту сторону защитных экранов.
Какой же красоты феерия развернулась перед моими глазами. Ослепительный блеск стали, плавные размашистые движения, на первый взгляд завораживающе картинные, на деле же, исполненные глубокого внутреннего смысла. Это не бой. Это танец. Глядя на стремительные широкие взмахи, острые выпады и скупые в своей точности защитные приемы, я понимал, почему в свое время почти у всех народов культ владения мечом возводился в ранг религии. И, наверное, в первый раз пожалел, что те времена ушли безвозвратно.
Хотя почему безвозвратно? Вот они, передо мной. И пусть металл доспехов заменили асбестовые куртки, пусть никто не прикладывает уста к рукоятям, получая от заключенных в оружии мощей святых толику силы, пусть не повязаны копья батистовыми платочками, а руки ласкают не развевающуюся по ветру гриву, романтика рыцарских времен никуда не исчезла. Не истрепалась, не рассыпалась прахом под ветром времен. И пусть никто из них, за редким исключением, спроси - не признается в этом, она живет. Живет в этих яростных взмахах, в этих горящих из-под защитных масок глазах.
К моему удивлению, дуэлей почти не было. В основном все показывали индивидуальные приемы в одиночку. Бурные аплодисменты сорвал Леша-маленький, с исключительной ловкостью защищающийся от двух нападавших на него одновременно немцев. После поучительного поражения в Останкино он если не достиг вершин мастерства, то приблизился к ним на расстояние руки.
Также мне очень понравилось выступление немца, оружием которого оказалось копье, вместо обычного для всех меча. Воткнув два дротика в землю рядом с собой, он поочередно подхватывал то один то другой и пользовался ими очень уверенно, за счет длины не подпуская к себе противника на расстояние удара.
Самым же ярким оказалось выступление Андрея. Всегда скромный и какой-то незаметный, Андрей был третьим стрелком в рядах контролеров, не прикрепленным, поэтому, ни к одной тройке, замещая выбывших по каким-то причинам товарищей. И когда этот тихоня вышел на поле, вызывая в противники сразу аж четырех немцев, мои брови непроизвольно поднялись в гримасе недоверия. Четверка нападающих равномерно распределилась вокруг Андрея, стоящего, как мне показалось сначала, вообще без оружия. Сигнал! И руки Андрея пришли в движение, раскручивая длинную цепь с тяжелыми металлическими шарами на концах. Немцы отпрянули и нерешительно переглянулись. Фигуру контролера окутывал серебряный кокон, глаз не различал движения цепи, по поверхности которого совершенно хаотично блуждали черные шары. Все попытки немцев атаковать оказались обречены на неудачу. Даже если кто-нибудь умудрялся поймать на меч один из концов цепи, захватывая шар, Андрей молниеносно атаковал другим, и немцу приходилось тут же отскакивать, чтобы не получить чувствительного удара. Что и говорить, приз за личное мастерство получил именно он.
Кульминацией же поединков стал бой между лидерами наших и немецких контролеров. Имея уже возможность убедиться в потрясающей нестандартной системе фехтования Линя, я ожидал быстрого окончания боя с его победой. На деле же все оказалось далеко не так просто. Гюнт, вооруженный двумя короткими, но вместе с тем, очень широкими клинками, успешно отбивал все атаки. Линь крутил длинный узкий клинок вокруг тела, словно Андрей свои цепи, поочередно то атакуя, то переходя к защите. И все ближе и ближе, я чувствовал, становился тот момент, когда змея, обвивавшая его тело, выстрелит в глубоком неотразимом ударе. Выпад. Звон металла. Вот оно! Линь распрямился и, подобно острию копья, его меч метнулся далеко вперед. Я вздрогнул, хотя и знал, что в целях безопасности все оружие затуплено. Великолепная атака. И не менее замечательную защиту продемонстрировал Гюнт. Не ожидая, он просто не мог видеть раньше такого приема, он, тем не менее, потрясающе среагировал, наверное, единственно возможным способом. Широкий клинок лег плашмя на грудь, с неимоверной точностью перекрыв именно то место, куда нацеливалось жало Линя. Острие атаки ударило точно в продольную канавку на мече немца, скользнув вдоль лезвия и, не причинив ни малейшего вреда, соскочило. Мгновением позже немец атаковал. Его клинки, свистнув, подобно пропеллеру, один за другим обрушились на Линя, которого неудачная атака повела в сторону. И высекая искры, в свою очередь, встретились с металлом. Даже падая, Линь успел положить свой клинок вдоль тела, защищаясь. Немец, уже уверившись в успехе, даже остановился. А потом отбросил мечи и подал Линю руку, помогая подняться. Гром аплодисментов с обеих сторон отдал дань несравненному мастерству командиров, покидающих поле.
- Сейчас начнется самое интересное! – потер руки оказавшийся рядом Илья.
Линь вызывал на поле всех желающих. Официальная часть, по его словам, окончена, и каждый, кто хочет, может поучаствовать в коллективной дуэли. Эдакая "стенка на стенку". Не требуется специально показывать свое искусство. Нет оценок и призов. Зато можно хоть на несколько минут ощутить себя на настоящем поле боя. Нахлобучив защитный шлем, я вместе с остальными, выскочил на поле.
Команды, что ожидаемо, разбились по национальности. Я недоуменно смотрел в сторону французов. Мало того, что они не участвовали в показательных выступлениях, оставаясь молчаливыми созерцателями, никто из них не примкнул ни к одной из команд. А я-то про себя понадеялся увидеть в нашей команде Жанну. Кто же не хочет защитить прекрасную девушку в бою? Пусть и не в настоящем.
Линь подкинул монету – нам достался ближний "замок" с синим флагом, теперь я понял, для чего предназначались эти постройки. Немцы направились к дальнему, центральную башню которого венчал красный флаг. Доставшийся нам "замок" в своей конструкции оказался прост. Широкая полукруглая центральная башня, в которую вели два прохода от более маленьких боковых башен, к которым примыкали плавные подъемы.
Правила оказались до невозможности просты. Наша команда, защищая свой флаг от посягательств команды противника, в тоже время должна была захватить их флаг. Они в свою очередь защищали свой, атакуя наш. Из оружия допускались лишь короткие мечи. Естественно не заточенные. Участник, получивший удар в уязвимую точку, исключался из игры как убитый. Победа присуждалась по касанию вражеского флага или же по полному выбыванию одной из команд.
Руководство нашей командой поделили между собой Илья и Денис. Первый взял на себя правый фланг, второй, в его отряде оказался и я, расставлял бойцов на левом.
- Не спешите! – я слушал общие наставления Ильи. – Атаковать успеем. Сначала оборона. Они обязательно отправят кого-то на вылазку. Разделаемся с ними - задавим численным преимуществом. Так что стоим на местах до сигнала.
Денис в это время что-то втолковывал Кириллу и Леше-маленькому. Образовав тесную группу, сблизившись головами, они, очевидно, обсуждали какой-то маневр или тактику защиты.
Илья оказался совершенно прав. Со своего места на левой башне я хорошо видел четырех немцев, двигающихся в нашу сторону. Интересно, почему всего четверо? Неужели немцы, убедившись на показательных выступлениях, что мы тоже не лыком шиты, надеются справиться столь ничтожными силами?
Сжимая во вспотевшей ладони меч, я наблюдал за приближением противника. Немцы неспешно подходили, разделившись на две пары как раз по числу проходов в башни. Между мной и подъемом расположились Вадим и Света, составляя первую линию нашей обороны с левого фланга. Андрей с Сергеем защищали подходы с правой стороны. Леша-большой находился на одном уровне со мной, и из нас получалась вторая линия обороны. Хомяк и два командира, лучшие мастера, охраняли флаг. Где-то за их спинами притаились Кирилл с маленьким Лешей – последний резерв обороны.
Немцы, вскинув мечи, ринулись в атаку. Спина к спине, плотно прикрывая друг друга, уделяя больше внимания защите, чем продвижению, завязав бой, они практически остановились. Со своего места я заворожено наблюдал за тем, как поочередно наскакивают на своего противника Света с Вадимом. Наскакивают и тут же откатываются, пытаясь за счет скорости преодолеть неплохо отлаженную немецкую боевую машину. Звон металла, доносящийся с правого фланга, подтверждал, что и там идет бой.
Илья что-то крикнул, и Леша-большой сбежал вниз, ввязываясь в схватку. Похоже, внутренне содрогнулся я, кто-то из наших выбыл из игры. Однако, перегнувшись через стену и вглядевшись в мельтешение тел, я с изумлением обнаружил, что бой справа идет уже в три – два в нашу пользу, но так и не склоняет чашу весов к нужному результату. Продвижение немцев остановилось, однако же, бой продолжался и ввязавшиеся в драку бойцы не смогли бы помочь нам в случае новой атаки.
Похоже, понимали это и наши командиры. Денис закричал мне, чтобы я спустился и помог, усилив сопротивление на своем фланге. Ну, если мои навыки могли дать хоть какой-то перевес… Я бросился вниз по скату, намереваясь проскочить сбоку от дерущихся, заходя немцам за спину. И в ту же секунду услышал вопль:
- Изнанка!
Оглянувшись, я успел заметить расходящиеся круги на месте, где только что стояли командиры и Вася. Чертыхнувшись про себя, отработанным усилием воли я перешел вслед за ними. И оказался в самой гуще сражения. Тут же стал понятен хитрый план немцев: выслать вперед атакующую группу с целью приковать все внимание защитников к ней, в тоже время, остальная часть команды, пройдя по Изнанке, заходила к нам в тыл, решая бой одним ударом. И если бы кого-то из наших не осенило, план мог полностью удаться. Сейчас же, ударная группа немцев, не дойдя до верха, столкнулась с сопротивлением всей нашей команды.
Но если все немцы здесь, кто же охраняет их замок и флаг? Я бросил взгляд через поле. А что если, воспользовавшись суматохой боя, пока на меня не обратили внимания, броситься туда на захват? Ноги пришли в движение сами, опережая смелые мысли.
- Dammit, - вскрикнул немец, на которого я чуть не налетел, сбегая по пандусу.
Улизнуть незамеченным не получилось. Я пригнулся, пятясь, ставя меч в глухую защитную позицию. Немец, не медля, нанес размашистый удар. Мне удалось парировать. Новая атака, и опять мне удалось отвести клинок. Поняв, что наскоком дело решить не удастся, немец закрутил мечом вокруг себя, переходя в позиционный бой. Стараясь не попасться на обманные уловки, я пристально следил за его действиями. Один удар, второй, третий. Немец постоянно наращивал темп. Мне же оставалось лишь отбиваться и пятиться. От меня могла быть польза в качестве поддержки, когда основной бой ведет другой контролер, в дуэли же один на один я был практически бессилен. Вот если бы хоть кто-то помог!
Сконцентрировав все внимание на противнике, я совершенно забыл, что нахожусь на поле не один. От сильного толчка в спину, на кого я налетел, на нашего или противника, неизвестно, я покатился немцу под ноги. Моментально получив серию тычков по корпусу, благо толстая одежда хорошо поглощала удары, и пару по маске, я поднял меч рукояткой вверх, показывая, что выхожу из боя.
Горечь вторичного поражения за день сводила скулы. Выйдя с Изнанки, я угрюмо побрел в сторону зрительской траншеи. Рядом со мной, настолько же огорченный, брел Вадим. Немцы таки превзошли в классе его и Свету. Хотя та еще не покинула боя, оставаясь где-то в мешанине появляющихся и вновь уходящих на Изнанку обменивающимися ударами противников.
На главной башне замка раздались громкие крики и улюлюканье. Мы с Вадимом стремительно обернулись. Один из немцев все-таки добрался до нашего флага и стоял теперь, гордо сжимая древко в поднятой руке. Вадим со злостью швырнул свой шлем на землю. И в ту же секунду со стороны немецкого замка раздались не менее восторженные крики. Оказывается, маленький Леша с Кириллом проделали как раз то, о чем думал я. Пользуясь тем, что немцы оставили у флага всего одного охранника, они прошли краем поля и, одолев сопротивление, захватили вражеский флаг. Мне тут же припомнилось совещание, устроенное между ними и Денисом. То что мне пришло в голову спонтанно, оказывается, было частью продуманного плана, отбиваясь, вытягивая на себя все силы врага, пустить в его тылы ударную мини-группу. И план удался. Немцы сами, бросив в атаку все силы, помогли его осуществлению.
Мы с Вадимом восторженно заорали. Кричали все. Немцы, размахивая нашим флагом, Кирилл с Лешей, размахивая флагом немцев, все остальные от восторга или просто за компанию. Результатом боя Линь с Гюнтом признали боевую ничью.
Отдыхая, сидя на краю траншеи, недавние противники обменивались свежими впечатлениями. Одобрительные возгласы, восклицания: "А как я его!" и дружеский смех не смолкали.
Линь поднял руку, призывая к молчанию. Возбужденные контролеры далеко не сразу смогли отвлечься от разговоров и сосредоточить свое внимание. Добившись тишины, Линь, к всеобщему удивлению, объявил выступление французов.
Простоявшие весь день в стороне, оставаясь непричастными наблюдателями, французы готовились к выходу на поле. Первое, что бросалось в глаза – их экипировка. Ни щитов, ни шлемов, никакой видимой защиты. Лишь туго обтягивающие фигуры черные одежды. Головы французы закрывали плотными толстыми повязками, оставляя лишь узкие прорези для глаз, становясь похожими на японских воинов-убийц нинзя, как их показывают в приключенческих фильмах. Недоуменное, а где-то и презрительное, бормотание показало, что недостатки их экипировки не остались незамеченными не только мной. Недоумение еще больше возросло, когда все увидели, что французы не собираются брать никакого другого оружия, кроме мечей в заспинных ножнах. Их оружие, как и обмундирование, наводило на мысль о востоке. Длинные, немного изогнутые, заточенные с внешней стороны клинки выглядели точными копиями самурайских мечей. По зрительской толпе побежали смешки, оставшиеся полностью проигнорированными тройкой французов.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #86 от 30.08.2010 в 21:13:59 »

