A.I.M. Jagged Alliance2

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
20.09.2019 в 14:03:27

Главная Главная Помощь Помощь Поиск Поиск Участники Участники Вход Вход Регистрация Регистрация
A.I.M. « Контролеры перемен: Ожившие легенды »
   A.I.M.
   Генерал
   Наше творчество
(Модераторы: cha, Снайпер, Strax5)
   Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Предыдущая Тема | Следующая Тема »
  Тема:  Контролеры перемен: Ожившие легенды             Страниц: 1 2 3 Прочитано 11538 раз
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #100 от 22.09.2010 в 21:12:17 »

- Ну, так объясни, с каких пор допускается сначала действовать и лишь потом ставить в известность остальных? И это несмотря на общее отрицательное решение?
- Владлен Валентинович, заверяю, что мы с Владом к данному сообщению не имеем никакого отношения…
- В самом деле? – Линь рассмеялся, но так, словно сквозь смех проступали стальные иглы. – Тогда почему оно дублирует в точности то, о чем ты говорил буквально десять минут назад?
Лешино лицо исказилось, словно вопрос о недоверии причинял физическую боль.
- У меня нет ответа на этот вопрос, - сдавленно ответил Алексей. – Но мы постараемся выяснить, что происходит.
- Леша, мне нужен честный ответ – это ваша самодеятельность?
- Мы совершенно не при чем и точно также теряемся в догадках.
В разговоре наступила пауза. Видимо Линь советовался сейчас с кем-то. Леша ждал, прижав трубку к уху.
- Ладно, на месте разберемся, - донеслось, наконец, из трубки. – Где вас подобрать?
Леша назвал адрес и объяснил, как проехать.
- Наши скоро будут здесь, - пояснил он для меня.
- Да, я слышал разговор. Или ты увеличил громкость телефона, или у меня резко улучшился слух. А может, Линь говорил слишком громко?
- Я понимаю, к чему ты клонишь, - ровно ответил Леша. – Неприятно, когда тебе не доверяют. Но, можешь не продолжать. Если настоящих причин для недоверия нет, значит, все в порядке.
Попытка потешить самолюбие за Лешин счет не удалась, и я переключился на другую тему.
- И что ты думаешь? – я кивнул в сторону телевизора. – По поводу этого?
- Сложно сказать. Если честно, вообще ничего не понимаю, - Леша вернулся на диван, уселся, откинувшись на спинку, скрестив руки за головой. – Тот, кто организовал это, несомненно, преследует определенную цель. Ему нужно, чтобы дракон был в определенной точке в определенное время. И причем, раскрыл себя, так или иначе попытавшись завладеть снимками. Для чего? Если бы это организовали мы, очевидным ответом был бы – для уничтожения. Но кто может попытаться это сделать с реальными шансами? Контролеры. То есть те, кто может перемещаться на Изнанку.
Леша рассуждал, сам, задавая вопросы и сам же подыскивая на них ответы.
- Все логично, но мы фильтруем кучу информации по всей стране и сложно предположить, что данные по альтернативной группировке контролеров прошли мимо нас. А один или два человека… маловероятно. В одиночку заниматься убийством драконов невозможно.
- Французы, насколько я понял, убивают драконов именно так, - я подал голос, прерывая нить рассуждений.
Леша отмахнулся.
- Во-первых, они действуют группой. Пусть небольшой, но группой. Поддержка есть. Притом, что техника у них потрясающая. Если честно, я думаю, что они добиваются ее с помощью каких-то стимуляторов. Двигаться с такой скоростью и владеть подобной реакцией без наркотиков, по-моему, невозможно. И даже, если здесь присутствует нечто подобное, французы нарабатывали технику десятилетиями. А за такой срок, мы бы уж точно о местных узнали.
- А если это что-то другое? – я пытался мыслить разносторонне, но получалось уже некуда. – Равиль, например, или ему подобные бизнесмены?
- Равиль об Изнанке не имеет ни малейшего понятия. Другие, думаю, еще меньше. А что может противопоставить обычный человек дракону? И даже, допустим, кто-то получит информацию, пойдет на риск, чего от дракона он может хотеть? Денег? Власти? Рядовой человек не способен провернуть подобную операцию, а человеку, способному на конфронтацию с драконом, все это уже не нужно. Тогда ради чего?
- Мир во всем мире? Или наоборот, абсолютное всевластие?
- Слишком извилистый путь к повелеванию вселенной, - хмыкнул Леша.
- А если не убийство? Если сотрудничество?
- Да, такие попытки бывали и раньше. И много, - Леша покивал. – Кончались же они всегда плачевно. Дракон – это все-таки дракон. Но опять же, чтобы искать выход на дракона, человек должен уже обладать определенными знаниями, силой. Откуда? Драконы используют людей, а не наоборот.
- Но ведь такое возможно?
- Возможно все. Но вероятно ли, сомневаюсь.
За бесплодным разговором, к определенному решению мы все равно не могли прийти, я посматривал на часы, прикидывая время. Выпуск новостей прошел в двенадцать. На экстренные сборы – час максимум. Два часа отнимет дорога. Значит, примерно к трем контролеры уже будут здесь. До обещанного эфира остается еще час. Все впритык. А если что-нибудь случится?
Леша за внешним спокойствием прятал не меньшее возбуждение. Я судил по тому, как его рассуждения становились все рассеяннее, а каналы на телевизоре, пульт от которого он держал в руках, переключались один за другим, и на несколько секунд не задерживая картинку.
Ближе к трем часам мы оделись и, насколько возможно, приготовили снаряжение. Удачно хоть то, что защитные костюмы остались в целости. Мой, потому что первым попался мне под руки, когда загорелся дом Равиля, а Леша так и не переодевался, после возвращения от Лиса.
Из оружия у нас оставался лишь мой короткий меч. В спешке пожара не до вытаскивания укрепленной на завязках внутри куртки железки. Леша же и пистолеты и личный меч, по приезде, убрал в сумки, туда, где они лежали и сейчас, под головешками дома Равиля. Впрочем, задачи он привык исполнять другие, и утрата оружия его не сильно огорчала.
Звук подъезжающих автомобилей за окном положил предел томительному ожиданию. Леша на скорую руку набросал Гогику записку, и мы оба выскочили во двор. Знакомые фургончики с эмблемой "ПАД-Банка" прижимались носами к бордюру.
Я направился к задним дверям, но Леша, потянув за рукав, дернул меня вперед, буркнув:
- Пока тебе, думаю, стоит поездить в кабине.
За рулем сидел Денис. Даже не взглянув в нашу сторону, он сразу, как мы забрались внутрь, тронул машину, выворачивая к выезду.
Через смежное с кузовом окошко передали пару раций, одну из которых Леша укрепил у себя на груди. Вторую протянул мне, и я, не без некоторой неловкости, присобачил ее на карман.
- Показывайте дорогу, - мне показалось, что голос Дениса был чересчур ровным, словно он сдерживал внутренне негодование, не давая эмоциям вырваться наружу. Леша махнул рукой вперед.
- Сейчас налево, до центра, потом опять налево и до конца, до станции.
Денис кивнул. Я всматривался в его лицо, пытаясь прочесть в нем, что именно его так напрягает: помнится мой недавний поступок, или же текущая непредвиденная ситуация. Но искалеченное шрамом лицо оставалось непроницаемым. Все чувства прочно заперты на замок.
По пути к автобусной станции, именно там, по словам диктора телевидения, будут происходить интересующие нас события, мы пересекли практически весь город. Вид из окна мне нравился. Невысокие, в большинстве своем пятиэтажные здания, кое-где перемежались современными девятиэтажками. И все утопало в зелени. В Москве уже не увидишь такого количества деревьев на улицах, кустов сирени, закрывающих окна первых этажей, раскинувшихся рядом с подъездами маленьких садиков. Конечно, прогресс уверенно наступал и здесь, рощи тополей вдоль главных улиц постепенно вырубались, уступая место палаткам и магазинчикам, но город в большинстве своем все еще оставлял впечатление милой провинциальности.
Добравшись до окраины и совершив разворот под мостом, фургончики выскочили на шоссе. К автобусной станции Денис не свернул, проехав немного дальше и остановив машину на пыльной обочине за поворотом. Второй фургончик под управлением Линя приткнулся в хвост нашему. Захлопали двери, послышалась отрывистая перекличка и резкие слова команд.
Выбравшись из кабины, я увидел, как у открытых задних дверей Денис руководит распределением снаряжения между членами его тройки. Извлеченное из недр кузова оружие осматривалось и проверялось. Щелкали затворами автоматы, яркими взблесками отражали солнечные лучи, вытягиваемые наполовину из ножен клинки. Тоже самое происходило у второго фургона.