Я наблюдал за Жанной. И поражался мягкости и вместе с тем скрытой в ней мощи. "Мягка она и крепка, подобно шелку", вспомнились мне слова кого-то из классиков.
От мыслей о высоком меня отвлек звук двигателя. Уставившись следом за всеми на поле, я смотрел, как, завывая на высоких оборотах, в его центре разворачивается грузовик-трейлер. Сделав короткую остановку, за время которой француз, управляющий машиной, с помощью лебедки выгрузил что-то, невидимое нам за корпусом, автомобиль выполз с поля, открыв нашему взору стальную клетку.
Черными тенями французы метнулись на поле, туда, где их товарищ что-то лихорадочно монтировал у центральной платформы, рядом с которой до этого выгрузил клетку. До зрителей доносился визг электрического гайковерта.
Закончив работу, француз бегом покинул поле. И только в этот момент до меня дошло, что в клетке кто-то есть. До рези в глазах, вглядываясь в происходящее на поле, я гадал о том, что же все это означает? Тройка приготовившихся французов выстроилась на некотором расстоянии от клетки, оставив между собой солидные промежутки, и чего-то ждала. Наконец сработал какой-то механизм, и стенки клетки распались в разные стороны.
- Все… на Изнанку! – подчиняясь знакомой команде, я машинально совершил переход. И в немом изумлении прилип лицом к прозрачному пластику защитного экрана.
На том месте, где располагалась клетка, стоял человек. На секунду я крепко зажмурился…
Атлетичная фигура, скрытая за обтягивающей кожаной одеждой… черные кудрявые волосы… холодный, равнодушный взгляд... взмах мечом, острие направлено прямо на меня… громкий выкрик: - "Убейте их всех!"…
Я распахнул глаза. Да, несомненно - это был он! Предводитель пятерки драконов, встреча с которым чуть не стоила жизни всем, кто находился в тот день в Останкинском ресторане.
- Так вот кто не пожелал носить маячок… - мелькнула случайная мысль.
Мгновение тишины. Где-то за много-много километров отсюда раздавались возгласы контролеров, стоящих за моей спиной, с не меньшим изумлением взирающих на одинокую человеческую фигуру. Человеческую? Французы с трех сторон бросились туда, где секунду назад стоял человек, а теперь возвышалась величественная громада дракона.
Оглушительный рев наполнил воздух. Струя всесжигающего пламени полоснула по полю, выжигая землю, превращая все попадающее в нее в черный пепел. И, подобно черным птицам, пролетающим сквозь солнце, навстречу дракону выбросились, прикрывающие руками глаза, контролеры. Это казалось невероятным, но головокружительными прыжками они уклонялись от огненных струй, а их сверкающие клинки нацеливались прямо в оскаленную драконью морду.
Я называл про себя выступление контролеров феерией? Катаклизм! Армагеддон! Я не мог подобрать подходящих слов, чтобы описать происходящее. Я смотрел и не мог оторваться.
Метеорами, пронзающими корону кометы, французы ринулись на дракона. Уходя от опасности, дракон развернул многометровые обсидиановые крылья, поднимаясь в воздух. Взмах, еще один, раздался гулкий звенящий звук, и многотонная туша дракона обрушилась на землю, взметнув высокий земляной вал. Поначалу я не мог понять, что же помешало дракону взлететь, но, вглядевшись, рассмотрел прикрепленную к центральной платформе цепь, другим концом уходящую под черные крылья ко вделанному в живую плоть стальному кольцу. Каким ужасным образом удалось французам провести подобную операцию? Я не имел представления, однако толстая цепь прочно удерживала дракона на земле.
А как же сумели французы вообще поймать живого дракона? Понятия "плен" и "дракон" не стыковались в моем мозгу. Какой подвиг нужно совершить, чтобы сковать такое воплощение силы и природной мощи, как беснующийся в центре поля зверь? Находясь в глубоком ступоре, я, тем не менее, не мог оторвать взгляда от безумия бушующей битвы.
Бой продолжался. Французы мелькали в просветах пламени черными тенями. Бросаясь к дракону и отступая, уходя из-под ударов, каждый из которых, достигни цели, оказался бы смертельным. Да, это не показательные выступления. Это смертельный бой.
Кто есть кто из французов, в мешанине боя различить я не мог. Но постоянно цеплялся взглядом за центральную фигуру. Ни в чем не уступая, а в стремлении и напористости превосходя напарников, чем-то таким она выделялась, и я был полностью уверен в том, что это Жанна. Следя за ней, я подсознательно отметил, что два других француза в основном выполняют отвлекающие маневры. Совершив очередной головокружительный прыжок, полоснув мечом по драконьей шкуре, они тут же откатывались, с неимоверной ловкостью уходя от ответной атаки. Жанна же, постоянно оказываясь прямо под грудью дракона, старалась нанести сильный поражающий удар.
- Инициация! – донеслось до моего слуха сзади. И поясняя невысказанный мною вопрос: - По их законам контролером может считаться лишь тот, кто убьет дракона собственноручно. Она сейчас проходит инициацию... С помощью остальных, но это, видимо, не запрещается. Но как же здорово они действуют….!
Высший класс французских контролеров завораживал. Никто из наблюдавших сейчас из-под защиты прозрачной стены за боем не мог показать ничего подобного.
Скованный слишком короткой привязью, дракон вертелся волчком, безуспешно пытаясь достать контролеров пастью или когтями. Каждый его бросок обрывался натяжением цепи.
Несмотря на несравненное мастерство французов, битва затягивалась. Превосходство контролеров бросалось в глаза. Лишенный возможности использовать свои сильные стороны, дракон извивался на земле, бросаясь то в одну, то в другую сторону. Сдерживаемый цепью, он рвался на ней, как дворовый пес, испытывая чудовищные боли при каждом рывке. Взрыкивая, испуская крики ярости и муки, но не сдавался. Контролеры, нанося очередной удар, стремительно уходили на безопасное расстояние, оставляя дракона бессильно биться впустую.
Все чаще и чаще яростные вопли, издаваемые зубастой пастью, превращались в жалобные стоны. Из множества порезов на черной шкуре текла кровь, скрывая каменный обсидиан алой дымкой. Силы дракона уходили. Земля вокруг пылала, но запасы огня, извергаемые страшной глоткой, истощились. Все тоньше и прозрачнее становились огненные волны. Все чаще, все смелее шли в атаку контролеры. Не нанося, однако, фатального удара, казалось, забавляясь, удовлетворяя какую-то внутреннюю животную страсть, мучениями беспомощного зверя.
И в этот момент я поймал его взгляд. Что можно понять, вглядываясь в узкий, окруженный оранжевой радужкой, драконий зрачок? Безумную ярость? Стремление к бою? Подобно удару тарана, я ощутил беспросветную тоску, наполнившую этот взгляд. Злость и отчаяние от предчувствия неминуемой смерти и осознания невозможность хоть как-то отомстить мучителям. Взгляд прожег меня изнутри, я отпрянул.
Оглянувшись по сторонам, я всмотрелся в лица окружающих меня контролеров. Жесткий прищур, сведенные скулы, жестокие взгляды. На лицах моих друзей… друзей?... да, друзей... я прочитал неприкрытое желание крови. Крови и смерти. Что-то сжалось внутри меня, прострелив холодным спазмом от макушки до пяток. Я попятился. Прикованные к происходящему на поле, никто не обратил на меня внимания.
Усилием воли я вырвался с Изнанки. Глядя на залитое пламенем поле, события, происходящие на Изнанке, физически отражались на реальности, я вытирал лицо рукавом. Взгляд мой бесцельно скользил по округе, пока не остановился на сваленных в углу защитной траншеи строительных инструментах. Не отдавая себе отчета, я шагнул к куче и взвесил на руке двухметровый лом. Что сформировалось в эту секунду в моей голове? Я находился словно на автопилоте, не оценивая критически собственные мысли. Уронив лом на землю, я подхватил увесистую кувалду и, натягивая на ходу защитный шлем, бросился на поле, радуясь, что не успел переодеться.
Пробившись сквозь огонь к платформе, я снова шагнул на Изнанку. От быстрого перехода к реальности и обратно меня повело, но некогда было давать волю слабостям организма. Рев дракона, в двух шагах оглушал, разрывая барабанные перепонки. Не давая себе ни секунды одуматься, я занес кувалду над головой.  
Один хороший удар, и головка болта, крепящая к платформе нижнее звено цепи, удерживающей дракона, со звоном отлетела. Оставался второй. Занося кувалду, я поднял голову. И встретился взглядом с драконом. Пламя из черных ноздрей опалило мои брови даже под маской. Руки уже опускались, а глаза все не могли оторваться от этого взгляда. Летящего на меня, испепеляющего, поглощающего. Дрожь в руках, от соприкосновения с металлом, и ужасающей силы удар. Пелена перед глазами и пронизывающая тело нестерпимая боль. Ощущение падения в пропасть и заволакивающая сознание чернота…
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #87 от 30.08.2010 в 21:15:05 »

to be...
Если хватит силы воли :)
Зарегистрирован

ban.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #88 от 31.08.2010 в 01:10:31 »

2Korchy: Жду. Не пойму что это ГГ задумал. Драконы обладают гипнозом или это его собственная идея?
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #89 от 31.08.2010 в 01:15:57 »

2jarni:  
Его собственная. Жалко стало зверюшку :)
Зарегистрирован

ban.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #90 от 31.08.2010 в 03:21:27 »

2Korchy: Фигасе зверушка, она в его отношении "Kill'em All" кричала, а тут зверушку жалко. Что-то тут не то, смотри ГГ на сторону драконов перейдёт. :)
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #91 от 31.08.2010 в 07:34:46 »

Все может быть :)
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #92 от 07.09.2010 в 19:13:45 »

2.  
 