Я попытался пристать с расспросами по поводу плана действий, но меня мягко игнорировали. Односложные, ничего не объясняющие ответы. Я кожей чувствовал стену всеобщего отчуждения. Только что отмахнувшийся от меня человек буравил мне спину взглядом, стоило отвернуться. Неужели абсолютно все, действительно, считают меня предателем? Мне было сложно в это поверить, но, натыкаясь на ледяные взгляды блестящих из-под масок глаз, хотелось оказаться сейчас где-нибудь подальше.
Я сглотнул вставший в горле комок и молча, больше не задавая вопросов, вытащил из чехла собственный арбалет. В любом случае, как непривязанному к боевым тройкам, мне предстояло сидеть в тылах. Активные действия доставались Денису, Линю и всем остальным. Леша забрался в кузов фургона, готовясь к обычной роли связного и координатора.
Закончившие приготовления контролеры уходили на Изнанку. За придорожной насыпью процесс перехода маскировался идеально. Периферийным зрением я замечал расходящиеся по воздуху время от времени прозрачные волны, на месте, где только что стоял человек. Но даже в этом тихом месте контролеры соблюдали осторожностью Случайному взгляду, если бы кто-то невзначай поглядел в нашу сторону с дороги или из проезжающей мимо машины, скорее всего, показалось бы, что исчезнувшие люди просто садятся обратно в машину. Манипуляции с оружием скрывались расстоянием и закрывались со стороны дороги телами.
Но что делать мне? Хоть бы кто сказал, будто и не в одной команде работаем. А может, действительно больнее не в одной? Я и до этого-то сомневался в своей принадлежности к контролерам, а уж теперь, когда негласный заговор молчания отделял меня от остальных, и подавно. Может быть, действительно, я не должен быть с теми, кто мне не доверяет?
- Лешь, мне что делать? – шепнул я в рацию, нажав первую кнопку, персонального Лешиного канала.
- Не уходи, - выдала рация после короткого шипения. – Уходят только боевики. На всякий случай. Линь, Света, Хомяк остаются. Если что-то произойдет на Изнанке – нас известят. Мы наблюдаем здесь.
- Дай-ка, - Денис вырвал у меня арбалет и тут же, не говоря больше ни слова, совершил переход. Я и опомниться не успел.
Линь со стуком захлопнул заднюю дверь и направился к станции. Света и Вася поспешили за ним. Никто из них не скрывал лиц и не нес в открытую оружия. Я направился следом, на ходу запихивая приготовленную уже маску в карман. За спиной заурчал мотор. Леша аккуратно выезжал из-за поворота, перемещая свой фургон так, чтобы просматривать станцию.
Автостанция размещалась на треугольнике стыка двух дрог. Широкого Новорижского, шоссе и трассы поуже и постарее. Бетонный блок центрального строения выглядел архаичным. Покрытый светлой известкой, исписанный хулиганскими надписями, с потрескавшимися деревянными лавочками вдоль одной из сторон. Сквозь мутные окна внутри просматривались кассы и тесный зал ожидания. Я не стал обходить станцию кругом, следом за остальными, а сосредоточил свое внимание на окрестностях. Со стороны старого шоссе к станции подступал город. За полосой тополей проглядывали жилые пятиэтажки, со всех направлений в траве были протоптаны пыльные дорожки. С противоположной стороны, если смотреть в сторону Новорижского шоссе, размещался отстойник для автобусов, а еще дальше через большой пустырь, или это было маленькое поле, проглядывали какие-то заводские строения. Последнюю сторону импровизированного треугольника также замыкал пустырь. Валявшиеся тут и там заросшие бурьяном бетонные блоки свидетельствовали, что здесь пытались что-то строить, возможно, расширять станцию, но к завершению работы от начала так и не приблизились. Где-то там, среди травы и редких кустов поджидали в засаде боевые тройки контролеров.
Пассажиров на станции собралось не так уж много. Отъезжающие дачники, с горами сумок, одетые по городской моде, местные, попроще и поскромнее, как одеждой, так и лицами, и жители окрестных поселков и деревень, совершенно не смущающиеся своих телогреек и грязных кирзовых сапог. Последних я отметал сразу, внимательно всматриваясь в каждое лицо, пытаясь обнаружить человека, якобы заснявшего дракона, а на самом деле, организовавшего на него ловушку.
Из-за угла показалась Света. Видимо Линь с Васей взяли под наблюдение дальние от меня стороны здания. Мы со Светой оказались на ближних.
- По показаниям приборов, снаружи камер нет, висят муляжи, - по рации доложил обстановку Леша. – Одна камера внутри помещения. Есть пара отзвуков от людей, скорее всего фотоаппараты или мобильники. Будьте осторожнее.
Люди меня тоже беспокоили. Но совершенно по другому поводу. Прижавшись лбом к оконному стеклу, приложив козырьком ладонь, чтобы не мешало отражение, я высматривал на запыленных стенах красную коробочку с кнопкой.
- Лешь, здесь есть пожарная тревога. Ты можешь ее запустить удаленно? – шепнул я в рацию.
- Могу, но зачем?
- Здесь люди!
- Не отвлекайся, у нас другая задача. Да и трезвон сирены скорее привлечет внимание зевак, - Леша отключился.
- Внимание! – прошелестела рация по общему каналу.
Я отвернулся от окна, поймав в поле зрения серебристый фургончик с антенной на крыше, заруливающий на станцию. На боку машины красовался логотип местной телерадиокомпании, крышу венчала спутниковая антенна.
Распахнулась боковая дверь, на дорогу выпрыгнул мужчина, сразу приняв на плечо поданную телевизионную камеру. Высокая стройная журналистка в деловом костюме выбралась из кабины. Вокруг фургона сразу же закрутилась суета, оператор с дикторшей о чем-то заговорили, помощники раскручивали вокруг них какие-то провода, организовывали подсветку. Готовились они так, словно предстоял репортаж о сенсационном посещении города президентом, не меньше.
У меня проскочила мысль о том, что сенсация им обеспечена в любом случае, хотя и не совсем так, как представляется им сейчас. Глаза же безостановочно рыскали по окружающим меня людям. Абсолютно все, скрашивая скуку ожидания, повернули головы, разглядывая телевизионщиков, и я опять не мог выделить хоть кого-то, пока молодой светловолосый паренек не поднялся со скамейки и не направился прямиком к журналистам. За спиной у парня болтался футляр с гитарой.
Так, замечательно! Одна из действующих сторон обнаружила себя. Но где же тогда дракон?
Я еще раз внимательно обежал взглядом платформу. Никто не высказывал повышенного интереса к разговаривающим на полдороге от фургона к станции с пареньком журналистам.
- Две камеры, - прохрипела рация голосом Леши. – Одна у оператора, вторая в машине.
Визг тормозов отвлек всеобщее внимание от репортажа. Все головы, как одна, повернулись в сторону выскочившей из-за поворота машины. Красную "девятку-зубило" беспорядочно мотало по дороге. Очевидно, водитель не мог справиться с управлением, выкручивая руль то в одну сторону, то в другую. Вычертив шинами на асфальте черную дугу, машина на полной скорости влипла радиатором в бок телевизионного фургона. Треск покореженного металла смешался со звоном разлетающегося по асфальту битого стекла. Толпа судорожно охнула. Где-то сзади раздался женский крик.
Из раскрывшейся двери "девятки" выбрался высокий худощавый мужчина в спортивном костюме. Сделал несколько шагов, его шатало словно матроса на палубе корабля в сильную бурю, и опустился на землю, обхватив голову руками.
Толпа качнулась по направлению к нему, журналисты, опомнившись от шока, оставив паренька в одиночестве, бросились к покореженным машинам и незадачливому водителю. Конечно, пьяная авария в прямом эфире могла поднять рейтинг передачи, а интервьюэр никуда от них бы не делся, но меня больше беспокоило то, что горе-водитель сорвал развитие событий, и как теперь пойдут дела, предсказать стало еще сложнее.
Убедившись, что кроме машин, никто не пострадал при аварии, журналисты сгрудились вокруг незадачливого водителя, который все еще сидел на земле, раскачиваясь, словно кукла-неваляшка. К ним приблизился и парень, у которого собирались брать интервью, туда же подбежали и несколько особо активных зевак. Воздух гудел от наперебой высказываемых советов и указаний, которым, однако же, никто не  следовал. Гвалт разрастался.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #101 от 22.09.2010 в 21:12:44 »

Со стороны сцепившихся автомобилей раздался гул и треск. Подброшенная силой детонации крышка капота "девятки" взмыла воздух и рухнула на объятые пламенем машины. Люди отшатнулись, разом повернувшись в сторону взрыва.
Лишь краем глаза я уловил какое-то движение. А в следующий момент, когда зрение вновь сфокусировалось на людях, я увидел валяющегося на земле нелепой грудой оператора, раздавленные обломки камеры и человека в спортивном костюме с мечом в руке, тянущегося в глубоком выпаде к горлу светловолосого паренька.
Я закричал и, вытянув руки вперед, бездумно бросился к ним. Но парень в предупреждениях не нуждался. Ловко увернувшись от смертельного удара, он вырвал из гитарного футляра собственный клинок. Меч с широким лезвием и большой крестообразной рукояткой сверкнул, отражая солнце, и обрушился сверху на водителя "девятки". Тот четко выполнил парирующий прием, отводя угрозу в сторону и вниз. Лезвие широкого меча высекло искры, чиркнув по асфальту, водитель же, воспользовавшись паузой, отпрыгнул назад и исчез. Воздух слегка колыхнули расходящиеся кругами прозрачные волны. Ушел на Изнанку! Парень, закрыв глаза, поднес крестовину рукояти меча ко лбу, опустив лезвие вниз. Доля секунды, и на его месте разбежались прозрачные волны, поглощая исчезающую фигуру.
Все произошло настолько быстро, что стоявшие в двух шагах от них люди едва только начали отворачиваться от вспыхнувших машин. Никто, похоже, и не заметил, что произошло буквально за их спиной. Видели ли всё те, кто стоял рядом со мной? Некогда рассуждать. Вытащив из кармана скомканную маску, я мигом натянул ее на голову. Сконцентрировавшись, я переместился следом за дуэлянтами.
Противники рубились. Иного слова подобрать здесь невозможно. Мечи взмывали воздух, рассекали пространство голубыми дугами, сходились и, выбивая снопы искр, разлетались в разные стороны. На турнире я видел нечто похожее в исполнении контролеров, но то пустая имитация. Здесь шел настоящий бой. Наскоки и отскоки, лязг и скрежет скользящей стали, наклоны, увертки и выпады, все смешалось в завораживающем хороводе. Любое неверное движение грозило гибелью.
Светловолосый парень, очевидно, был контролером. Тогда водитель – дракон? Но ведь это же не Лис! Я хорошо успел рассмотреть соперника Равиля. Конечно, по рассказам контролеров я знал, что драконы способны менять свою человеческую инкарнацию, но процесс перестройки шел годами и требовал огромных физических затрат. Лис никаким образом не сумел бы так быстро перемениться. Значит, это другой дракон? Почему, откуда? Возможно, он действует совместно с Лисом? Но в прочитанном утром письме Лис называл себя одиночкой. Клубок непонимания затягивался, в него добавлялись все новые и новые нити, спутывались, затягивались узелками.
Контролер отступал. Дракон превосходил его не столько в умении, сколько в физической силе. Его выпады проникали глубже, а удары оказывались сильнее. Парнишка замечательно держался, но постепенно выдыхался и, отступая, берег силы. Понимая, что одному ему не справится, и совершенно забыв о том, что у меня за спиной находятся люди, гораздо больше подготовленные к реальному бою, я вытащил меч и бросился на подмогу.
Желтая мозолистая рука Линя ухватила меня за плечо, удержав на месте, за мгновенье до рывка. Как раз в ту секунду, когда, неудачно пригнувшись, уклоняясь от очередного выпада, светловолосый парнишка на обратном движении получил удар в висок рукоятью и кулем повалился на землю. Дракон взмахнул мечом, намереваясь добить его, но в тот же момент с разных сторон вперед бросились Вася и Линь.
- Так вас много! – мне показалось или я услышал слова дракона, полные ярости и боевого задора?
Дракон отпрыгнул назад, одновременно начиная трансформироваться. Стремительно удлинилась шея, надулись руки, превращаясь в когтистые лапы, сзади вытянулся покрытый мелкими костяными гребнями хвост, кожа вздыбилась складками, порыжела, покрылась толстой коркой. Линь с Васей бросились обратно, под защиту каменных стен вокзала. Я тоже скакнул к ближайшей колонне, укрываясь от струи огня, выпущенной закончившим превращение драконом.
Поток огня ослабел и отклонился. Прижимаясь к шершавому камню, я услышал характерные щелчки разряжаемых арбалетов и звуки выпущенных по цели стрел. В действие вступили боевые тройки. Высунувшись из-за столба, я увидел, как организованно, словно не видя разницы между турниром и настоящим боем, выполняют свою задачу контролеры, засыпая дракона стрелами. Ближе ко мне располагалась тройка Кирилла, я определил это потому, что он был чуть ниже, немного дальше командовал Денис.
Дракон свирепо фыркнул, выпустив огромное облако дыма, расправил желто-коричневые крылья, намереваясь атаковать с воздуха. Контролеры отвечали стрелами. Щитоносцы стояли, уперев щиты в землю, стрелки палили через головы защитников.
Все по заведенному порядку, все как обычно. Сражение развивалось схематично, даже как-то буднично. Возможно, я стал понемногу привыкать к подобному времяпровождению? Может быть еще через год-другой я буду вообще равнодушно на это смотреть, не чувствуя судорожных ударов сердца в районе гортани?
Дракон оттолкнулся лапами от земли, набирая высоту, и… рухнул обратно. От жуткого удара станция содрогнулась до основания. Перед моим воспаленным воображением пронеслась картина обрушившегося с небес самолета. Промаргивая слезящиеся глаза, я пытался рассмотреть, что происходит за стеной огня и дыма. Оглушающий рев, мелькающие вперемешку крылья и лапы, разлетающиеся во все стороны огненные брызги. Контролеры замерли, прекратив метать стрелы, всматриваясь, как и я, сквозь дымовую завесу.
Огонь чуть спал, в дыму проступили очертания дракона. Дракона! Если рыжий монстр немногим превосходил размерами автобус, дракон, расправлявший алые, словно свежая кровь, крылья, размерами действительно походил на авиалайнер. Раскинув многометровые крылья для устойчивости, вцепившись когтями в тело, алый дракон намертво сомкнул челюсти на шее рыжего. Рыжий, придавленный многотонным весом, словно курица, елозил по асфальту пытаясь вырваться из смертельной хватки. Красный не ослаблял, все глубже погружая зубы в плоть. Рыжий неистово ревел, поливал пламенем все вокруг, выгибал шею, пытаясь ухватить противника под брюхо. Все напрасно. Красный превосходил в силе рыжего настолько, насколько чемпион по борьбе превосходит пятиклассника.
Рыжий конвульсивно дернулся, издав пронзительный вой, от которого заложило уши. Кусок драконьей плоти шлепнулся на асфальт, обдав все кровью, обуглился и зашипел, попав под струю огня. Воздух наполнился невыносимым смрадом горелого мяса. Разодрав шею противника почти пополам, красный дракон полосовал его лапами, оставляя на желтой шкуре глубокие рваные полосы.
Поверженный дракон утратил желание бороться, потерял все силы. Из разорванных артерий вместе с кровью стремительно уходила жизнь. Глаза закатились бельмами белков, морда бессильно уткнулась в землю. Красный, еще сжимая в лапах тело врага, задрал морду к небу и издал душераздирающий вой. Казалось, в нем смешались все мыслимые и немыслимые звуки. И ярость воина, и торжество победы и, в тоже время, великая скорбь по погибшему собрату. Он ликовал и ненавидел.
Битва титанов потрясла меня. Только сейчас, постепенно выходя из столбняка, я ощутил на бровях жар огня, а на языке прогорклый вкус паленой плоти. Остекленевшие глаза смотрели только вперед, на дракона, и не было сил перевести взгляд куда-нибудь еще.
- Вперед! Атакуйте! – от возгласа Линя мое сердце провалилось гораздо ниже пяток. Напасть на это чудовище? Безумие! Но, очевидно, Линь считал иначе. Размахивая руками, он призывал контролеров к атаке.
Свистнули стрелы. Но секундой раньше дракон изогнулся, видимо заметил движение или услышал голос, и толстый хвост, покрытый роговыми наростами, словно хлыст стеганул по колоннам, за которыми мы укрывались. Хруст размалываемого камня, грохот обвала и шрапнель разлетающихся осколков кирпичей. На автомате, подогнув колени, я бросил свое тело вбок и назад, и покатился, уходя от удара. Бетонная крыша навеса обвалилась. Кирпичи и блоки с точащими кусками арматуры образовали завал на том самом месте, где я укрывался секунду назад. Сдавленный вскрик – кому-то повезло меньше чем мне.
Оглушенный падением, я медленно поднялся. Потревоженные ребра горели огнем, почище, чем тот, что опалял лицо. Прижимая левую руку к груди, я оглянулся лишь для того, чтобы увидеть, как дракон точно также хлестнул по ближайшей тройке. Мои волосы под маской встали дыбом от увиденного. Вал земли, камней, кусков асфальта. И среди всего этого взлетающие в воздух тела. Ни отточенная реакция, ни стальные щиты не способны оказались защитить контролеров от столь мощной атаки. Дракон поливал огнем вторую тройку, наглухо закрывшуюся щитами. Струя пламени, казалась нескончаемой. Щиты раскалились, словно бруски металла в горне.