Полет. Свободный полет. Падение. Сходящиеся за спиной огненные стены. Сверху и снизу. Я пытался прорваться. Просовывал руки в узкое пылающее ущелье, тянулся всем телом, изгибался и дергался. Голова вот-вот проходила. Особенно сильный рывок, и…
Я проснулся, подскочив на постели. Что со мной? Где я?
Из открытого окна напротив кровати солнце метало янтарные копья. Маленькая комната, в которой я находился, отнюдь не была похожа на номера отеля. Мягкий ковер на полу, красивые обои, книжный шкаф во всю стену, мебель темного дерева, письменный стол.
От своего ноутбука поднял голову Леша.
- А, проснулся, - без выражения буркнул он, и снова уткнулся в монитор.
- Где мы? – мысли в голове, после кошмарного сна, ворочались с трудом.
- Волоколамск. Точнее пригород. Двадцать километров от отеля, - все так же бесцветно ответил Леша.
- От отеля…, - я поскреб ноющую грудь, пытаясь уловить логику происходящего и понять, почему вдруг оказался так далеко. Ощутив под пальцами жесткую ткань повязки, я опустил глаза.
- Что случилось?
- Что случилось? – повторил Леша, поворачиваясь ко мне. И тут же, не выдержав, взорвался: - Это ты объясни - что случилось?! Почему ты отпустил проклятого дракона?!
Память, подобно пущенной задом наперед киноленте, мгновенно открутила время назад. Турнир… Изнанка… дракон… замах… драконья пасть на расстоянии метра…
Я лихорадочно ощупал грудь, то место, куда пришлась вся сила удара. Ребра вроде бы целы, хотя дышалось с трудом. Широкие бинты охватывали тело плотными кольцами, скрывая все, что было под ними от любопытного взгляда.
- Кто-нибудь еще…, - я сделал паузу. – Пострадал?
- Ах, вот что тебя заинтересовало! А когда ты дракона с цепи спускал, ты об этом не подумал?!
- Я не знаю… все получилось слишком быстро… я не думал…
- Быстро! Не думал! А о чем-нибудь вообще ты думал?! – Леша возвышался надо мной, размахивая руками подобно ветряной мельнице. От крика у меня начала сильно болеть голова.
- Я не думал, что произойдет что-нибудь плохое. В конце концов, там была куча народу не впервые видевшего живого дракона.
- Там была куча фактически безоружного народа! – продолжал бушевать Леша. – Тупые палки против живого дракона помогают, понимаешь ли, не очень!
- Арбалеты…
- Возьми арбалет и пойди, убей дракона! Давай, давай!
- Ну, ладно, ладно, хватит, я понял…
- Что ты понял?! Ты хоть понял, что подставил своих друзей?! Нет… не друзей… с друзьями так не поступают. Ты подставил тех, кто тебе доверился! Тебе доверяли, а ты…
Я склонил голову.
- Ну, прости! Честно прости! Не подумал…
- Но зачем?! Зачем ты вообще это сделал?! Это же надо было додуматься!
Я поймал его горящие глаза. Вгляделся в тонкие, сжатые яростью в ниточку губы. В красные пятна, проступившие от волнения на его щеках.
- Ты не поймешь.
- А ты скажи! Скажи! Может мы, какого высшего смысла не понимаем? Так открой нам глаза, просвети уж, сделай милость!
- Жалко мне его стало, - сквозь зубы выдавил я.
- Жалко?! – Лешины глаза округлились. – Кого жалко? Дракона?!
- Да, дракона, - копившееся во мне раздражение прорвалось наружу. – Вы все стояли и смотрели, как беззащитного человека привязали к столбу и полосуют мечами! Никто и пальцем не пошевелил, чтобы остановить это истязание! Линь знал все наперед, и он тоже стоял и смотрел! Никто не вмешался!
- Где ты там беззащитного человека увидел? Это же тварь, это ему человека убить, что на землю плюнуть. И ты за "это" вступиться решил? Он и тебя, между прочим, убить собирался. Не помнишь?
- Да все я помню. Только я знаю, что никто не должен умирать, как подыхает привязанная к дереву забитая камнями собака! Французы сумели его одолеть, так почему сразу не убили? Кому нужны были эти мучения? Один удар, а они с него заживо шкуру сдирали!
- Они, между прочим, инициацию проводили. Ты не только подверг всех опасности, ты еще и не дал Жанне стать настоящим контролером.
- Станет, - я равнодушно махнул рукой. – У нее хорошо получается. Зато, может быть, в следующий раз подумает и выйдет на битву честно. А получать удовольствие от расчлененки, это уж как-нибудь без меня.
- Ну, знаешь, - Леша громко выдохнул и присел на краешек кровати рядом. – От кого бы еще ожидал услышать такой романтический бред, так это от Леши-маленького. Но уж от тебя…
 - Я же говорил – не поймешь, - до несправедливости обидная ситуация. Я сделал то, что считал при тех обстоятельствах правильным, а теперь приходилось, чуть ли не с кулаками, доказывать свою правоту тем, кому их правота подсказывала действовать совершенно противоположным образом.
- Да нет, почему же, - новый вздох. – Если честно, мне и самому было не особо приятно. Но такое…
Леша сидел, уперев локти в колени, положив лоб на раскрытые ладони, и медленно поводил головой из стороны в сторону, растирая кожу, словно бы успокаивая внутреннюю боль. Навряд ли он много спал. Быть может, этим и объяснялся столь яркий всплеск эмоций.
- Так что же все-таки случилось? Ну, после…?
- Страшного, слава Богу, ничего, - растратив запал, Леша говорил спокойнее и тише. – Освобожденный дракон моментально дал деру. Пока наши похватали арбалеты, он на крылья, и был таков. Французы, конечно, в ярости. Линю с Илюхой скажи спасибо, выдернули тебя прямо из-под занесенных уже мечей.
Я содрогнулся.
- В общем, иначе как предателем, тебя никто теперь не называет, - продолжал Леша. - Высказывалось мнение даже, что ты внедренный в наши ряды дракон. Так что на теплое общение тебе теперь рассчитывать пожалуй не стоит. Линь может тебя поймет. Света, Илья. Вася, Денис – навряд ли. Для всех остальных ты стал предателем номер один. Так что советую оглядываться.
- Что, за мной начнется охота? – меня передернуло еще сильнее.
- Да нет. Это я так, сам не знаю, чего несу. Наших Линь успокоил кое-как. Молодец, все-таки, голова работает. Убрал тебя перво-наперво с глаз подальше. Да и врачебная помощь тебе не помешала, - Леша махнул кистью руки заметив, как я схватился за бинты. – Да не волнуйся, все у тебя цело. Врач говорит – спиной сильно ударился, смещение или защемление, что-то такое. Пройдет.
- Ну а с иностранцами ты, конечно, испортил все, что только возможно, - Леша помолчал, потом вздохнул. - Несколько лет налаживания контактов – коту под хвост. Французы в бешенстве, уехали в тот же день, немцы должны улететь сегодня. Линь вокруг них сейчас вьется, как пчела над цветком. Может, уболтает. Они вроде бы тоже французами не очень довольны. И все – по глупости одного идиота…
Я хотел было снова возмутиться, но смолчал. Ведь, в сущности, Леша прав. Вреда моя эскапада принесла немало. Но, понимая это, я вместе с тем понимал и то, что доведись мне снова оказаться там, я поступил бы точно также. Что ж, может быть я и идиот. Но, идиот упрямый.
- Ладно, - Леша поднялся, упершись ладонями в колени. – Что сделано, то сделано, обратно не воротишь. Полежи пока, врач советовал тебе двигаться поменьше, пока не поправишься. А я пойду…
В этот момент дверь в комнату приоткрылась.
- Поздарову, Алексей-джан, - в комнату заглянул невысокий мужчина классической кавказской наружности. "Кэпка и шнобель". И если кепка в данный момент отсутствовала, то нос, как и положено, занимал главенствующее положение на его лице. Характерный акцент присутствовал. Из-под начинающейся надо лбом лысины остро и пронзительно смотрели черные глаза. – Как твой боец?
- Спасибо, Равиль Сергеевич. Скоро будет в порядке, - откликнулся Леша, подходя к двери. – Моему другу нужен покой, пусть полежит.
Уже выходя, Леша перегнулся назад, высовываясь из-за створки.
- Равиль. Хозяин дома, - пояснил он мне. – Очень большой человек. Не вздумай выкинуть еще какую-нибудь глупость!
Голова Алексея скрылась, а мне вдруг стало так горько и неуютно, что я чуть не взвыл. Ведь фактически, прямо с того момента, когда я появился в поле зрения контролеров и был принят ими, я лишь создавал проблемы одна сложнее другой. И вот, даже после того, как я совершил то, что было воспринято как предательство, Леша все равно называет меня своим другом. Другом! Голова немного кружилась, и я откинулся на подушке.
От мрачных мыслей меня отвлекли шум и крики на улице. Громкая возня, перекличка, хлопки дверей, обычных и автомобильных. Медленно, чтобы не потревожить спину, я поднялся с кровати и выглянул через окно наружу.
Судя по высоте, моя комната располагалась на третьем этаже дома. Из окна открывался приятный вид на большой, засаженный яблонями, сад. Дальше, через заборы соседних владений, виднелась опушка лесопосадок. Судя по размерам участка и домашней обстановке, Равиль был далеко не бедным человеком.
Ближе к дому, на открытой территории, стояли машины между которыми, как мыши между мешками, сновали люди в зеленых или камуфляжных костюмах. Я вгляделся. Два вместительных фургона и "Мерседес". Мужчины, все как на подбор, рослые, мускулистые и бородатые, запрыгивали в автомобили. И у каждого, я удивленно поджал губы, за плечами болтался автомат. Настоящее боевое оружие, что подтверждали доносившиеся щелчки передергиваемых затворов.
Скрипнула входная дверь, и я невольно отпрянул от окна. Может быть, подглядывание за происходящим, окажется той самой еще какой-нибудь глупостью? Леша вернулся один, поэтому я счел возможным поинтересоваться:
- Террористическая операция? Или мы на осадном положении?
- Бизнес по-русски, - буркнул Леша. – Равиль едет землю делить.
- Там же человек двадцать, - я изумленно поднял бровь. – Кто-нибудь из оппонентов останется в живых после дележа?
- Не знаю, и тебе выяснять не советую. Равиль – гостеприимный хозяин и не задает лишних вопросов. Так не нужно лезть и в его дела. Для сведения: вежливый Равиль, которого ты видел, и Равиль на стрелке – абсолютно разные люди.
- А откуда ты его знаешь? И вообще, он в курсе… нас?
- Нет. Для него мы – столичные бизнесмены. Со всеми вытекающими. А познакомились мы давно. Он нам помог, мы ему немножко. Полезно бывает иметь своих людей в высших слоях общества.
- Высших? – я сардонически усмехнулся.
- В округе он – номер первый.
Грохот автоматических ворот и шуршание шин по асфальту оповестили о том, что бригада Равиля отправилась на дело.
- Поспать нужно, - Леша не удержался от зевка. – И тебе тоже. Ложись, отдыхай, пока Линь не придумает, что нам с тобой делать дальше. Если что, я в соседней комнате. Справа.
Уснуть мне, однако же, не удалось. Промаявшись несколько часов на постели, пересмотрев за это время все книги из шкафа и так и не начав ни одну читать, я время от времени прислушивался к звукам дома, ожидая хоть какого-нибудь развития событий. Но ничего интересного не происходило. Тишина в Лешиной комнате. Легкие шаги и женские голоса изредка доносились снизу – к возвращению хозяина готовился обед. Несколько раз я вставал и осторожно разминал затекающую спину. Боль при каждом резком движении простреливала позвоночник, но я убеждал себя, что с каждым разом она становилась легче.
Молодая улыбчивая черноволосая красавица заглянула в комнату, я стыдливо спрятал под одеялом голые ноги, и позвала спуститься на обед. Я поскорее оделся, моя сумка с вещами оказалась здесь, и по витой лестнице догнал зевающего во всю глотку, заспанного Лешу, ворчащего под нос, что сон иногда бывает полезнее еды.
Открывая все двери подряд, на третий раз мы попали в столовую, где пригласившая нас красавица и женщина постарше, скорее всего супруга хозяина и его дочь, накрывали большой стол, на восточный манер, уставляя его бесчисленным количеством блюд. Такие столы всегда вызывали во мне скрытое восхищение своим обилием и разнообразием. Казалось, ни одна армия не сможет полностью уничтожить выставленные припасы, заготовленные не иначе как на год вперед. Глаз терялся среди корзинок с овощами и зеленью, исходящими паром блюдами с мясом и пловом, бесчисленных бутылок, плошек, горшков и тарелок.
Где-то за стеной загрохотали ворота.
- Вот и хозяин, - весело прокомментировал Леша, - Как положено, прямо к обеду.
Женщины засмеялись.
Но уже через минуту всем стало не до смеха. Равиль с двумя бородачами, ввалившиеся в дом, представляли собой жалкое зрелище. Одежда изорвана и обгорела, вся в пятнах свежей крови. Того, что находился посередине, шатало из стороны в сторону на ватных ногах, Равиль и второй бородач с трудом поддерживали его прямо.
- Быстро сюда! – крикнул Равиль женщинам, протаскивая раненного товарища мимо столовой. – Гогику позвони.
Хлопанье дверей и стоны раненых перекрылись стенаниями женщин, опрометью бросившихся на помощь. Я дернулся, было со своего места, но остановился, сообразив, что моя медицинская квалификация находится не на нужном уровне. Леша, знавший медицину не многим более моего, тоже остался.
Через некоторое время, оставив бородачей на попечении женщин, Равиль ввалился в столовую. Упав на стул, он, не глядя выцепив бутылку, налил себе полный стакан коньяку и разом его опорожнил. Выглядел Равиль ужасно, но, по крайней мере, целым. Словно не замечая нас, он стакан за стаканом, почти не закусывая, вливал в себя спиртное, но совершенно не становился пьянее. Очевидно, пережитый адреналин сжигал спирт, не давая оказать воздействия на голову.
- Проблемы, Равиль Сергеевич? – осторожно спросил Леша?
Хозяин поднял на него лихорадочно блестящие глаза.
- Кончилось мое время, Алексей-джан. Совсем кончилось. Новые люди идут. Нет больше Равиля.
- Бросьте, Равиль Сергеевич. Не бывает ничего непоправимого. Много людей пострадало?
- Нет больше людей, - выдохнул абхазец.
Плеснул еще коньяку, высоко задрал голову, выпивая. Крупный кадык ходил над воротом окровавленной рубашки, тонкий хрусталь бокала едва слышно позвякивал о зубы. Из раны на виске побежала алая струйка, которую Равиль равнодушно стер рукавом.
- Брат умирает… две пули под сердцем… ожоги, - голос Равиль заглушила возня в прихожей. Приехал спешно вызванный врач. В столовую вернулась молодая девушка, дочь, попыталась приложить кусок ткани к голове отца, но Равиль прогнал ее к постели брата.
На богатый, ломящийся от снеди стол, я смотрел, внутренне содрогаясь, понимая, что сидеть за ним сейчас должны были люди, живые еще несколько часов назад.  А теперь - нет. И пусть я не знал никого из них, этот великолепный стол казался сейчас горькой насмешкой, оскалом смерти, проглянувшим на мгновение из могилы в мир живых, черным напоминанием тщетности всего сущего.
- Когда будешь вести дела, Алексей-джан, - глухо проговорил Равиль. – Бойся Лиса. Он темный человек. Сначала он будет другом. Деньги будет давать. Шакалья морда. Покупать будет все. Все, что предложишь. Потом будет брать силой. И если твоя сила окажется меньше его, Алексей-джан – берегись!
- С ним бизнес не поделил?
Равиль остановившимся взглядом буравил белоснежную скатерть. Но не замолкал. Возможно ему нужно было выговориться, а привычных собеседников, с кем-то же он делил свои радости и беды, под рукой не оказалось. Он давил из себя все также глухо:
- Тридцать бойцов… со мной было тридцать бойцов. На заводе… забили стрелку. Лис желал все. Завод, карьер. Я сказал, что сын осла и хромой шлюхи получит их только после моей смерти. Их было всего трое. Они смотрели на моих бойцов и смеялись. Лис поспорил, сказал, что все мои бойцы не стоят одного его. А потом выстрелил в брата! Мы не стреляли. Аллахом клянусь, мы первыми не стреляли. А брат упал. Я наклонился к нему, а когда поднялся, джахим спустился с небес. Разверзлись врата ада, и хлынул огонь. Ты видел когда-нибудь, Алексей-джан, как заживо сгорают люди? Вокруг тебя? Их крики стоят у меня в ушах! Я стрелял. Все стреляли.  Сын шакала подстроил ловушку. Я на знаю, что там было. Наверное, расставил людей по стенам. По нам стреляли в упор. Он ушел, а его люди, из огнеметов, заживо сжигали моих бойцов! Мне удалось убить одного. Или двух. Когда кончились патроны – мы побежали. Друг помог вытащить брата. Почему Лис дал нам уехать? Не сжег машины? Не стрелял вслед? А, я знаю, шакал показывает зубы, отпугивая от добычи других шакалов. Ему нужен страх…
- Два хлебозавода… лесопилка… карьер… бетонный завод… - Равиль вдруг изо всех сил влепил кулаком по столу. Осколки бокала полетели во все стороны. Мы с Лешей отпрянули.
- Это такие деньги! Ты понимаешь, какие это деньги?! – выдохнул он Леше в лицо. – Я найду бойцов! Это все мое, мое! Ты должен мне помочь! Ты – большой человек. Из столицы. Помоги мне!
- Равиль, - опешил Леша. – Я же не бригадир. У меня нет людей…
- Ты – большой человек, - взвыл абхазец. – Пойдешь со мной на стрелку! Лис захочет… насладиться победой. Просто скажи ему, хорошо? Скажи, что он сильно пожалеет. Лис не рискнет связываться с Московскими! Только скажи ему, хорошо?!
- Успокойся, Равиль. Я подумаю, что можно сделать, - по лицу Леши было заметно, что он далеко не горит желанием вмешиваться.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #93 от 07.09.2010 в 19:14:11 »