Дракон вновь изогнулся луком. Сейчас ударит! Мысли работали как-то отстраненно, мозг воспринимал информацию, не командуя телом. Ноги же сами несли меня влево, к дороге. Что за цель подчинила меня? Отвлечь! Увести! Но как? Я не представлял. Мозг работал лишь на долю секунды вперед. Шаг. Еще шаг. На глаза попался отброшенный силой удара арбалет. Подобрать. Шаг. Еще шаг.
Я оглянулся и изо всех сил завопил, вскидывая арбалет:
- Сюда! Я здесь!
Дракон повернулся. Смертельный страх скрутил тело, ледяными иглами скользнув по позвоночнику. Я ясно видел его глаза, алые струйки крови, стекавшие по белоснежным клыкам, испускающие пар ноздри.  
Перед оскаленной мордой дракона мелькнула какая-то тень. Взблеск стали. Дракон взревел и слегка отпрянул. А человеческий силуэт метнулся дальше, вдоль тела, уходя из-под струи огня. Французы! Я узнал характерную технику молниеносных ударов, виденную на турнире. Значит, они не уехали? Или вернулись, и Линь заручился их помощью? В любом случае, я готов был рукоплескать нежданной помощи. Но лишь одна черная тень стлалась вокруг дракона. Где остальные?
Дракон попятился. Лязгнул зубами, пытаясь схватить неуловимого врага. Тщетно. Француз избегал драконьей пасти, стараясь держаться ближе к месту, где длинная шея переходила в громадное тело. Француз действовал ловко, но не было поддержки, не было рядом друзей, способных издергать дракона, запутать, заставить его переключать внимание то на одного, то на другого - техника, которую они демонстрировали на турнире. Дракон взревел, раскинув крылья. Не ожидавший подобного маневра француз запнулся, изменил направление движения и, налетев на драконье плечо, кубарем скатился наземь.
- Ах ты, урод! – выдохнул я, вновь поднимая арбалет к плечу.
Конечно, я худший снайпер из всех, но… Я спустил курок, как только прицельная прорезь совместилась с оранжевой радужкой глаза дракона. Стрела, словно в замедленной съемке, плавно поплыла к цели. Чуть-чуть! Еще чуть-чуть! Ну, давай! Словно подстегивал ее я.
Дракон замотал головой. Полукруглый наконечник, предназначенный рассекать тонкую перепонку крыльев, не мог нанести ему сильного ущерба. Но, разорвав бровь, свое дело он сделал. Дракон отвернулся от распростертых тут и там тел, выгнув шею в мою сторону. Сверкающие клыки разошлись, и волна всесжигающего пламени понеслась навстречу.
Моторные рефлексы опять опередили сознание. Разум еще не мог справиться с осознанием опасности, а тело уже падало, стремясь укрыться за бетонной плитой, покоившейся у дороги, видимо, со времен строительства станции. Вжимаясь лицом в мягкую землю, я чувствовал, как испепеляющая волна бушует над моей спиной. Я, наверное, кричал, но не слышал собственного крика. А когда все стихло, просто впился зубами в рукав изо всех сил, зажмурился, и лежал.
Лежал, пока чьи-то руки не перевернули меня лицом к небу.
- Где он? – выдавил я в склонившиеся надо мной лица Линя и Светы.
Света ощупала мое тело и сильно пошлепала по щекам, до тех пор, пока я не перехватил ее руку.
- Он в норме! – Света тут же исчезла.
Линь протянул мне левую руку, помогая подняться. Правая безжизненно висела вдоль тела. Перелом? С огромным трудом поднявшись, спазматическая боль в спине и ребрах простреливала при каждом движении, я ужаснулся открывшейся картине. Тут и там, среди очагов еще не угасшего пламени, контролеры приводили в чувство раненных товарищей. Презрев боль в груди, я бросился помогать.
Относительно невредимыми остались лишь я и Света, отделавшись незначительными ожогами и синяками, да Леша, не принимавший участия в бою. Линь, с переломанной рукой, и Денис, получивший еще больший ожог лица, левый глаз почти не открывался, помогали нам со Светой перетащить Васю, придавленного обломками станционного навеса, на импровизированных носилках, сделанных из оплавившихся по краям щитов, к месту, где стояли фургоны. Тройка Кирилла сильно пострадала от ожогов, но все кое-как, с трудом, но держались на ногах, помогая добраться до машин ребятам из тройки Дениса, получившим переломы во всех проявлениях. Леша и Денис кое-как двигались, Илью, без сознания, перенесли на носилках. Андрею отлетевший камень раздробил левую кисть.
- Слава Богу, - я поднял глаза к небу благодаря. – Никто не погиб!
Никто не покидал Изнанки, пока не оказывался рядом с местом, где стояли машины, за пределами видимости со станции. Я волновался за Илью, но выплыв на секунды из забытья, он на остатках воли совершил переход, после чего опять отключился. Света металась с аптечкой от одного пострадавшего к другому, останавливая кровь, накладывая временные швы, делая перевязки.
Я поразился тому, что все грузятся в фургоны, очевидно, намереваясь ехать в Москву, а не в ближайшую больницу. Линь на мои вопросы ответил лишь: - "Так безопаснее". И больше к теме не возвращался.
Получившие первую помощь, занимали места в фургонах, где уже с максимально возможным комфортом были устроены Илья и Вася.
- Я поведу, -  буркнул Леша, открывая дверь машины. И замер, удивленный отказом.
- Поведет Денис, - возразил Линь. – Ты останешься здесь. Проконтролируешь все, как обычно. Телевидение, Интернет, свидетелей. Чтобы никакой связи с нами! Пожар, теракт, что угодно. Ну, ты знаешь. Мы справимся.
Денис, самостоятельно вколов себе стимулятор, морщась и непроизвольно вздрагивая, забрался в машину. Я последовал, было, за ним, но Линь остановил и меня:
- Влад, останешься с Лешей. На самом деле, вдвоем будет даже лучше, - и обращаясь к Алексею: - На контроль над ситуацией – сутки. Если все в порядке, завтра чтоб оба были в Москве.
- А с этим, что делать? – Света водила под носом у светловолосого парня баночкой с нашатырным спиртом. Парень, кашлянув, отстранился.
- Заниматься с ним сейчас некому, - Линь принимал решения мгновенно. – Леша, Влад, возьмите его с собой. Введите в курс. Расскажите все, что нужно.
Света, собрав остатки аптечки, запрыгнула на водительское место второго фургона.
- Я, пожалуй, останусь здесь. До завтра, - я удивленно обернулся, услышав женский голос.
За моей спиной Жанна, француженка-контролер, разматывала на шее черные повязки защитного костюма. Я даже и не представлял, что она говорит на русском. Ее мягкий грудной голос звучал приятно, и даже сильный акцент не портил впечатления. Одежда изгваздана в земле, местами обуглена и с пятнами крови. Голубые глаза француженки лихорадочно блестели, но в целом, казалось, она не пострадала.
- Как вам будет угодно, - Линь кивнул из открытого окна машины. – Вы нам очень помогли сегодня. Хотя мы не ждали и не надеялись на вашу помощь. Спасибо!
Он протянул ей левую здоровую руку, которую Жанна с чувством пожала.
- Я сама не ожидала. Я оказалась здесь случайно. Решила повременить с отъездом. И услышала передачу. Я думала, придет тот, черный, который ускользнул. Но оказалось все не так.
Она резко дернула плечами.
- Спасибо за помощь, Жанна, - ответил Линь. – Завтра жду вас в Москве. Не уезжайте, пожалуйста, не попрощавшись, хорошо?
Жанна пожала плечами.
- Посмотрим.
Из кузова фургона донеслись сдавленные стоны и Линь, ни слова больше не говоря, поднял стекло. Света сильно газанула, выруливая на дорогу. Фургон Дениса отстал ненамного. Я провожал машины взглядом, пока они не исчезли за поворотом дороги.
Леша махнул рукой:
- Пойдем. Впрочем… - он внимательно осмотрел нас. – Подождите здесь минутку.
Леша пересек дорогу и по одной из протоптанных прохожими тропинок направился к ближайшему дому. Не прошло и пяти минут, как он скрылся из виду, а рядом с нами уже затормозили зеленые "жигули". Леша распахнул дверцу:
- Залезайте!
- Откуда это? – спросил я, забираясь на переднее сиденье.
- Временно позаимствовал, - буркнул Леша. – Все равно, все спишут на…
Он мотнул головой в сторону догорающей станции, со стороны которой доносились крики людей, сирены машин скорой помощи и милиции.
- Пошли, - Жанна подтолкнула белобрысого паренька на заднее сиденье. – Как тебя зовут?
Парень сначала просунул внутрь и осторожно уложил вдоль дивана свой меч, непонятно как им сохраненный. Я свое оружие растерял полностью. И любимый короткий клинок, и подобранный арбалет, все осталось валяться где-то рядом со станцией. Жанна, как я заметил, свое оружие тоже уберегла. Может быть, у меня пока еще мало опыта схваток с драконами, чтобы в кутерьме смертельных событий помнить и о сохранности оружия?
- Артем. Меня зовут Артем, - ответил парень, когда все уселись, и Леша тронул машину с места. – А вы кто?
Леша начал рассказывать:
- Мы – контролеры.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #102 от 22.09.2010 в 21:13:49 »