- Я соберу бойцов! Найду… всех найду! Всех, кто должен, - обрадованный абхазец прижал руки к груди.
- Не нужно, - покачал головой Алексей. – Мы… просто поговорим.
- Бери… машину бери, "мерседес", оружие бери… все бери, - подскочил Равиль. – Знаешь, где живет? Покажу.
Казалось, в свете блеснувшей для него надежды он сразу забыл об оставленных на заводе телах. Сейчас его заботило лишь пошатнувшееся положение авторитета.
- Зайда! – закричал Равиль, подзывая дочь. И, когда та появилась в дверях, объявил: - Сейчас к дяде поедите. Матери скажи. Брат со мной останется.
- Не поеду, - неожиданно сверкнула черными глазами девушка. – Ты здесь воевать собрался. С тобой останусь.
- Замолчи! Сейчас к дяде поедешь. Я сказал! – Равиль вылез из-за стола. Пошатнулся, ухватился за край. – Он хочет войны? Будет война!
Девушка ударилась в слезы. Равиль, словно не замечая, вышел из комнаты. Леша молча потянул меня к лестнице наверх. Очутившись в моей комнате, я не удержался от вопроса:
- Зачем ты в это ввязался? Кажется, кто-то предостерегал от излишних глупостей?
- Слишком все невероятно, - поджал губы Леша. – Положить тридцать человек конкурента разом! Я думал, "лихие девяностые" остались позади. Да и огнеметы эти… ты слышал, чтобы бандиты в разборках хоть раз применяли огнеметы?
Я пожал плечами:
- Если уж из гранатометов машины взрывают…
Леша ответил таким же пожатием плеч.
- Слишком все невероятно, - повторил он. – Не дикий же запад у нас, в конце концов.
- Ты хочешь сказать, - вдруг дошло до меня. – Его противник, этот Лис – дракон? И огонь этот…
Леша прищелкнул пальцами.
- То-то и оно. Со стороны, похоже. Но я не слышал, чтобы драконы действовали вот так в наглую. Как я уже говорил, время кровавых разборок вроде миновало. Сейчас хороший тон – разорить оппонента. Уничтожить инвестиции. Подавить экономически. Довести до банкротства. Драконы в этом мастера. Благо, возможностей предоставляется достаточно. А здесь… Нужно посмотреть самим. Потому я и не отказался. Поглядим, оценим. Как спина?
- Нормально. Раздумаешь, брать ли с собой человека, творящего глупости на каждом шагу? – усмехнулся я.
- Угадал, - без улыбки ответил Алексей. – Ладно, собирайся. Вдвоем всяко легче. Жаль, наши все уже в Москве.
- Прямо сейчас? – слова Леши меня ошеломили.
- А чего ждать? Второго пришествия? Лучше уж сейчас, пока страсти не остыли. Больше шансов поймать их на ошибке. Да и Равиль может многое еще натворить. Нечего тянуть.
Пока я, опешивший, бестолково топтался посреди комнаты, Леша притащил свои вещи и принялся переодеваться в форму контролера, нисколько меня не стесняясь.
- Да не дрейфь ты так, - бросил он в мою сторону. – Мы только поговорим, пообщаемся. Голой "жэ" на ежа садится не будем. Лично оружие с собой?
Я, негнущимися руками, отстегнул двойное дно собственной сумки. Короткий меч, по форме почти точная копия того, что я нашел на Ромином аттракционе, но выкованный лично Денисом, почему в качестве сомневаться не приходилось. Ради пробы я махнул им, встал в глухую защитную стойку.
- Вот так и стой, - прокомментировал Леша. – Говорить буду я, а ты ни во что не лезь.
Из своей сумки он извлек два пистолета "ПМ". Проверил обоймы и перебросил один из них мне. Вытащим собственный меч, тоже короткий, и укрепил его на специальных лямках под курткой. Я последовал его примеру. Неоспоримое преимущество миниатюрного оружия заключалось, помимо прочего, в его незаметности.
Снаряженные и упакованные, мы спустились на первый этаж. Равиль в соседней комнате разговаривал по телефону, одновременно ругаясь с женой и дочерью. Леша пошел выяснить местожительство Лиса, я же вышел на улицу, остановившись около "мерседеса". Чистая, отполированная машина, только что из автосалона, а уж никак не с поля боя. За атрибутами значимости Равиль следил строго.
Через несколько минут появился Леша, бренча ключами.
- Ну что, поехали?
Я забрался на пассажирское сиденье. Внутренней роскошью автомобиль производил еще больше впечатление. Здесь было все, что только можно вообразить в машине: начиная от навороченной магнитолы и до шикарного мини-бара с холодильником.
Я колебался но, пока Леша выезжал за ворота, решился все-таки задать провокационный вопрос:
- А знаешь, если этот Лис не дракон и если он настолько сильнее Равиля, не лучше ли будет поддержать как раз его?
- Не умничай, - одернул Алексей. – Конечно, все эти бизнесмены с пушками один не лучше другого, однако Равиль – зло известное. Не ангел, но к нему найдены подходы, налажено взаимодействие. Он нас не знает, но поддерживает. А как там еще получится с новым человеком – не известно.
Во всем холодный расчет…
Буквально несколько минут петляния по узким, засаженным тополями и сиренью, улочкам и мы остановились возле высокого железного забора.
- Они же с Равилем почти что соседи, - изумился я.
- Городишко маленький, - пожал плечами Леша. – Это тебе не Москва. Отношения здесь другие. Они, может быть, за руки здороваются, когда в магазине встречаются. После стрелок.
К воротам Леша подъезжать не спешил. Наоборот, дав задний ход, он загнал машину в переулок между заборами. Высунув из окна руку с каким-то приборчиком, он, нахмурив брови, просканировал окрестности.
- Камер вроде бы нет. Пошли.
- Через Изнанку?
- Мы не с охраной общаться приехали, - Леша исчез. Я последовал за ним.
Трехметровый забор мог бы стать проблемой, если бы не деревья. Проникнуть внутрь огромного кирпичного особняка тоже оказалось не сложно – открытое окно мы расценили как приглашение.
Исследовав первый этаж, обстановка, доступная обзору с Изнанки, роскошью не уступала имению Равиля, мы поднялись выше. Тяжелые пушистые ковры, дорогая мебель, сложная отделка на стенах и потолке. Богатство, предстающее перед моими глазами, уже не изумляло. Я начинал привыкать вращаться в обществе людей, независимых от денег. Или, во всяком случае, без эмоций смотреть на него со стороны.
На повороте лестницы мы с Лешей дружно покинули Изнанку. Этот трюк мне объяснил Илья: дело в том, если выходишь с Изнанки или уходишь на нее в незнакомом месте, возможно, под взглядами посторонних людей, процесс перехода лучше всего маскировать поворотом. Тогда те, кто видят тебя со спины, решат, что ты не исчез, а просто повернул, скрывшись из глаз. Те же, кто находится за поворотом, воспримут появившуюся фигуру, тоже как повернувшего, а не материализовавшегося из воздуха.
На этот раз предосторожности оказались излишни. На лестнице никого кроме нас не оказалось. Стараясь ступать тише, в тяжелых форменных ботинках это было нелегко, мы поднялись на второй этаж.
Первая же дверь, ручку которой Леша осторожно потянул на себя, привела нас в комнату, обстановка которой сумела-таки меня поразить. По стенам, от пола до потолка, тянулись тесные ряды книг. Даже на первый взгляд неискушенного человека, оформленные в золото и серебро корешки, говорили об их немалой ценности. В углах сверкали позолотой начищенные до блеска рыцарские доспехи. Перекрещивающиеся над головой балки из красного дерева выполнены в виде вцепившихся друг другу в пасти драконов. Глаза зверей сверкали алыми камнями, вполне возможно, драгоценными. Мягкий ковер под ногами, пружинил, поглощая звуки шагов. Великолепно вытканный рисунок изображал испускающего пламя дракона, взгромоздившегося на полуразвалившийся средневековый замок. Массивный письменный стол, мягко отблескивая в свете хрустальной люстры, довершал дорогую обстановку. Апартаменты хозяина, сомнений не вызывало.
В комнате никого не было.
Леша молча прошел к столу и, усевшись в кожаное кресло, поднял монитор ноутбука. Я промолчал, хотя и не понимал его действий. По его же собственным словам, мы пришли пообщаться с хозяином, а не копаться в его белье, выясняя количество шкафовых скелетов.
Пока Леша колдовал над компьютером, я разглядывал книжные полки. "Книга вымышленных существ", "Мифические звери", куча "Легенд и сказаний" всевозможных стран на различных языках, "Беовульф", "Повествования о драконах", "Черный дракон", "Рыцари и драконы", "Ярость огня", "Китайские драконы", опять "Драконы", "Драконы" снова и снова – я вел пальцам по корешкам, читая названия, частью знакомые, большей частью – нет, но неизменно все посвященные драконам. Что же это получается? Хозяин – поклонник драконов? Историк? Исследователь? Контролер? Дракон?
Я терялся в догадках. Вытащив наугад книгу в тяжелом кожаном переплете, я перелистнул несколько ветхих страниц, казалось, готовых рассыпаться под моими пальцами. Не вызывала сомнений древность и, соответственно, бесценность фолианта. Пробежавшись по страницам, на которых грубыми штрихами расплывшихся от времени чернил, изображены скелеты драконов во всех вариациях, я запихнул книгу на место. Выудил соседнюю – все те же драконы.
Гладкий кожаный корешок без названия, стиснутый меж громоздких инкунабул привлек мое внимание. Раскрыв книгу, и сдвинув первый лист, я вытаращил глаза. Книга оказалась с секретом. Аккуратно вырезанное внутри страниц углубление содержало грубый коричневый конверт, перетянутый резинкой. Вернув книгу на место, я собирался заглянуть внутрь конверта, как громкий возглас привлек наше внимание:
- Оп-а! Ребята, вы забрались не в тот дом!
Леша вскочил из-за стола, я обернулся, рефлекторно пряча конверт в карман.
Дверной проем занимала фигура молодого человека, изысканно одетого в элегантный домашний костюм. Впечатление официальности портили лишь отсутствие галстука и тапочки на ногах. В прочем, не вызывало сомнений, что перед нами хозяин дома и соперник Равиля по бизнесу – Лис.
- Вы что, не знаете, как положено поступать с крысами? – он явно принял нас за домушников.
Его уверенный голос и плавные движения, когда Лис шагнул внутрь, совершенно не выдавали никаких эмоций. Лишь легкое удивление от встречи с незнакомцами в собственном кабинете. А ведь мы могли быть, и были, вооружены!
Впрочем, самоуверенность хозяина имела под собой основания. За его спиной в комнату скользнул громила-телохранитель. Мгновенно оценив обстановку, он, сделав шаг влево, выхватил из наплечной кобуры оружие. Автомат немецкой фирмы "Хеклер и Кох", такие пушки часто можно увидеть в кино и очень редко в реальной жизни. Выглядел он, конечно, слегка картинно, но очень внушительно.
Я не успел моргнуть и глазом, как в Лешиных руках оказался "ПМ", нацеленный на хозяина. Слегка замешкавшись, в моей жизни явно не доставало практики обращения с оружием, я вытащил свой пистолет, нацелив его на телохранителя.
- Опа-па! – усмехнулся Лис. – Крыски показывают зубки.
И резко, понизив голос, рявкнул:
- Под кем ходите?
- А ты сам, чьих будешь? – бросил в ответ Алексей.
- Я – Лис. Я здесь командир, - оскалился Лис.
- А вот мы слышали другое, - возразил Леша. – Равиля знаешь?
- Этого старого козла, - зло рассмеялся Лис. – Так вы от него? Поквитаться решили, мальчики?
И снова резко:
- Равиль теперь никто. Равиля больше нет. Я теперь здесь первый! Ясно вам?!
- Не сильно тявкаешь? По зубам кусок? – в том же тоне ответил Леша. Я предусмотрительно молчал. – Как со столицей ладить будешь?
- Московскими меня пугать решили?! Вот вам, – Лис взмахнул рукой, щелкая в воздухе пальцами. – Долго ждать столичных придется. А если придут…
- Мы – Московские! – перебил Леша. И произнес странную фразу: - Три листа на волю – весна.
С лица Лиса схлынула краска.
- Вот значит как, - прошептал он. Видимо произнесенные Лешей слова содержали пароль, подсказанный должно быть Равилем. И ответил: - Дорогому гостю – добро пожаловать.
- Значит, Московские, - произнес Лис после паузы. Злость из его голоса испарилось, слова звучали по-деловому. – Чего хотите?
- Мира. Оставь Равиля и прекрати беспредел.
- Так дела не делаются, - возразил Лис. – Я сильнее. Равиль потерял свой вес.
- Бизнес поделите, - я молча восхищался, как Леша ведет разговор. Короткие, емкие фразы, голос не выдавал ни капли волнения. И это притом, что мы находились под прицелом. – Завтра.
- Что ж, можно и поделить, - уступил Лис. – Коли большие люди просят. Это все?
- Все. Можем разбежаться.
Лис склонил голову в легком поклоне. Куда только подевались его властные замашки, сейчас он один в один походил на делового бизнесмена, принимающего за круглым столом важных партнеров.
- Не желаете остаться у меня? Дом, банька, девочки – все для дорогих гостей.
Леша покачал головой. Лис отступил в сторону от двери, отведя назад раскрытую вниз ладно, давая знак охраннику опустить оружие. Я слегка расслабился, вслед за опустившим пистолет Лешей. Похоже, переговоры завершились успешно. Как и говорил Равиль, Лис уступит, не захочет связываться с Москвой. А Леше весьма успешно удалось эту самую "Москву" сыграть.
- В благодарность за понимание, не желаешь что-нибудь узнать?
Лис в свою очередь сделал отрицательный знак.
- Все, что мне нужно, я знаю, - с легким намеком усмехнулся он.
Я разглядывал телохранителя Лиса, поражаясь его мускулам, проступавшим даже под острыми углами пиджака, и поэтому не видел, какой знак подал ему хозяин. Заметил лишь дернувшуюся вверх руку и рефлекторно прищурившийся правый глаз. Мой предупреждающий вопль совпал с пистолетным выстрелом – Леша контролировал обстановку лучше меня.
Почувствовав толчок в плечо, я завалился вбок, уходя с линии прицела вздымавшегося на уровень головы автомата. Как в замедленной съемке, я даже не видел, ощущал, как напрягается палец на спусковом курке. Как в следующую секунду в нашу сторону выплескивается фонтан свинца. Как поворачивается, падая в противоположную сторону под прикрытие стола, Леша. Под рев автомата я перекатился к столу, где, за поваленной крышкой, как за щитом, уже сидел Леша. Я кожей ощущал, как пули рвут полировку на дереве за моей спиной.
- Окно! – заорал Леша и, изо всех сил толкнув ногами кресло, вышвырнул его в оконный проем, вынося вместе со стеклами раму.
Повинуясь рывку, я рыбкой выбросил непослушное тело в открывшийся проем. Мгновение полета. Жуткий удар выбил из меня воздух. Прокатившись по крыше пристройки, слава Богу, она была под окном, иначе падение со второго этажа оказалось бы фатальным, я плюхнулся на землю. Не успев подняться, я получил еще более болезненный удар – сверку на меня рухнул Леша. Держась за охваченные огнем боли ребра и стараясь дышать пореже, я, следом за Алексеем, бросился вдоль стены к воротам. Пули со свистом впивались в землю вокруг нас, телохранитель Лиса безостановочно палил из окна. Расширенные глаза охранника, которого Леша вырубил подлым ударом, железная створка ворот, содрогающаяся от ударов пуль, жуткие звуки рикошетов – все мелькало вокруг меня в бешеном хороводе.
Слегка опомнился я лишь во мчащемся на всем газу "мерседесе" Равиля. Как мы добрались до машины, выпало из памяти. Как мы, оставшиеся невредимыми, сумели выбраться из-под шквального обстрела, как не переломали руки-ноги, выпрыгивая из окна – оставалось загадкой. Сердце стучало возле самого горла. Я машинально ощупывал себя в поисках пулевых отверстий.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #94 от 07.09.2010 в 19:14:36 »