ту би...
 
Чуть-чуть осталось. На один или два кусочка :)
Зарегистрирован

ban.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #103 от 22.09.2010 в 22:25:15 »

2Korchy: Ух какое мочилово, вот только не понятно кто рыжий, а кто красный дракон был и нафига было убивать одному другого? Кто-то чей то родственник?
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #104 от 23.09.2010 в 03:16:37 »

2jarni:  
Почему красный убивает своих будет понятно чуть позже ;)
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #105 от 16.11.2010 в 18:42:47 »

Еще кусочек :)
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #106 от 16.11.2010 в 18:42:58 »

4.      
 
- С трудом верится, - с лица Артема не сходило скептическое выражение. – Почему, если Изнанка - не параллельный мир, любой предмет, которого я касаюсь, перескакивает туда вместе со мной? Почему я не переношусь голым, а окружающие предметы не остаются там, откуда я ухожу? По вашей же логике, я должен абстрагироваться от всего.
Мы заняли угловой столик на летней веранде кафе.
Наверное, наша компания представляла собой весьма фееричное зрелище. Одна только Жанна своим видом не вызывала повышенного интереса у окружающих. Хотя нет, она вызывала. Но это объяснялось качествами, данными самой природой. Плотно облегающий гибкую фигуру красный сарафан и алые же туфли на высоком каблуке в сочетании с небесными глазами и роскошной прической превращали ее из охотницы на драконов в девушку, за которой любой мужчина пошел бы на край света. Я ловил направленные на нее взгляды мужчин, неизменно сползавшие с уровня груди на уровень стройных ног, одновременно стараясь удержать от подобного соскальзывания и собственный взор. Удивительно, как может преобразить человека всего-то получасовое пребывание под душем.
На себе я подобной метаморфозы не ощущал. Если Жанне в пылу сражения умудрилась-таки сохранить рюкзачок с цивильной одеждой, мы с Лешей вынуждены были остаться в том, в чем принимали бой, и со стороны сейчас походили на двух неуклюжих громил-охранников. Высокие плотные ботинки на шнуровке, прошитые асбестовым волокном штаны и черные куртки защитной одежды никак не вязались с интерьером открытого кафе теплым летним вечером. А запах… Даже после проветривания, от нашей одежды несло гарью так, что занявшие соседние столики парочки спешили поскорее перебраться подальше. Но никакой другой одежды под рукой не было, приходилось ходить, в чем есть.
Артем же, хоть и одетый в обыкновенную одежду, в которой он был на станции, наотрез отказался расстаться со своим оружием. А так как чехол от гитары, в который Артем прятал свой меч, сгорел, он попросту завернул его, не придумав ничего лучшего, в одеяло и не выпускал из рук. Вполне естественно, что парень в обнимку с объемистым свертком бросался в глаза.
Тем не менее, вылазка в кафе казалась необходимой. Холодильник Гогика попросту не мог накормить четверых человек, истощенных запредельными нагрузками. И если поначалу я не был уверен, что какой-нибудь кусок вообще может пролезть в мое горло, то после пребывания под душем и небольшого отдыха я, сам себе удивляясь, опустошал уже вторую тарелку мяса с картошкой. И если кто-нибудь скажет вам, что через год или два, вы будете спокойно поглощать еду всего-то через пару часов после битвы с драконом, не спешите крутить пальцем у виска. Проверено.
- Именно потому, что Изнанка не параллельный мир, - Леша продолжал обучение Артема. – Так все и происходит. Твое тело никуда не переносится. Ни голым, ни с вещами. При переходе на Изнанку происходит лишь то, что твой мозг выключается из общей сети, так сказать, коллективного человеческого осознания реальности.
- Если я никуда не переношусь, с чего тогда окружающие перестают меня видеть?
- Потому, что ты исключил себя из их восприятия. Вот, например, если у тебя перед носом пролетит пуля, ты ее не заметишь. Она существует, но твой мозг не включает ее в сферу твоего восприятия в силу ограниченных возможностей.
- Но если я наклонюсь в этот момент чуть вперед, мой мозг очень даже воспримет эту самую пулю, - возразил Артем.
- Мм… хорошо, неудачный пример. Попробую другой - ты идешь в магазин и покупаешь батон хлеба. В твоем восприятии существуют: магазин, продавщица, деньги, ты и этот самый батон. И из него исключаются посевные работы на полях, сбор урожая, пропускная способность молотилки и температура пекарской печи. И даже если на подсознательном уровне ты осознаешь, что все эти процессы необходимы для появления батона на прилавке, ты вряд ли представляешь себе влияние роста или спада цен на нефть и порядок передела зон влияния  бандитских группировок, а ведь все это точно так же касается нашего многострадального батона. Ты можешь включить все это в собственное восприятие или не забивать голову, но батон как был в магазине, так там и останется.
- Допустим. Так можно заблокировать что-то для себя самого. А окружающие?
- Опять же на пальцах: мафия, курирующая поставки хлеба, из нашего примера, усиленно скрывает свое существование. Ты можешь провести личное расследование, но не найдешь хвостов. Что ты решишь для себя? Мафии нет. Как в анекдоте про суслика. Точно так же работает твой мозг. Исключив себя из восприятия окружающих, ты для них больше не существуешь, словно та самая мафия. Обратной стороной этого процесса является то, что и они перестают существовать для тебя. Что собственно и называется "переход на Изнанку".
- Ну, люди, ладно. Но неодушевленные предметы? Почему я продолжаю воспринимать дом, и перестаю видеть автомобили на дороге?
- Полагаю, здесь начинает играть роль не просто наличие взаимодействия между людьми, а его сила. Сидя сейчас спиной к зданию, ты все равно, на подсознательном уровне фиксируешь, что оно там есть. И попытайся я исключить его для тебя, моему мозгу придется преодолеть влияние твоего. Если допустить, что нас только двое и мой мозг окажется сильнее, я преуспею и, обернувшись, ты дома уже не увидишь. На практике же столь большие объекты, как здания всегда находятся под общим влиянием большого количества людей. Не имея возможности полностью перетянуть здание с собой, мозг контролера, тем не менее, при переходе на Изнанку, продолжает его фиксировать. Более же мелкие и, соответственно, менее стабильные для окружающих предметы, такие как одежда и удерживаемые в руках вещи, исключаются из коллективного сознания достаточно легко. И именно поэтому с Изнанки мы не видим пустой одежды, летящей по воздуху и проезжающих мимо нас автомобилей без водителей и пассажиров.
- Машины достаточно большие, но не особо стабильные, - усмехнулся Артем.
- С автомобилями сложнее. Они определенно находятся под большим влиянием со стороны, чем от контролера. И, скорее всего, мозг контролера не исключает их на Изнанку именно по этой причине. Они не стабильны, но достаточно велики. В принципе, если сила контролера окажется больше совокупной силы воздействующих на автомобиль людей, он перетащит с собой и его. На практике же я подобного не видел.
Артем пожал плечами.
- Я понимаю твой скепсис, - Леша уловил это движение. – У тебя уже сложилась своя картина представления, а то, что я тебе говорю, не подтверждено никакими научными экспериментами, опытами. Лишь голая теория. К тому же, среди контролеров нет ученых, способных подвести под рассуждения прочную базу. Как-то не сложилось. Мы солдаты, а не исследователи. Мы пользуемся Изнанкой ну, скажем, как дикари пулеметом. И у каждого своя теория его происхождения и устройства. Кто-то считает Изнанку сказочным миром, кто-то параллельной вселенной. Большинство же сходятся на том, что я тебе изложил.
- И что же определяет политику партии? Почему твоя теория лучше остальных?
- Понимаешь, - Леша нахмурился, словно вспоминая не очень приятные вещи. – Мой дед работал в закрытом КБ. Трудился на военное ведомство, на разведку. В свое время там испытывали воздействие некоторых газов на организм человека. Так вот, по обрывочным сведениям, проникавшим сквозь закрытые двери, работу ведь не удержишь в тайне от семьи, после приема определенных газовых смесей с людьми начинали твориться страшные вещи. Подопытные как бы выпадали из привычного окружения, видели ужасных чудовищ, сражались с ними. Симптомы сходны с обыкновенным наркотическим опьянением. Но, самое странное, что на телах людей образовывались раны, и даже такие, которые они не могли нанести себе сами. Подопытных разрывало пополам, распарывало им животы, отрывало конечности. Ученые полагали, что мозг испытуемого под воздействием наркотического газа не только творил видения, но и обеспечивал обратную связь. Если человек в видении получал ранение, всплеск мозговой энергии проецировал рану и на реальность. На основании подобных опытов я полагаю, воздействие человеческого мозга на физические объекты можно считать доказанным. Ну и, соответственно, от этого пляшут все теории.
- То есть, точно никто ничего не знает, - отмахнулся Артем. – И каждый верит в то, во что хочет.
Пришла очередь пожимать плечами Леше.
- А как же драконы? Как они укладываются в вашу схему?
- Нормально укладываются. Они существуют. И все. На чем основана их способность к использованию Изнанки, тебе не расскажет никто. За исключением самих драконов. Но, как ты понимаешь, они с нами не очень-то откровенны.
- Не удивительно, - хмыкнул Артем. – Ну, я – ладно, но вам-то что от них нужно?
- Почти у всех есть определенные личные мотивы. На общем же уровне, мы попросту боремся за выживание. Я, наверное, произнесу сейчас пафосные и высокопарные слова, но если бы не контролеры, человечество навряд ли занимало бы то положение, которым обладает. Драконы и сейчас в большинстве своем обличены силой и властью. Если же не было бы нас, их превосходство стало бы доминирующим. Мы – единственная сила, способная противостоять драконам на пути к тотальному господству.
- Красивые слова, - покачал головой Артем. – От чего же вы защищали человечество на этот раз?
- Мне тоже интересно, - добавила Жанна. – Как вы всем составом оказались в нужном месте в нужное время?
- После того, что произошло на турнире, - Леша потянулся за кофе. Его голосовым связкам предстояло пройти очередное испытание. – Я перевез Влада сюда, к знакомому, чтобы оказать медицинскую помощь…
- Эй-эй! – Артем махнул рукой. – А можно с начала? Для тех, кто совсем не в курсе?
- Да, извини, - Кивнул Леша. – Это началось…
Пока Леша подробно пересказывал все, что произошло с момента сбора на турнир, я, зевая, глазел по сторонам. Все, о чем говорилось, было мне хорошо известно, так как во всех событиях принимал участие я сам. Желание же проходить через все это повторно пересказом, отсутствовало напрочь. Любоваться Жанной я опасался, из-за боязни протереть взглядом дырку на ее сарафане. Чем же скоротать время? Разве что…
Я вытащил из кармана и осторожно расправил мятые листочки писем, украденных из дома Лиса. Леша просмотрел их все и не нашел ничего интересного. Я же прочитал только первое письмо. Разложив листики в том порядке, как они были изначально, я принялся за второе письмо, благо света, лившегося из окон кафе и от соседних зданий, вполне хватало для чтения.
 