- Мне кажется, - прохрипел я, когда членораздельная речь стала возвращаться. – Или я ошибаюсь, но стоит мне побыть с контролерами чуть-чуть подольше, как моя жизнь превращается в карусель валящихся на голову опаснейших событий?
Леша, гораздо дольше пробывший контролером и поэтому более привычный к происшествиям подобного рода, ответил философски:
- Иногда жизнь дает нам пинка, чтобы на мягком месте не завелись мозоли. Рассматривай все с этой точки зрения - будет проще.
- Во всяком случае, - заметил он, подъезжая к дому Равиля. – Мы убедились, что он – дракон.
- Богатство, книги эти, атрибутика и…
- Бред, - возразил Леша. - Влад, все проще. Вот представь, что ты очень богатый человек, связанный с опасным бизнесом. Твой дом окружен высоким забором, по периметру ходит охрана. В доме ты тоже, наверное, посадил парочку. И вот, войдя однажды в спальню, ты застаешь в ней двух посторонних мужиков. Какой первый вопрос возникнет у тебя в голове?
- Что им нужно?
- Ммм… - Леша издал непонятный звук. – Это потому, что ты контролер. Хорошо, второй?
Я подумал.
- Как они туда попали?
- Точно, - прищелкнул пальцами Леша. – А наш Лис задал нам первый вопрос, но ни на мгновение не заинтересовался вторым. Даже когда я, в порядке вежливости, предложил ему это спросить. Сие означает, он знает, что такое Изнанка, и как можно попасть в дом, минуя охрану. И телохранитель его, ты знаешь людей, за которыми даже по собственному дому ходит телок? Зачем, при такой-то охране? Ну, а раз он знает про Изнанку, но не контролер?
- Наверное, ты прав. И что же мы с этим будем делать?
- Мы – ничего. Уже дров нарубили. Позвоню завтра Линю, пусть ребята решают на общем собрании.
Загнав машину за ворота, мы поднялись в дом. Равиль, с нетерпением ожидавший новостей, кинулся к Леше с расспросами. Оставив их обмениваться новостями и обсуждать результаты, я поднялся к себе.
Спина, потревоженная падением, нестерпимо горела, под ребрами ныло. Раздевался я очень медленно. Осторожно размотав повязку и густо намазавшись едкой мазью, оставленной для меня доктором, я попытался кое-как устроиться на постели. Хорош пациент: прописали лежать, а я со второго этажа прыгаю. Адреналин схватки схлынул, в голове царил туман, глаза закрывались сами собой. Через некоторое время мне удалось-таки найти терпимое положение, и я провалился в объятия морфея.
Проснулся я словно от толчка. Сон совершенно не отложился в памяти, но оставил после себя ощущение липкого кошмара. Прислушиваясь к тому, как перестает сильно биться сердце, я следил взглядом за мелькавшими на потолке алыми бликами от огней проезжающих за окном автомобилей. Хорошо все же лежать дома в постели, а не…
Я подскочил. Я же отнюдь не дома! И, я с подозрением уставился на потолок, окна моей комнаты выходят совсем не на дорогу. Прильнув щекой к оконному стеклу, я до предела скосил глаза вниз, пытаясь рассмотреть, что происходит.
Все было тихо. Темноту летней ночи нарушали лишь мягким мерцанием звезды. Да зеленовато-желтый диск почти полной луны виднелся в просветах редких облаков. Но, что же привлекло мое внимание?
Стена пламени взметнулась до самой крыши, загородив собою горизонт, отбросив меня, как ударом, от окна. Уши наполнились ревом, треском сгорающего дерева и звоном лопающегося стекла. Пытаясь проморгаться, огонь буквально ослепил привыкшие к темноте глаза, я на ощупь искал и натягивал на себя одежду. Под руки попался защитный костюм контролера, в котором я ездил к Лису. Дрожащие руки не с первого раза попадали в жесткие рукава. По комнате плыл, забивая горло, мешая дышать, резкий запах дыма. За окном плясали языки огня.
Пространство за распахнутой дверью оказалось заполнено серой пеленой дыма, словно стеной отделяя меня от внешнего мира. Извиваясь, словно гигантские змеи, тонкие пряди поползли внутрь, захватывая открывшееся пространство. Бросив взгляд на окно – нет уж, хватит, я прижал к носу первую попавшуюся тряпку и с головой окунулся в серый кисель, поразительно быстро заполнивший дом.
Метнувшись вправо, туда, где должна была располагаться комната Леши, я замолотил кулаком в дверь. Никакого ответа. Изо всех сил рванув за ручку, я чуть не упал, легко распахнувшаяся дверная створка больно задела меня по ноге. Дыму здесь было ничуть не меньше. Разглядев на полу неподвижное тело, я упал рядом с ним на колени, тряся Лешу за плечо и выкрикивая его имя. Никакого ответа. Я и забыл, что он не переносит дыма!
Проклиная про себя все и вся, я, как мог, взвалил неподъемное тело на плечи. Полностью одетый, видимо он так и не ложился, в правой руке Леша мертвой хваткой сжимал ноутбук, добавляя лишнего веса моей и так многострадальной спине. Избавиться от компьютера не получилось, не рискуя оторвать Леше пальцы.
Сгибаясь пополам, сотрясаясь от непрестанного кашля, я выволок свою ношу в коридор, а затем дотащил и до лестницы. Огонь охватывал дом с удивительной быстротой. Внутри открытого огня пока видно не было, но чувствовал себя я, словно ощипанная курица в духовом шкафу.
Или я привык, или внизу дыма было чуть меньше. Размазывая по щекам струящиеся слезы, я пытался сориентироваться. Прислонившись к стене, чтобы дать себе передышку, сквозь рев огня я услышал резкий треск автоматных очередей.
Дверь рядом со мной, распахнутая ударом ноги, отлетела. Бородач, сопровождавший Равиля, проскочил через коридор в противоположную комнату, по пути высадив и ее дверь. Следом бежал сам хозяин, на ходу передергивая затвор "калашникова". Бросился к окну, выбивая прикладом стекло, и дал в темноту несколько коротких очередей.
- Что стоишь? – заорал он на меня, прижимаясь спиной к пространству между окнами. – Выноси к машинам!
- Куда…? – воспаленный мозг отказывался четко формулировать мысли.
- Двигай, прикроем! – Равиль замахал рукой куда-то влево.
До явственного хруста стиснув зубы, спину словно сжигал огонь не слабее охватившего дом, я потащил Лешу к входной двери. Туда, где мы вчера припарковали "мерседес". Запнулся за ступеньку, открывая, и со всего размаху рухнул на порог. Над ухом раздался резкий визг, и сверху на меня посыпались обломки штукатурки и крошка кирпича. Вздернув голову, я растеряно посмотрел на длинный ряд пулевых отверстий в кладке, не упади мы, который пришелся бы точно на уровне моей груди. По телу пробежала холодная дрожь.
Обстрел!
Как был на коленях, ногами вперед, я лихорадочно вполз обратно, волоча следом за руки бесчувственное Лешино тело. Равиль грохнув плечом в дверной косяк, перегнулся через меня, стреляя в темноту в ответ. Утренняя рана на его голове открылась, заливая глаз кровью, а может быть он уже получил новую. Оборотив ко мне ставшее жуткой маской лицо, он снова замахал руками.
- Туда! Гараж! Еще машина!
- А вы?! – закричал я в ответ.
- Не бойся! – выкрикнул он, скрываясь в доме. Треск автоматных очередей не прекращался с обеих сторон. Длинные, навстречу открывающимся дверям и окнам, из темноты, и короткие ответные из автоматов Равиля и бородача.
Что же это твориться? Война в городе, у всех на глазах? А где же милиция, МЧС, пожарные, наконец?
В сознание Леша не приходил. Взвалив его снова на плечи, я добрался до лестницы, ведущей еще ниже, в подвал. Мои силы стремительно таяли, Леша становился все тяжелее, а в спину, словно кто-то всадил острый нож и крутил его во все стороны.
В тесном гараже оказалась всего одна машина. Светлый спортивный седан, на заднее сиденье которого я погрузил бессознательного Алексея. Сам впрыгнул за руль. Ключи оказались в замке, двигатель завелся с полоборота. Пусть у меня и не было личной машины, но что и куда нажимать я знал.
Я изо всех сил  надавил на клаксон, зовя Равиля с бородачом. Никакого ответа. Даже выстрелы стихли.
Я просигналил еще раз. Громко и долго. На лобовое стекло летели черные крошки, и сыпался пепел. Серебристые плети дыма постепенно заволакивали обзор. Я жал на сигнал, надавливая кнопку до побеления пальцев. Никакого ответа. Лишь нарастающий рев огня.
Продольная балка над головой треснула и просела. Я рефлекторно вдавил педаль газа, впрочем, тут же удержав машину на месте, и продолжал сигналить. На моих глазах балка прогибалась все сильнее, длинный острый конец отломанной щепы нацеливался прямо в стекло. Наконец, нервы не выдержали. Оставив бесполезное гудение, я надавил кнопку на брелоке, поднимая автоматические ворота и, стоило лишь открыться достаточному пространству, бросил машину вперед.
Пропахав правым бортом по забору, с прожиганием резины, чуть не перевернув машину на повороте, я вырулил на узкую улочку. Оставляя позади зарево пожара, я до упора вжал педаль газа в пол. Стреляли ли мне вслед, я не слышал.
Не раз, когда я сидел в кинотеатре на просмотре фильма с погонями, я представлял себя в этой роли. Мечталось, как до упора вдавливается педаль, в ушах свистит ветер, под руками дрожит баранка верного автомобиля, и абсолютно наплевать на всех милиционеров любых рангов и званий. Сейчас я жил этой ролью. Вот только почему же трясутся пальцы, предательски слабнут в коленках ноги и в голове отчаянная пустота? А Джеймс Бонд еще бы и сигаретку закурил!
Патрульная машина, действительно, не обратила внимания на промчавшуюся мимо машину. Скорее всего, автомобиль Равиля был хорошо им известен, и связываться с бизнесменом никто не желал. Дома мелькали за окнами черными тенями, блестя вслед желтыми зрачками драконьих глаз. Машина проскакивала пятна света от уличных фонарей и снова погружалась в сгустки ночной темноты. Такая необычная поездка могла бы показаться захватывающей, если бы не оставленный позади ад. Я гнал машину без направления, без цели. Только вперед.
- Шеф, у вокзала тормозни, - донеслось сзади.
Я втопил педаль тормоза. Машина затряслась, пошла юзом. Даже сквозь забитые дымом ноздри в нос ударил запах жженой резины. Сзади донесся звук падения тела, сдавленная ругань и натужный кашель.
Горло перехватывало и у меня. Опустив все окна, я принялся выкашливать из себя клубы дыма. Леша с заднего сиденья  увлеченно вторил. Так мы и сидели, в темноте, в машине, перегородившей дорогу, и дружно кашляли.
Сообразив, наконец, что если я не хочу выплюнуть легкие, с этим нужно прекращать, я повернулся назад. Леша полулежал, закрыв глаза, сложив обе руки на груди, прижимая ладони в области сердца. Дышал он более-менее ровно, но периодически лицо его искажалось, а тело выворачивалось в приступе безудержного кашля.
- Назад… давай… - выдавил Леша между схватками. – Солдатская улица… двадцать четыре… шестая… квартира… там врач… живет…
Знать бы еще, где тут Солдатская улица? Я развернул автомобиль и медленно поехал. Леша взмахами рук указывал повороты, через силу выдавливая: "Туда… туда", когда я сомневался в направлении. Слегка попетляв, автомобиль уткнулся бампером в бордюр тротуара рядом с темной девятиэтажкой. Домофон на двери отсутствовал, и Леша, опираясь всем весом на меня, затрезвонил в обитую черной искусственной кожей дверь.
- Что случилось? – открывшего дверь высокого, в росте не уступавшего Леше с его двумя баскетбольными метрами, абхазца я мельком уже видел. Равиль вызывал его к раненному брату. Мою спину, скорее всего, также осматривал он.
Лешу опять скрутило в судороге. Абхазец подхватил его, увлекая в дом. Я двинулся следом.
Жилище врача не блистало роскошью. Чего уж я ждал от хором личного эскулапа местного авторитета, не знаю, но небольшая двухкомнатная квартира ничем не выделялась среди сотен квартир большинства моих знакомых. Леша был быстро уложен на широкий диван.
- Что с ним? – настороженность от неожиданного визита сменилась профессиональной заботой.
- Легкие. Наглотался дыма, а ему нельзя.
Врач понимающе кивнул, доставая из шкафа сумку с инструментами. Я, стоя посреди комнаты, наблюдал за тем, как он прослушивает Леше грудь, светит фонариком в глаза, простукивает ребра. Спокойные, уверенные движения, мягкий голос. Он разительно отличался от резкого нервного Равиля, хотя и был с ним одной национальности. Смешав из нескольких баночек какой-то состав, врач силой влил в горло Леши микстуру, моментально отдавшуюся сильнейшим кашлем. Но, как следует прокашлявшись, Леша стал дышать гораздо ровнее.
- Гоги, мы, наверное, не сможем здесь долго оставаться… - начал я, неуверенно вспоминая, как называл врача Равиль.
- Гогик, - с ударением на последнюю букву, поправил меня абхазец. Говорил он тихо, на замечательном русском, совершенно без акцента. – Я знаю, кто вы, знаю, что вы гости Равиля. Если нужно, вы можете остаться здесь сколько хотите.
- Гогик... – я не знал, как сказать. – Равиль… погиб.
Черные густые брови на узком лице врача поползли вверх. Он потер шею, машинально посмотрел на часы.
- С чего вы взяли? – в его голосе не слышалось паники, лишь легкое недоумение.
- Его дом… сожгли. Только что. В нас стреляли. Равиль… и его друг остались, а мы уехали. Они остались в горящем доме и не пришли в машину, когда я сигналил. Прошло много времени…
- Не беспокойтесь за Равиля, - покачал головой Гогик. – Я знаю его очень давно. Старого лиса не так то просто припереть к стенке.
- Они остались в горящем доме! – я чуть не закричал на невозмутимого абхазца. – Окруженные! Под автоматным огнем!
Гогик успокаивающе поднял руки ладонями вперед. Вглядываясь мне в глаза, произнес:
- Вы явно пережили глубокий стресс, - его ловкие пальцы уже смешивали очередное лекарство. – Вот, выпейте. Это поможет снять напряжение. Что же касается Равиля… раз вы его друзья, открою вам маленькие секрет. У Равиля порок сердца. В грудь вживлен специальный прибор, контролирующий его работу. Монитор от него здесь, у меня в часах. Так вот, прибор работает, значит, сердце Равиля бьется без перебоев. Могу вас уверить, он не только не умер, но даже серьезно не ранен.
- Хоть что-то, - у меня слегка отлегло от сердца. Я постоянно переживал, что оставил в беде людей, дружески ко мне относившихся. – Но его дом действительно уничтожен. Возможно по нашим следам те, кто напал на Равиля, явятся и сюда. Вы тоже можете пострадать.
- Спасибо за заботу, - тепло улыбнулся врач. – Я с Равилем давно. Все его беды, каким-то странным образом, становятся и моими. Причем не зависимо от моей воли. А я… человек одинокий. Кроме Равиля у меня никого, в сущности, и нет. Понимаете?
Я понимал. Это называется - Дружба. Дружба с большой буквы. С самой большой, с огромной. Насколько же не хватает подобной дружбы в мире? Настолько же, насколько удивительно встретить ее именно в среде, традиционно считающейся рассадником всех отрицательных черт человечества. Я протянул абхазцу руку. Гогик торжественно пожал мою ладонь.
- А вам ведь нужно где-то остановиться. Почему бы не здесь? – продолжал абхазец. – Мало кто знает о моих отношениях с Равилем. Пока здесь безопасно. Да и моя помощь вам не помешает.
Я испытывал одновременно и огромную признательность и облегчение. Горло слегка перехватило от волнения, я не знал, как благодарить великодушного врача.
- Вы можете спать на кровати. Я принесу одеяло, - разрядил обстановку Гогик.
Склонившись над Лешей, впавшим в дремотное состояние, и убедившись, что он стал дышать легче и глубже, я, совершенно обессиленный, опустился на край кровати, ожидая обещанное одеяло.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #95 от 07.09.2010 в 19:15:26 »

ту би :)
 
Еще кусочек. Что-то опять разрастается :)
Зарегистрирован

ban.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #96 от 07.09.2010 в 21:56:48 »

2Korchy: Ух ты, захватывающе, жду.
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #97 от 22.09.2010 в 21:10:58 »

Еще кусочек :)
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #98 от 22.09.2010 в 21:11:09 »

3.      
 
Третий день подряд я просыпаюсь в чужой постели. Причем каждый раз в новой. Не то чтобы, учитывая недавние события, я очень возражал, но включать это в привычку не собирался. В квартире царила тишина, нарушавшаяся лишь Лешиным дыханием. Будить его не хотелось, я понимал, что досталось ему преизрядно. Но и плана дальнейших действий у меня не было. Поэтому я валялся на кровати, разглядывая потолок и размышляя на отвлеченные темы. Например, о том, как бы сделать так, чтобы в переделки, подобные вчерашней, больше не попадать.
Бесплодность подобного рода рассуждений, очевидно, тщетна по определению. Вскоре бурчание голодного желудка погнало меня на поиски кухни. Там я обнаружил записку от Гогика, в которой говорилось, что хозяин весь день занят в клинике, а нам предлагалось распоряжаться его домом, как собственным.
Воспользовавшись любезностью, я включил электрический чайник, и пока он закипал, успел соорудить огромный бутерброд из обнаруженных в холодильнике запасов и даже заглянуть в ванную, приведя себя в относительный порядок.
Вертясь с бутербродом и чашкой чая на кровати, боль в спине не спешила сдавать позиции, я нащупал в кармане что-то твердое. Прямоугольник жесткой бумаги мешался, и я вытащил его на свет. Письмо? Конечно, как я мог забыть! В доме Лиса я случайно вытащил книгу-тайник, между листов которой и обнаружил конверт. А когда события стали развиваться слишком уж бурно, я, сунув его в карман, тут же о нем позабыл.
Наверное, в письме содержится нечто важное, а в свете разросшейся конфронтации с Лисом никакие дополнительные сведения о нем не будут лишними. Я вытряхнул из конверта тонкие листки бумаги. К моему разочарованию номеров счетов в швейцарских банках не обнаружилось и кодов доступа не значилось. Не было здесь и никаких других таинственных данных. Просто листки, исписанные широким круглым почерком. Обычные письма. Без адреса и адресата, сколотые скрепками друг с другом. Я взял в руки верхнее.

Я словно пробудился ото сна. Может быть, это письмо покажется тебе странным и непонятным. Я даже не знаю, прочтешь ли ты его. Я даже не знаю твоего имени. Я даже не знаю, хватит ли у меня духу отправить его. Но я пишу. Пишу тебе. Той, кто зажег свет. Каплей свечи во мраке ночи ты раздула пожар ослепительнее солнца. Пожар, вознесший меня на своих крыльях так высоко, куда я не способен подняться даже в мечтах.
Ты даже не знаешь кто я. Путник, веками бродивший по пустыне, перед которым прекрасная фея вдруг раскинула неземной оазис. Слепец, перед которым забрезжил тонкий лучик света. Камень, из трещины которого под теплым ливнем растет чудесный цветок. Я – та душа, с которой спали цепи, готовая взмыть в небеса райских кущ.
Я помню первое мгновенье. Тот миг, что огненным клеймом навеки впечатался в самое сердце. Берег реки Клязьмы. На самой границе отпущенного мне пространства. Зачем я шел по лесу? Не важно, уже совершенно не важно. С того момента все, что было раньше, подернулось пеплом, распалось тленом, превратилось в прах. С того самого момента, как я услышал твой голос.
Эти дивные звуки проникли мне в самое сердце. Так могла бы петь сама весна, приходя на смену лютой стуже. Так пел бы родник, родившийся в скалах от удара молнии. Так пели бы райские птицы, доведись им покинуть обетованное сквозь приоткрытые врата.
И я бежал, не разбирая дороги, натыкаясь на деревья, спотыкаясь, падая, поднимаясь, и вновь устремляясь туда, откуда звучала та дивная песня. Пусть я не запомнил мелодии. И мне не нужно восстанавливать в памяти слова. Эта песня навсегда осталась во мне. Она звучит даже сейчас, словно снова и снова ты поешь для меня.
И вот, когда деревья расступились, когда разомкнулась непроходимая преграда кустов и я, грязный и исцарапанный вывалился на прибрежную поляну к вашему костерку, когда компания испуганных подруг, окружавших тебя, сначала яростно набросилась на меня, а потом, весело хохоча, они заставили меня сесть у костра рядом с тобой, вот тогда я проснулся. Я заново родился. Я осознал, что моя жизнь началась в этот миг, а все, что было раньше - тлен. Я понял, что разбитое твоей песней на миллионы осколков сердце забилось вновь, стоило лишь увидеть тебя.
Твои подруги ни о чем не подозревали. Студенческие палатки, жар костра, приятный запах походного котелка. И что с того, что в лагерь зашел какой-то незнакомец? Меня усадили на бревно, всучили в руки гитару. Я пел? Возможно. Я не пел до этого ни разу в жизни, в горячечном бреду не мог представить себе такого. Я пел и не сводил с тебя взгляда. Я пел для тебя.
Когда это было? Сколько дней прошло? Все отступило, подернулось дымкой. Смеющиеся девушки, парни. Лес, костер, палатки. Как будто я был по ту сторону мира. И, как бы это не было невозможно, ты находилась здесь, рядом со мной.
Я упивался этим чувством. Чувством глубокой полноты. Как будто в пустую оболочку тела, вновь вдохнули душу. Только теперь я осознал, каким пустым влачилось мое существование прежде. Я жил один, в гордыне собственного могущества, не признавая рядом никого, кто хоть в чем-то мне уступал. А теперь, оглянувшись, я видел в себе лишь сосуд с отбитым донцем, через которое в пустой песок вытекла живительная влага, неспособная напоить его, потраченная впустую.
Что мне силы? Я могущественнее любого и не раз и не дважды доказывал превосходство в бою. Как я мечтал подхватить тебя и взмыть в поднебесье, подальше от жалких червей, населяющих бренную землю. Каждый раз, когда я глядел тебе вслед, я представлял нас несущимися сквозь корону солнца, слитыми в едином объятии, в волшебном, неземном единении. И каждый раз, разогнав предательскую пелену, я боялся пошевелить и пальцем, стоило тебе заговорить со мной.
Возможно, одиночество сыграло со мной подлую шутку. Презирая ценности общения, уважая лишь авторитет силы, перед которым никому еще не удавалось меня склонить, я был способен лишь, заикаясь, лепетать что-то в ответ твоим словам. Разве может такое быть, чтобы дар очарования превозмог могущество силы? Я познал это на себе.
А когда все кончилось, палатки оказались сложены, а сладкоголосая гитара забыта, я остался. Остался потерянно бродить средь примятой травы и остывшего кострища, впустую терзаясь тем, что не узнал твоего имени. Лед арктических пустынь заполнил мою душу, разрывая сердце ледяными тисками когтей.
Деньги? Песок. Могущество? Тлен. Сила? Ничто. Власть? Обман. Все сущее - пыль по сравнению с болью разбитой души.
Но не случайно вслед за зимой приходит весна, за засухой – дождь, а после шторма рождается радуга. Уже отчаявшись и почти потеряв надежду, я встретил тебя снова. Ты шла по улице, а из асфальта, там, где его касались твои каблучки, прорастали прекраснейшие, невиданные цветы. Я шел, не сводя с тебя глаз. Солнце лучами стелило узкую тропку только для нас, хотя ты и не подозревала обо мне. А я, окрыленный, летел за тобой по узкому золотому мосту.
Теперь я знаю твой дом. Я прихожу каждый день. Стою под забором, ловлю твой зыбкий силуэт в проеме темного окна. Я закрываю глаза. И мы уносимся вместе. Уносимся туда, где огненные дали, где ветер и солнце, где только ты и я.