Я счастлив! Душа рвется в небо, горло распирает восторг. Взлететь выше самых высоких гор, сбить росу с толщи угрюмых туч, подняться туда, где ясное чистое небо, крылом коснуться теплых солнечных лучей.
Оля. Ольга. Оленька. Аленка. На тысячи ладов я склоняю твое прекрасное имя. Оно звучит подобно хрустальному колокольчику где-то у самого моего сердца.
Как я жил раньше без тебя? Все вспоминается словно в сером тумане. Как будто я шел по хмурой дождливой улице, и вдруг тонким лучиком солнце метнуло навстречу свое отражение из глубины тротуарных луж. И все вокруг осветилось. Заиграло. Заискрилось неземным светом. Светом теплоты и блаженства.
Я купаюсь в твоем сиянии, Ольга. Прикосновение твоей ладони пронзает меня словно электрическим током каждый раз. Когда я смотрю на тебя, я вижу сказочный ореол и жемчужное мерцание ангельских крыл. И стоит твоим губам коснуться моих, я схожу с ума, взрываюсь и разлетаюсь по бесконечной вселенной, и снова собираюсь, лишь для того, чтобы провести рядом с тобой еще мгновенье.
Я сел писать стихи, настолько ты меня покорила. И пусть я не способен сложить ни строчки…
Тот я, что жил до встречи с тобой, рассмеялся бы мне нынешнему в лицо. С отвращением прошел бы, мимоходом сплюнув под ноги. Стихи! Что может вызвать большее презрение? Тот я, что был раньше, он упивался сладостью победы. Он рвался в бой, грудью на грудь, разя врага. Не отступая, пробивался сквозь сталь и пламя, и находил удовлетворение лишь в безоговорочной победе. Но что мне до него? Он остался там, за серой пеленой, в той жизни мрачной и постылой, для меня которой больше нет.
Что до побед… я повинуюсь малейшему велению твоего мизинца. Я не знаю, для чего нужны тебе власть и богатство. Но стоит твоему сердцу лишь пожелать и я, презрев опасность, вновь и вновь бросаюсь в бой.
Как в старые добрые времена. Ничтожные, жалкие людишки, как прежде я не страшился стали, так и теперь мне безразличны пули. Никто и ничто не может противостоять моей мощи. Пистолеты, автоматы, гранаты – жалкие потуги. Огонь сжирает все.
Законы мирного времени? Я презрел их ради тебя. Тысячи лет скрытой но безопасной жизни? Они ничего не стоят, раз рядом не было тебя. Опасность раскрыться, подставить свой род под удар? Что мне до родичей, ты для меня всего важнее.
Моя Афина. Ты направляешь, я ражу. Удар огня, и те, кто лишь косо посмотрит на тебя, рассыпаются пеплом. Ты стремишься к власти и богатству. Ах, как близки мне эти чувства. Я разделяю их, хотя и не понимаю. Зачем? Когда мы вместе.
Я никогда не алчил золота, как остальные. В своем одиночестве гордый, я не подозревал, что придет день или час, когда я добровольно свяжу свою судьбу с другой. Моих запасов золота не хватит, чтобы озолотить и одни чешуйку, но все, что у меня есть – я преподношу к твоим ногам. Все то, что есть или, что я смогу получить. Ты только укажи. Я жду.
А после боя, я возвращаюсь к тебе. Усталый, пахнущий гарью и дымом. Сметая с брони пепел твоих врагов. И ты принимаешь меня. Целуешь. Ласкаешь. Прикосновения твоих рук, легкие, едва ощутимые, наполнены теплом. Теплом, что останавливает боль и стягивает раны. И я тянусь к тебе. И ты – ко мне. И стоит мне обнять тебя, ощутить под пальцами нежный шелк кожи, как просыпается вулкан. Вулкан немыслимых страстей. Наши тела переплетаются, и мы уносимся за грань. И я весь твой, и ты – моя. И миг блаженства.
А после, когда ты, отдыхая, водишь тонким пальчиком по моей груди, я чувствую боль. Боль от сознания могущества рока. Того рока, который рано или поздно разлучит нас. Ведь век человека так скоротечен. И скоро, очень скоро я вновь шагну в промозглый серый мир. Мир, который я оставил за спиной. Мир, в котором нет тебя. И вот тогда я чувствую страх. То, чего не знал в прежней жизни. Мне хочется взвиться под самое небо и упасть на землю в облаке пламени и дыма, чтобы выжечь из ткани мироздания то проклятье, которое подарив мне тебя, непременно отберет обратно.
И в этот самый мучительный миг, я чувствую прикосновение твоих губ. И вновь проглядывает солнце. И рок отступает. И я обнимаю тебя. В желании защитить, удержать, сразиться с самой смертью, лишь бы продлить этот сладостный миг, превратить его в вечность.
И ты же потом отбираешь эти драгоценные мгновения. Мое сердце болезненно сжимается каждый раз, когда ты уезжаешь. Как я мечтаю следовать за тобой. Лететь, качаясь на крыльях, обгоняя твой самолет. Ты уезжаешь, а моя душа рвется следом.
Но я бессилен. Бессилен сорвать с себя эти цепи. Бессилен, несмотря на всю мощь, дарованную мне. Врачи говорят - один из видов тропофобии. Стоит мне удалиться больше чем на позволенное расстояние, как я начинаю сходить с ума. Все плывет перед глазами. И я теряю контроль. Однажды, давным-давно, я просил немногих своих друзей о помощи: они перевезли меня спящим. Пожар, уничтоживший три четверти Москвы, к французам отношение имел не слишком большое. Как я вернулся назад, остается покрытым мраком и по сей день.
Я жду. Каждый раз, когда ты садишься в машину на пути в аэропорт, я провожаю тебя до последней секунды. Твоя учеба в британском университете, я знаю, это важно. Важно для тебя, а значит, и для меня нет ничего важнее. Я жду. Зачеркиваю дни в календаре. Считаю минуты, секунды.
И сейчас я пишу эти строки, карябая бумагу непривычными руками, в ожидании того прекрасного мига. Мига, когда ты, покинув машину, коснешься ногами дорожки перед домом. И нет желанней мгновенья, когда ты, вернувшись, упадаешь в мои объятья.
Ангел мой. Свет моей жизни. Любовь моя.
Ольга!
Любимая!
Как я люблю тебя!!!

 
- Что ты читаешь?
Я оторвался от писем. Жанна с интересом разглядывала разложенные мною по столу листочки. Прижимая края бумаги чашками и тарелками, я сортировал страницы по порядку.
Мотнув головой в сторону Леши, пересказывающего нашу историю Артему, я буркнул:
- Так… стащил вот в доме у Лиса. Теперь изучаю.
- Можно посмотреть? – Жанна протянула руку, наклонившись ко мне.
От аромата ее духов слегка закружилась голова. Ноздрей коснулся тонкий запах сирени и лаванды. Я на мгновенье испытал такое чувство, будто счастливый влюбленный пронес мимо меня огромный букет цветов, спеша на встречу с невестой.
Я сморгнул, освобождаясь из плена наваждения. Сообразив, что вместо ответа выдерживаю непонятную паузу, торопливо кивнул:
- Конечно. Леша тоже читал. Сказал, одна философия. В общем-то, верно, но…
- Что это? – Артем вырвал листок из рук Жанны и впился в него глазами.
Я непроизвольно дернулся. Не то, что бы Жанна не могла себя защитить, она-то как раз могла, но ненамеренная грубость в отношении девушки всколыхнула во мне подобие рыцарских чувств. Привстав, я потянулся к письму, зажатому в пальцах Артема с намерением вернуть его Жанне. Но девушка накрыла мою ладонь собственной, остановив движение. Мне показалось, или в ее глазах мелькнула толика уважения и благодарности? Или это моя фантазия, возбужденная слишком сильным ароматом сирени? Как бы то ни было, Жанна с легкостью отнеслась к тому, что Артем завладел письмами раньше нее.
Артем с жадностью поглощал страницу за страницей, в беспорядке отбрасывая прочитанные и лихорадочно подхватывая новые. Что-то внутри него явно резонировало с, в общем-то, ничего особенного не раскрывающими письмами. Жанна читала гораздо медленнее, подбирая отброшенные Артемом странички, вдумчиво разбирая текст. Наверное, сказывались трудности перевода.
 - Я должен идти! – Артем резко поднялся, выпустив из рук последнюю страницу прочитанного письма.
- Куда? – вопрос мы задали хором.
- Туда! К нему! – Артем перешагнул скамейку, направляясь к выходу с веранды. Я мельком заметил, что меч, закутанный в одеяло, он держал теперь за рукоятку так, словно приготовился к бою. Выражение его лица мне также не понравилось. Артем сильно побледнел, глаза же загорелись лихорадочным огнем.
- Постой-ка, постой, - Леша ухватил Артем за руку.
Тот дернулся, попытавшись вырваться. Но захват оказался крепким. Тогда Артем поднял сверток одеяла к голове, удерживая его так, что рукоятка спрятанного внутри меча оказалась напротив его лица. Я снова дернулся, вспомнив, что подобным жестом Артем сопровождал переход на Изнанку. Однако ничего не произошло. Осознав это через секунду, Артем отшатнулся, с неподдельным страхом уставившись на Лешу.
- Почему я не могу уйти?
- На Изнанку? – Леша словно бы, ничего не замечая, продолжал разговор. – Контролер, как я тебе уже объяснял, может контролировать только себя. Не других. Когда же два разума сталкиваются в противоположных усилиях, как сейчас, твой – в попытке перехода на Изнанку и мой – в попытке остаться, происходит конфликт. Что еще раз подтверждает мою теорию о взаимодействии мозговых энергий, которая тебе не по душе. В принципе, конфликт должен разрешаться просто, чья энергия сильнее, тот и определяет, произойдет переход или нет. На практике же, я ни разу не видел, чтобы кого-то можно было перетащить на Изнанку или извлечь оттуда против воли. Видимо, энергии для удержания в нужной плоскости требуется гораздо меньше чем для перехода. И поэтому мы все еще здесь. И, пока ты не ринулся делать глупости, может, скажешь, какая муха тебя укусила?
« Изменён в : 16.11.2010 в 18:50:48 пользователем: Korchy » Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #107 от 16.11.2010 в 18:43:42 »