Леша заворочался, оторвав голову от подушки.
- С возвращением, - приветствовал его я.
Алексей на приветствие ответил бурчанием, сорвался с дивана, отбросив одеяло, и быстро прошлепал босыми ногами в сторону уборной. Услышав через некоторое время, как загремела посуда, я поднялся с кровати следом и отправился на кухню, где Леша занимался тем же самым, что и я ранее – заваривал чай и нарезал бутерброды. Завтрак холостяка. Записка Гогика отправлена в корзину для мусора, Леша без стеснения распоряжался на кухне как полноправный хозяин.
- Прочти, - я перебросил ему листочки из конверта.
- Откуда это? – свободной рукой Леша подхватил письмо.
Я рассказал про тайник в книге.
Первую страницу Леша прочитал внимательно, остальные все быстрее и быстрее. Под конец он просто бросал взгляд на листок и сразу отбрасывал его в сторону.
- Лирика какая-то. Ничего полезного, - резюмировал он.
- Ну, во всяком случае, мы узнали, что все случилось из-за женщины, - возразил я.
- А что вообще в этом мире случается не из-за женщин? – усмехнулся Леша. – Но мы, к счастью, не биографы драконов. Меня их личные мемуары не особо волнуют.
- Все равно, нужно почитать повнимательнее, - я скалывал разбросанные листки в прежнем порядке.
- Читай, изучай, коли есть желание. А у меня вот мысли крутятся вокруг того, как нам прищучить этого дракона.
- Между прочим, он напрямую себя драконом не показал. И даже в письме, кстати, не раскрылся. Может дальше, я еще не все прочитал…
- Даже если тех данных, что уже есть, кажется тебе недостаточно, - отмахнулся от возражений Леша. – Столь быстрая реакция, это нападение, говорят сами за себя. Он просчитал в нас контролеров и не замедлил с ударом. Вспомни, ему не нужен был Равиль, он отпустил его на все четыре стороны, не тронул и пальцем, лишь завладел деньгами. Значит, целью удара являлся не он, а мы с тобой. Можно, конечно, предположить, что он просто испугался, мол, столичная группировка предъявит счет. Но я никогда не поверю, что кирпичный трехэтажный дом способен сам загореться со всех сторон за считанные минуты. Нет, он вычислил нас по тем же самым признакам, по которым мы раскрыли его.
Я пожал плечами, не собираясь спорить.
- И что теперь делать?
- Очевидно, ответить, - Леша откинулся на табуретке, оторвав передние ножки от пола, слегка раскачиваясь.
- Напасть на него? – мое лицо непроизвольно перекосилось. – Но там же охрана. Люди.
Леша немного помолчал, размышляя.
- На Изнанке, кстати, людей не будет. Но можно проще. Он сам дал нам такую возможность. Представим, для примера, что на углах дома Равиля стояли камеры. И на одну из них, совершенно случайно, запечатлелся силуэт дракона. Я ведь не зря остаюсь на контроле, когда ребята уходят туда - свое пребывание на Изнанке никогда не проконтролируешь на все сто. И некто, тоже совершенно случайно, получил эту запись, очень удивился, и спешит сделать столь невероятное открытие достоянием мира. Что, по-твоему, будет делать дракон, узнав об этом?
- Вспоминая Равиля и вчерашнее нападение…
- Вот именно, - Леша поднял указательный палец. – А мы его подождем.
- А как же он узнает о мнимой записи? Зайдем в гости и скажем?
- Ну, к чему такие сложности? Существует достаточно способов удобной передачи информации от одного лица другому. Радио. Интернет. Телевидение.
- У нас есть собственная радиостанция? Или телеканал?
- Зачем? Новостные каналы погонятся за сенсацией, - Леша довольно ухмыльнулся. Видно, составленный буквально за минуту план понравился ему самому. – Нужно поговорить с Линем. Не принесешь мой телефон?
Разговор состоял из трех частей. В течение первой, самой длинной, пока Леша пересказывал все, что случилось с нами за последнее время, я размышлял о странностях совпадений. Турнир, казалось бы, суливший отдых и развлечение, неожиданно обернулся тем самым событием, от которого потянулась извилистая цепочка хитросплетений. Я ведь и близко предположить не мог, чем обернется подобное времяпровождение, и вот, мы по странной случайности оказываемся в месте, где активизировал свою деятельность дракон, да еще и в самой гуще событий.
Закончив пересказ, Леша надолго замолчал. Я, как наяву, видел напряженные лица контролеров, столпившихся в этот момент вокруг стола в кабинете Линя. Выдвигаются версии и предложения, кто-то голосует "за", кто-то опровергает. Линь, скорее всего, пускает дым и многозначительно молчит, не упуская, тем не менее, ни одного слова.
В ожидании решения, я изрисовал вилкой всю скатерть. Леша лучше контролировал себя, но когда молчание нарушилось, и разговор перешел к третьей, самой короткой, фазе, и он не смог сдержать разочарованной гримасы.
Линь запрещал все. Категорически. Все попытки Лешиных возражений он отметал сходу, апеллируя к тому, что контролеры еще не достаточно оправились от событий годовой давности, что так и не выясненным оказался механизм утечки информации, о котором стало тогда известно, что велик риск засветиться, и что вообще подобные операции не готовятся, так, походя, а планируются и разрабатываются годами. По его словам выходило, что даже если мы упустим удобный момент, ничего страшного не произойдет, и возможности еще представятся позже. В случае же неудачи последствия могут быть слишком неприятны.
- Ну что же, - Леша закончил изложение указаний Линя словами: - У нас есть сутки. Отдыхаем, долечиваемся, и завтра мы должны быть уже в Москве. Про то, что здесь произошло, на текущий момент забываем. Равилю, похоже, придется улаживать все дела без нас.
- Он справится? – решению Линя я был удивлен не меньше Леши.
- Нет, конечно. Но мы больше в это не ввязываемся. Далеко не в первый раз и далеко не только здесь дракон занимает главенствующую позицию. Впрочем, не думаю, что Линь останется к этому совсем уж безучастным. Скорее всего, будет разработан другой план, более безопасный, с просчитанными ходами и последствиями. Не завтра, так чуть позже. В этом Линь мастер.
- Значит, сейчас мы умываем руки?
- Именно так. Не могу сказать, что я в восторге, но именно так.
Закончив завтрак, мы вернулись в комнату. Раз возвращение в Москву намечено на завтра и никаких дел, кроме ожидания возвращения Гогика больше не предвиделось, чтобы скоротать время, я подошел к шкафу с книгами, надеясь выбрать что-нибудь интересное. Леша снова растянулся на кровати, щелчком с пульта включив телевизор.
Я просматривал аннотацию у заинтересовавшего меня романа, поэтому не прислушивался к вещанию голубого экрана. Но следующие слова дикторши новостей долетели до моего слуха предельно ясно: "Сенсационный репортаж с места пожара в доме известного предпринимателя Равиля Алхазова. По сведениям очевидцев, во время пожара на фоне огня проступил силуэт таинственного чудовища, поразительно напоминающий сказочного дракона. Силуэт заснят на пленку фотографом-корреспондентом из столицы, куда он отбывает автобусным рейсом для представления материала широкой прессе. Наш канал получил права на интервью, включая демонстрацию таинственных снимков. Что это: Годзилла, инопланетянин, Лох-Несское чудовище? Смотрите прямой репортаж в шестнадцать часов."
Уронив книгу на пол, я вытаращился на Лешу. Тот вернул не менее изумленный взгляд.
- Это еще что такое?
В ответ Леша только выругался.
- Получается, дракон засветился на самом деле?
- Бред, - Леша подскочил, протягивая руку к телефону. – Это то, что мы собирались проделать сами.
- Ловушка?
- Здесь есть все, ты не слышал? Приманка – снимки. Угроза. Плюс точное указание времени и места, где они наверняка будут еще до публикации. Зачем нужно какое-то интервью, почему не показать фотографии сразу? Мы бы сделали все один в один.
Мобильник затрезвонил еще до того, как Леша взял его в руки.
- Но кто? – задал я вопрос, ответа на который у Леши не было.
- Вот это мы, скорее всего, и должны будем выяснить.
Леша поднес трубку к уху. Холодный голос Линя я услышал даже на расстоянии.
- Алексей, а скажи, пожалуйста, что показывают по местному каналу телевидения?
- Мы тоже видели передачу…
« Изменён в : 22.09.2010 в 21:11:39 пользователем: Korchy » Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +640
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #99 от 22.09.2010 в 21:12:17 »