Артем резко высвободил руку. В прочем, Леша уже не пытался его удерживать.
- Это он! – Сделав шаг назад, Артем опустился на скамейку.
- Кто, он?
- Дракон. Похитивший мою невесту.
Ледяным уколом отозвались слова Артема в моем сердце. Слишком мало времени прошло… Лица Ксанки и Ива всплыли передо мной. Всколыхнулись под ветром воспоминаний. Взметнулись, закружились и распались в сухом песчаном вихре, словно истлевшие под натиском тысячелетий картины.
Но, в тоже время, мозг заработал четче и жестче, напоминая, что трогательные истории существуют лишь в восторженном воображении, на самом же деле, за красивой занавеской, как я убедился на собственном опыте, может скрываться вся неприглядность чьих-то жестоких планов.
Артем рассказывал монотонно. Ни на кого не глядя, уперев взгляд в крышку стола. Отстраненно, словно пересказывал по памяти прочитанную книгу. Его история началась зимой, полтора года назад. Способностями контролера Артем не обладал. До того самого дня, как…
Артем в подробностях вспоминал свою свадьбу. Долгую подготовку, суету с букетами, ежедневные разъезды по Москве в поисках приемлемого кафе, аренду лимузина. Регулярные походы в ЗАГС и очереди, в которых приходилось стоять с ночи и до утра, лишь бы оформить заявку на хороший день. Пепел забвения не сумел замести яркие краски счастливых воспоминаний. Артем словно вновь переживал и не таил тех чувств, которые вызвала в нем, в тот самый главный день, припаркованная под окнами, украшенная цветными лентами и золотыми кольцами, машина.
Все было детально продумано и организовано.  Неожиданности не подстерегали его на пути к дому невесты, где был весело проведен шутливый обряд похищения. Дорога к ЗАГСу сложностей не добавила. Но там…
- Я сначала не понял, что произошло, - говорил Артем. - В зале ожидания собралось несколько свадебных кортежей, все ждали своей очереди. Мы заняли угловой диван недалеко от центральной лестницы. Смеялись, шутили над моими друзьями и ее подружками. Они отвечали нам тем же. Фотограф метался, словно шарик на резинке, делая фотографии с немыслимых ракурсов нас по отдельности, вместе и всех, вместе с друзьями. Сперва мне показалось, что кто-то сильно накурил в помещении. Тонкие пряди прозрачного дыма подсвечивались в лучах зимнего солнца, падающих из окна. Мы хотели пересесть подальше, туда-сюда сновали служащие ЗАГСа, бесцеремонно толкаясь и шумно требуя предоставить им дорогу. В зале повисло напряжение, некоторые пары еще веселились, не обращая ни на что внимания, но большинство притихло, вполголоса выспрашивая у служащих пояснений. По радио несколько раз передали призывы сохранять спокойствие, объясняя наличие дыма какой-то неисправностью, а также рекомендовали запастись терпением и ждать вызовов. В помещении стало трудно дышать, со всех сторон послышались призывы проветриться на улице. Большинство пар и их сопровождающие потянулись вниз, по мраморной лестнице на первый этаж к центральному выходу. Удовольствия дышать дымом мы не испытывали, поэтому пошли следом. Все было тихо, без паники, широкая лестница вполне справлялась с людским потоком, хлынувшим наружу. До тех пор, пока внизу не полыхнуло. Откуда взялся огонь, я не видел. В лицо пахнуло жаром, шедшие впереди нас истошно завопили. В мгновение ока организованное шествие элегантных девушек в изящных платьях и молодых людей в строгих костюмах превратилось в неуправляемую людскую лавину, хлынувшую по лестнице вверх. Все смешалось. Джентльмены, секунду назад подающие дамам руку, превратились в зверей, обезьянами карабкаясь по перилам, сбивая с ног и топча окружающих, отбрасывая со своего пути беззащитных женщин. Впрочем, не все девушки оказались беззащитны. В попытке спасения, иные из них рвались вперед так, что сбитыми и затоптанными оказывались мужчины. Людской поток рвался по лестнице, словно вышедшая из берегов горная река, сметая на своем пути все. И если бы огонь оставался внизу… Но пламя рвалось следом, охватывая стены, поднимаясь по занавескам, взбегая по бумажным и цветочным гирляндам.  
- Людская лавина разделила нас, - Артем сдавленно сглотнул, продолжая рассказывать. – В последний раз я чувствовал тепло ее ладони,… а затем меня закрутило и поволокло. Я рвался к ней, еще слыша ее надрывный крик. Наверное, я был не лучше остальных, я сбивал с ног, отбрасывал, перешагивал через тех, кто стоял у меня на пути. Не помню точно, что я делал. Я просто рвался к ней изо всех сил. Но их не хватило. Я падал, чувствуя удары по голове и спине. Пытался подняться, и падал снова. Все смешалось, застилось какой-то серой пеленой. Пришел в себя я уже на улице. Как, каким образом я выбрался из здания, из памяти стерлось. Но я ясно помню, как вскочил, отшвырнув мужчину в одежде пожарного, и помчался к дверям. Откуда я знал, что она осталась там? Не знаю, просто знал и все. Чувствовал. Естественно меня сбили с ног, схватили, удержали. Будь они прокляты! Здание ЗАГСа горело уже все целиком. Внутри с треском что-то рушилось, из окон выбивалось пламя, несмотря на то, что две или три машины пожарных лили в проемы толстые струи воды и пены. Я бился, как мог, вырываясь из цепких объятий доброжелателей. Скорее всего, мне сделал какой-то укол, так как очнулся я уже в больнице. Ожоги, раны… Доктора смогли излечить мое тело, но раны души врачам не подвластны. Я выписался из больницы тенью самого себя.
- Я… - Артем делал периодические паузы в рассказе, справляясь с наплывом чувств, вызванным необходимостью вновь всколыхнуть былое. – Я поклялся. Поклялся отомстить. Мне не нужны были ни сочувствие окружающих, ни жалость друзей. Каждую минуту, каждую секунду я мечтал добраться до виновника проклятого пожара и сомкнуть пальцы на его горле. Я знал, что задача нелегка. Ни пожарные, ни проведенное милицией следствие виновных не установили. Пожар будто бы возник сам по себе. Все списали на случайность, непогашенную сигарету или самовозгорание. Но для меня все это не значило ничего. Понимая, что рвущие душу чувства могут мне лишь помешать, я упорно хоронил все внутри себя, оставляя себе лишь одну четкую и ясную цель – поиски виновного. Вот тогда я и открыл способность перемещаться в иной мир. В первый раз это произошло совершенно случайно. Я следил за одним человеком, он вел следствие по делу о пожаре, и чуть не попался. Я забрался к нему в дом в поисках хоть каких-нибудь сведений, проливающих свет на события того дня, а он неожиданно вернулся домой. Возможно, он увидел отблески луча фонарика из окна, а может, услышал производимые мною звуки, но в квартиру он вошел, держа пистолет наготове. Конечно, я испугался. Я вжимался спиной в выемку за дверью и про себя молил всех богов сделать так, чтобы я смог уйти. Чтобы я не попал в тюрьму. Чтобы смог продолжать свои поиски. И чудо произошло. Разом исчезли все звуки и, когда я выглянул из своего убежища, я оказался в квартире совершенно один. Тогда я еще не понял, что же случилось на самом деле. Мысли о сумасшествии крутились в голове неотвязно. Этот пустой мир! Никого и ничего! В припадке страха, я метался по пустынным улицам, моля вернуть все обратно. Но ужас отступил. Закрыв глаза, я стал вспоминать в мельчайших деталях покинутый мир, и чудо свершилось дважды – я вернулся обратно. А через некоторое время я выяснил, что стоит мне определенным образом попросить, и я могу переноситься в иной мир и обратно по собственному желанию. Мои поиски стократно упростились, но я так и не приблизился ни на шаг к разгадке, пока…
Артем помолчал, собираясь с мыслями, а может, вспоминая.
- Пока я не встретил там человека. Сколько я не перемещался туда и обратно, я ни разу не видел там людей. А тут… А он, словно бы, в этом не было ничего особенного, усмехнулся и поманил меня пальцем. Я боялся подойти, не знал, что сказать. Тогда приблизился он. Он не назвал своего имени, но много рассказал мне об этом параллельном измерении. И о драконах. Он сказал, что только избранные люди могут перемещаться сюда, что и он, и я, как раз из таких людей. На нас будто бы возложена священная миссия – убивать драконов, для которых этот мир был родным, а наш – лишь ареной для игр. Он расспросил меня и, внимательно выслушав, объяснил причины пожара, погубившего мою невесту - дракон! Только так могло быть объяснено и неожиданное возникновение пожара, и его стремительное распространение, и то, что никаких следов найдено не было. Он поддержал меня в стремлении добраться до виновника и подарил вот этот меч, рассказав, что никакое огнестрельное оружие в параллельном мире не действует. Порекомендовал учиться фехтованию, но отказался помогать мне, мотивировав тем, что его присутствие необходимо в другом месте. Я снова остался один, но с багажом необходимых знаний. Изучая фехтование, и каждый день подолгу тренируясь, я не прекращал свои поиски. Где только я не искал. Ходил по домам, где хоть раз были пожары, обошел, наверное, всю Москву, попутно зарабатывая на жизнь игрой на гитаре. Но так, до сегодняшнего дня, не обнаружил ни одного дракона.