- Ну, так объясни, с каких пор допускается сначала действовать и лишь потом ставить в известность остальных? И это несмотря на общее отрицательное решение?
- Владлен Валентинович, заверяю, что мы с Владом к данному сообщению не имеем никакого отношения…
- В самом деле? – Линь рассмеялся, но так, словно сквозь смех проступали стальные иглы. – Тогда почему оно дублирует в точности то, о чем ты говорил буквально десять минут назад?
Лешино лицо исказилось, словно вопрос о недоверии причинял физическую боль.
- У меня нет ответа на этот вопрос, - сдавленно ответил Алексей. – Но мы постараемся выяснить, что происходит.
- Леша, мне нужен честный ответ – это ваша самодеятельность?
- Мы совершенно не при чем и точно также теряемся в догадках.
В разговоре наступила пауза. Видимо Линь советовался сейчас с кем-то. Леша ждал, прижав трубку к уху.
- Ладно, на месте разберемся, - донеслось, наконец, из трубки. – Где вас подобрать?
Леша назвал адрес и объяснил, как проехать.
- Наши скоро будут здесь, - пояснил он для меня.
- Да, я слышал разговор. Или ты увеличил громкость телефона, или у меня резко улучшился слух. А может, Линь говорил слишком громко?
- Я понимаю, к чему ты клонишь, - ровно ответил Леша. – Неприятно, когда тебе не доверяют. Но, можешь не продолжать. Если настоящих причин для недоверия нет, значит, все в порядке.
Попытка потешить самолюбие за Лешин счет не удалась, и я переключился на другую тему.
- И что ты думаешь? – я кивнул в сторону телевизора. – По поводу этого?
- Сложно сказать. Если честно, вообще ничего не понимаю, - Леша вернулся на диван, уселся, откинувшись на спинку, скрестив руки за головой. – Тот, кто организовал это, несомненно, преследует определенную цель. Ему нужно, чтобы дракон был в определенной точке в определенное время. И причем, раскрыл себя, так или иначе попытавшись завладеть снимками. Для чего? Если бы это организовали мы, очевидным ответом был бы – для уничтожения. Но кто может попытаться это сделать с реальными шансами? Контролеры. То есть те, кто может перемещаться на Изнанку.
Леша рассуждал, сам, задавая вопросы и сам же подыскивая на них ответы.
- Все логично, но мы фильтруем кучу информации по всей стране и сложно предположить, что данные по альтернативной группировке контролеров прошли мимо нас. А один или два человека… маловероятно. В одиночку заниматься убийством драконов невозможно.
- Французы, насколько я понял, убивают драконов именно так, - я подал голос, прерывая нить рассуждений.
Леша отмахнулся.
- Во-первых, они действуют группой. Пусть небольшой, но группой. Поддержка есть. Притом, что техника у них потрясающая. Если честно, я думаю, что они добиваются ее с помощью каких-то стимуляторов. Двигаться с такой скоростью и владеть подобной реакцией без наркотиков, по-моему, невозможно. И даже, если здесь присутствует нечто подобное, французы нарабатывали технику десятилетиями. А за такой срок, мы бы уж точно о местных узнали.
- А если это что-то другое? – я пытался мыслить разносторонне, но получалось уже некуда. – Равиль, например, или ему подобные бизнесмены?
- Равиль об Изнанке не имеет ни малейшего понятия. Другие, думаю, еще меньше. А что может противопоставить обычный человек дракону? И даже, допустим, кто-то получит информацию, пойдет на риск, чего от дракона он может хотеть? Денег? Власти? Рядовой человек не способен провернуть подобную операцию, а человеку, способному на конфронтацию с драконом, все это уже не нужно. Тогда ради чего?
- Мир во всем мире? Или наоборот, абсолютное всевластие?
- Слишком извилистый путь к повелеванию вселенной, - хмыкнул Леша.
- А если не убийство? Если сотрудничество?
- Да, такие попытки бывали и раньше. И много, - Леша покивал. – Кончались же они всегда плачевно. Дракон – это все-таки дракон. Но опять же, чтобы искать выход на дракона, человек должен уже обладать определенными знаниями, силой. Откуда? Драконы используют людей, а не наоборот.
- Но ведь такое возможно?
- Возможно все. Но вероятно ли, сомневаюсь.
За бесплодным разговором, к определенному решению мы все равно не могли прийти, я посматривал на часы, прикидывая время. Выпуск новостей прошел в двенадцать. На экстренные сборы – час максимум. Два часа отнимет дорога. Значит, примерно к трем контролеры уже будут здесь. До обещанного эфира остается еще час. Все впритык. А если что-нибудь случится?
Леша за внешним спокойствием прятал не меньшее возбуждение. Я судил по тому, как его рассуждения становились все рассеяннее, а каналы на телевизоре, пульт от которого он держал в руках, переключались один за другим, и на несколько секунд не задерживая картинку.
Ближе к трем часам мы оделись и, насколько возможно, приготовили снаряжение. Удачно хоть то, что защитные костюмы остались в целости. Мой, потому что первым попался мне под руки, когда загорелся дом Равиля, а Леша так и не переодевался, после возвращения от Лиса.
Из оружия у нас оставался лишь мой короткий меч. В спешке пожара не до вытаскивания укрепленной на завязках внутри куртки железки. Леша же и пистолеты и личный меч, по приезде, убрал в сумки, туда, где они лежали и сейчас, под головешками дома Равиля. Впрочем, задачи он привык исполнять другие, и утрата оружия его не сильно огорчала.
Звук подъезжающих автомобилей за окном положил предел томительному ожиданию. Леша на скорую руку набросал Гогику записку, и мы оба выскочили во двор. Знакомые фургончики с эмблемой "ПАД-Банка" прижимались носами к бордюру.
Я направился к задним дверям, но Леша, потянув за рукав, дернул меня вперед, буркнув:
- Пока тебе, думаю, стоит поездить в кабине.
За рулем сидел Денис. Даже не взглянув в нашу сторону, он сразу, как мы забрались внутрь, тронул машину, выворачивая к выезду.
Через смежное с кузовом окошко передали пару раций, одну из которых Леша укрепил у себя на груди. Вторую протянул мне, и я, не без некоторой неловкости, присобачил ее на карман.
- Показывайте дорогу, - мне показалось, что голос Дениса был чересчур ровным, словно он сдерживал внутренне негодование, не давая эмоциям вырваться наружу. Леша махнул рукой вперед.
- Сейчас налево, до центра, потом опять налево и до конца, до станции.
Денис кивнул. Я всматривался в его лицо, пытаясь прочесть в нем, что именно его так напрягает: помнится мой недавний поступок, или же текущая непредвиденная ситуация. Но искалеченное шрамом лицо оставалось непроницаемым. Все чувства прочно заперты на замок.
По пути к автобусной станции, именно там, по словам диктора телевидения, будут происходить интересующие нас события, мы пересекли практически весь город. Вид из окна мне нравился. Невысокие, в большинстве своем пятиэтажные здания, кое-где перемежались современными девятиэтажками. И все утопало в зелени. В Москве уже не увидишь такого количества деревьев на улицах, кустов сирени, закрывающих окна первых этажей, раскинувшихся рядом с подъездами маленьких садиков. Конечно, прогресс уверенно наступал и здесь, рощи тополей вдоль главных улиц постепенно вырубались, уступая место палаткам и магазинчикам, но город в большинстве своем все еще оставлял впечатление милой провинциальности.
Добравшись до окраины и совершив разворот под мостом, фургончики выскочили на шоссе. К автобусной станции Денис не свернул, проехав немного дальше и остановив машину на пыльной обочине за поворотом. Второй фургончик под управлением Линя приткнулся в хвост нашему. Захлопали двери, послышалась отрывистая перекличка и резкие слова команд.
Выбравшись из кабины, я увидел, как у открытых задних дверей Денис руководит распределением снаряжения между членами его тройки. Извлеченное из недр кузова оружие осматривалось и проверялось. Щелкали затворами автоматы, яркими взблесками отражали солнечные лучи, вытягиваемые наполовину из ножен клинки. Тоже самое происходило у второго фургона.
Я попытался пристать с расспросами по поводу плана действий, но меня мягко игнорировали. Односложные, ничего не объясняющие ответы. Я кожей чувствовал стену всеобщего отчуждения. Только что отмахнувшийся от меня человек буравил мне спину взглядом, стоило отвернуться. Неужели абсолютно все, действительно, считают меня предателем? Мне было сложно в это поверить, но, натыкаясь на ледяные взгляды блестящих из-под масок глаз, хотелось оказаться сейчас где-нибудь подальше.
Я сглотнул вставший в горле комок и молча, больше не задавая вопросов, вытащил из чехла собственный арбалет. В любом случае, как непривязанному к боевым тройкам, мне предстояло сидеть в тылах. Активные действия доставались Денису, Линю и всем остальным. Леша забрался в кузов фургона, готовясь к обычной роли связного и координатора.
Закончившие приготовления контролеры уходили на Изнанку. За придорожной насыпью процесс перехода маскировался идеально. Периферийным зрением я замечал расходящиеся по воздуху время от времени прозрачные волны, на месте, где только что стоял человек. Но даже в этом тихом месте контролеры соблюдали осторожностью Случайному взгляду, если бы кто-то невзначай поглядел в нашу сторону с дороги или из проезжающей мимо машины, скорее всего, показалось бы, что исчезнувшие люди просто садятся обратно в машину. Манипуляции с оружием скрывались расстоянием и закрывались со стороны дороги телами.
Но что делать мне? Хоть бы кто сказал, будто и не в одной команде работаем. А может, действительно больнее не в одной? Я и до этого-то сомневался в своей принадлежности к контролерам, а уж теперь, когда негласный заговор молчания отделял меня от остальных, и подавно. Может быть, действительно, я не должен быть с теми, кто мне не доверяет?
- Лешь, мне что делать? – шепнул я в рацию, нажав первую кнопку, персонального Лешиного канала.
- Не уходи, - выдала рация после короткого шипения. – Уходят только боевики. На всякий случай. Линь, Света, Хомяк остаются. Если что-то произойдет на Изнанке – нас известят. Мы наблюдаем здесь.
- Дай-ка, - Денис вырвал у меня арбалет и тут же, не говоря больше ни слова, совершил переход. Я и опомниться не успел.
Линь со стуком захлопнул заднюю дверь и направился к станции. Света и Вася поспешили за ним. Никто из них не скрывал лиц и не нес в открытую оружия. Я направился следом, на ходу запихивая приготовленную уже маску в карман. За спиной заурчал мотор. Леша аккуратно выезжал из-за поворота, перемещая свой фургон так, чтобы просматривать станцию.
Автостанция размещалась на треугольнике стыка двух дрог. Широкого Новорижского, шоссе и трассы поуже и постарее. Бетонный блок центрального строения выглядел архаичным. Покрытый светлой известкой, исписанный хулиганскими надписями, с потрескавшимися деревянными лавочками вдоль одной из сторон. Сквозь мутные окна внутри просматривались кассы и тесный зал ожидания. Я не стал обходить станцию кругом, следом за остальными, а сосредоточил свое внимание на окрестностях. Со стороны старого шоссе к станции подступал город. За полосой тополей проглядывали жилые пятиэтажки, со всех направлений в траве были протоптаны пыльные дорожки. С противоположной стороны, если смотреть в сторону Новорижского шоссе, размещался отстойник для автобусов, а еще дальше через большой пустырь, или это было маленькое поле, проглядывали какие-то заводские строения. Последнюю сторону импровизированного треугольника также замыкал пустырь. Валявшиеся тут и там заросшие бурьяном бетонные блоки свидетельствовали, что здесь пытались что-то строить, возможно, расширять станцию, но к завершению работы от начала так и не приблизились. Где-то там, среди травы и редких кустов поджидали в засаде боевые тройки контролеров.
Пассажиров на станции собралось не так уж много. Отъезжающие дачники, с горами сумок, одетые по городской моде, местные, попроще и поскромнее, как одеждой, так и лицами, и жители окрестных поселков и деревень, совершенно не смущающиеся своих телогреек и грязных кирзовых сапог. Последних я отметал сразу, внимательно всматриваясь в каждое лицо, пытаясь обнаружить человека, якобы заснявшего дракона, а на самом деле, организовавшего на него ловушку.
Из-за угла показалась Света. Видимо Линь с Васей взяли под наблюдение дальние от меня стороны здания. Мы со Светой оказались на ближних.
- По показаниям приборов, снаружи камер нет, висят муляжи, - по рации доложил обстановку Леша. – Одна камера внутри помещения. Есть пара отзвуков от людей, скорее всего фотоаппараты или мобильники. Будьте осторожнее.
Люди меня тоже беспокоили. Но совершенно по другому поводу. Прижавшись лбом к оконному стеклу, приложив козырьком ладонь, чтобы не мешало отражение, я высматривал на запыленных стенах красную коробочку с кнопкой.
- Лешь, здесь есть пожарная тревога. Ты можешь ее запустить удаленно? – шепнул я в рацию.
- Могу, но зачем?
- Здесь люди!
- Не отвлекайся, у нас другая задача. Да и трезвон сирены скорее привлечет внимание зевак, - Леша отключился.
- Внимание! – прошелестела рация по общему каналу.
Я отвернулся от окна, поймав в поле зрения серебристый фургончик с антенной на крыше, заруливающий на станцию. На боку машины красовался логотип местной телерадиокомпании, крышу венчала спутниковая антенна.
Распахнулась боковая дверь, на дорогу выпрыгнул мужчина, сразу приняв на плечо поданную телевизионную камеру. Высокая стройная журналистка в деловом костюме выбралась из кабины. Вокруг фургона сразу же закрутилась суета, оператор с дикторшей о чем-то заговорили, помощники раскручивали вокруг них какие-то провода, организовывали подсветку. Готовились они так, словно предстоял репортаж о сенсационном посещении города президентом, не меньше.
У меня проскочила мысль о том, что сенсация им обеспечена в любом случае, хотя и не совсем так, как представляется им сейчас. Глаза же безостановочно рыскали по окружающим меня людям. Абсолютно все, скрашивая скуку ожидания, повернули головы, разглядывая телевизионщиков, и я опять не мог выделить хоть кого-то, пока молодой светловолосый паренек не поднялся со скамейки и не направился прямиком к журналистам. За спиной у парня болтался футляр с гитарой.
Так, замечательно! Одна из действующих сторон обнаружила себя. Но где же тогда дракон?
Я еще раз внимательно обежал взглядом платформу. Никто не высказывал повышенного интереса к разговаривающим на полдороге от фургона к станции с пареньком журналистам.
- Две камеры, - прохрипела рация голосом Леши. – Одна у оператора, вторая в машине.
Визг тормозов отвлек всеобщее внимание от репортажа. Все головы, как одна, повернулись в сторону выскочившей из-за поворота машины. Красную "девятку-зубило" беспорядочно мотало по дороге. Очевидно, водитель не мог справиться с управлением, выкручивая руль то в одну сторону, то в другую. Вычертив шинами на асфальте черную дугу, машина на полной скорости влипла радиатором в бок телевизионного фургона. Треск покореженного металла смешался со звоном разлетающегося по асфальту битого стекла. Толпа судорожно охнула. Где-то сзади раздался женский крик.
Из раскрывшейся двери "девятки" выбрался высокий худощавый мужчина в спортивном костюме. Сделал несколько шагов, его шатало словно матроса на палубе корабля в сильную бурю, и опустился на землю, обхватив голову руками.
Толпа качнулась по направлению к нему, журналисты, опомнившись от шока, оставив паренька в одиночестве, бросились к покореженным машинам и незадачливому водителю. Конечно, пьяная авария в прямом эфире могла поднять рейтинг передачи, а интервьюэр никуда от них бы не делся, но меня больше беспокоило то, что горе-водитель сорвал развитие событий, и как теперь пойдут дела, предсказать стало еще сложнее.
Убедившись, что кроме машин, никто не пострадал при аварии, журналисты сгрудились вокруг незадачливого водителя, который все еще сидел на земле, раскачиваясь, словно кукла-неваляшка. К ним приблизился и парень, у которого собирались брать интервью, туда же подбежали и несколько особо активных зевак. Воздух гудел от наперебой высказываемых советов и указаний, которым, однако же, никто не  следовал. Гвалт разрастался.
Зарегистрирован

ban.gif
Страниц: 1 2 3  Послать Тему Послать Тему Печатать Печатать

« Предыдущая Тема | Следующая Тема »

Статистика. Размер данных: 404750 GZip: off
A.I.M. » Powered by YaBB Modification 4 (v.4.0.0-pre)!
YaBB © 2000-2003. All Rights Reserved.