- Зато, - Артем полез в нагрудный карман рубашки и бережно извлек из него завернутый в черную материю сверток. Бережно развернул его, и выложил на стол потрепанную вырезку. На черно-белой фотографии были изображены две обнимающиеся девушки, заголовок гласил о победе на университетских соревнованиях. – Однажды мне попалась на глаза вот эта газетная статья. Когда я увидел ее, я не мог поверить своим глазам. Это же она! Девушка слева. Моя погибшая невеста. Я много чего передумал. Может быть она просто похожа. Бывают же люди-двойники. Может быть, меня обманывает мой собственный разум. Но нет. Я знаю, я чувствую. Это она! В газете сказано, что она из Волоколамска. Я тут же бросился сюда. Обошел весь город. Заглядывал в каждый двор, подолгу стоял у подъездов многоэтажных домов. Но ничего… Я не знаю кто, я не знаю зачем, я не представляю, как… Может быть, она потеряла память? Ее загипнотизировали? Не представляю, что могут сотворить с ней драконы. Не представляю, но я должен ее увидеть. Может она считает, что я погиб при пожаре, точно так же, как думал я про нее. Я должен спасти ее! Взять за руки. Поцеловать. И все вернется… Ну, а когда я услышал о пожаре, таком же стихийном, какой пережил и сам, сомнений не осталось. Дракон, проклятый дракон, что похитил ее у меня, живет и действует где-то здесь. Использовав якобы сделанные фотоснимки, как предлог, я подстроил нехитрую ловушку, в которую он и попался. Дальше же с ваших слов… Где мне теперь искать ее?
Артем провел ладонью по глазам, словно возвращаясь, отбрасывая былое.
И в этот момент… что-то мне показалось. В повороте его головы, в блеске глаз, в движении рук… я сам не понял что, но в памяти сложилась цепочка образов, и у меня возникло мимолетное ощущение, что Артема я где-то уже видел. Где – я совершенно не мог вспомнить. Откуда – тоже. Но стойкое ощущение дежавю на какие-то мгновения полностью завладело мной.
Это не могло быть недавно, иначе я бы точно его вспомнил. Раньше… где? Институт? Еще раньше? Школа, двор? Обычная жизнь рядового человека, не имеющего представления об Изнанке, драконах и контролерах. Нет, расшевелить собственную память дальше эфемерного ощущения узнавания мне не удавалось. А миг озарения уходил. Рядом снова сидел совершенно незнакомый мне ранее человек.
- Интересная история, - задумчиво протянул Леша.
- Ты сказал, что знаешь, где он живет! – напирал Артем. – Мне нужен адрес, и я пойду туда!
- И что ты там будешь делать?
- Освобожу ее!
- Не думаю, что у тебя получится, - Леша покачал головой. – Даже если предположить, что твоя история истинна, - при этих словах Артем вскинулся, но Леша удержал его на месте, как и раньше, ухватив за руку. – Ты полагаешь, что справишься с ним в одиночку? Если предположить, что красный дракон – это Лис, а допустить такое вполне возможно, то тебе он явно не по силам. Ты проиграл в схватке обычному дракону, и если бы не мы… А Лис же, один из величайших, кого я когда-либо видел. Команда из двенадцати человек, тренированных, годами натаскиваемых на убийство драконов, оказалась разметана в клочья, а бой с ним толком и не начался. Хорошо еще, никто не погиб. Но меч держать после схватки, как видишь, могут немногие. Что сможешь сделать ты? Глупо погибнуть?
- Меня это не остановит!
- Понимаю. Но, давай-ка так: я обещаю тебе нашу помощь. Думаю, Жанна и Влад не будут против, - Леша бросил короткий взгляд в мою сторону и в сторону девушки. Мы кивнули почти синхронно. – Мы постараемся выяснить, что с этой девушкой, где она, в каком качестве. А после, если она действительно в опасности, подумаем над ее освобождением. Как ее, кстати, зовут?
- Ольга, - глухо выдавил Артем.
- Интересно, - повторил Алексей. Девушку, которой Лис писал письма, тоже звали Ольгой, и, думаю, от Леши не укрылось это совпадение. – А сейчас нам лучше всего отдохнуть. Нужно восстановить силы. Мы сами не замечаем, но держимся сейчас только на остатках адреналина. Если мы будем продолжать себя истощать, что-нибудь откажет в самый ответственный момент. Пошли домой.
Леша поднялся. Я быстро собрал придавленные посудой листочки писем. Не хотелось потерять их, особенно теперь, когда события завязывались в тугой узел, пересекаясь в самых неожиданных местах.
Недолгий путь до дома прошел в молчании. Артем двигался вяло, не отрывая взгляда от асфальта, временами бурча что-то сквозь стиснутые зубы. Остальные подравнивались под заданный им невысокий темп. Жанна, похоже, просто получала удовольствие от неторопливой прогулки. Леша, обдумывая что-то, периодически бросал быстрые взгляды на Артема, но ничего больше не спрашивал. Мои же мысли вяло крутились вокруг одеял и подушек.
Вернувшийся к тому времени из больницы Гогик, встретил нас радушной улыбкой. Совершенно не удивившись тому, что нас стало четверо, он галантно поздоровался с Жанной, пожал руки нам с Лешей, попутно познакомившись с Артемом.
Приняв наше потрепанное состояние, как нечто разумеющееся, он тут же учинил всем быстрый врачебный осмотр. Леша получил очередную порцию микстуры от кашля. Артему Гогик предложил пару таблеток и заклеил пластырной повязкой ссадину на виске. Жанна оказалась вне его профессиональных интересов. Мне же Гогик обработал ожоги едучей мазью, от которой тело словно охватило огнем, и перетянул заново повязку на груди, предоставив на выбор: содрать с себя живьем кожу или же умереть от невозможности нормально вздохнуть.
Обработав нас по полной программе, Гогик отбыл, предоставив квартиру в наше полное распоряжение. Объяснив, что ночевка на диване в рабочем кабинете для него является делом привычным, а нас стеснять он не намерен, Гогик уехал, оставив витать в воздухе широкую добродушную улыбку чеширского кота.
После недолгого совещания было решено предоставить комнату Гогика Жанне. Мы с Лешей остались в большой комнате, Артему же достался угловой диванчик на кухне. Жанна, обследовав холодильник, пообещала приготовить на утро роскошный завтрак, присовокупив с веселой издевкой:
- Мужчины…! Тут продуктов на месяц хватит, а вам бы все рестораны да кафе…
Леша восхищенно покрутил головой.
- Вы и вправду можете приготовить из этого что-то съедобное?
- И даже очень вкусное, - Жанна в удовлетворением захлопнула дверцу.
- Ну и ну, - Леша хитро улыбнулся. – Скажите, Жанна, вы случайно не замужем?
- Нет. К чему вы спрашиваете?
- Вы не женщина, вы – сокровище! – подмигнул ей Леша. - Выходите за меня!
У меня под сердцем непроизвольно кольнуло. А я-то весь вечер ждал случая выдать Жанне комплимент. Прошляпил, Леша меня обскакал. Что это? Еще толком и не познакомились с девушкой, а я уже начинаю ее ревновать?
Жанна рассмеялась.
- Посмотрим. Вы же меня совершенно не знаете. Но, давайте, как у вас говорят – "на ты"?
- Конечно, - Леша изобразил шутливый полупоклон.
- Со всеми вами "на ты", - добавила Жанна, отчего в груди у меня слегка потеплело.
Усталость и нервное напряжение давали себя знать. Сил любезничать и перешучиваться положительно не оставалось. Жанна скрылась в отведенной ей комнате, Артем, забрав подушку и одеяло, ушел на кухню. Постель неудержимо влекла и меня. Леша же, оставив кровать без внимания, включил ноутбук. Мне было не до того, чтобы уговаривать его последовать всеобщему примеру. Стянув куртку и брюки, я вырубился, стоило голове коснуться подушки.
Проснулся я от жуткой тряски. Попытался яростно отмахнуться, но болтанка не прекращалась. Наконец, разлепив чугунные веки, я разглядел встревоженное лицо Алексея, склонившегося надо мной.
- А, это ты… минутку, - я попытался повернуться на другой бок, но Леша снова затряс меня за плечо.
- Он ушел!
- Ммм… кто? – мозг не работал, так мне не хотелось выходить из сладкого забытья.
- Артем. Да вставай же!
Я спустил ноги на пол, с трудом удерживая положение, отдаленно сходное с вертикальным.
- Ну, ушел и ушел. Вернется. Никуда не денется.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #108 от 16.11.2010 в 18:44:03 »

- Вставай! Вставай! – не отставал Леша. – А случится с ним что?
- Будет наука, - пробурчал я, нащупывая одежду. – Слушать, когда говорят…
- Ты много слушал? – оборвал меня Леша. – Вот, сюда посмотри…
- Что случилось? – в проеме двери застыла закутанная в одеяло Жанна. Видимо, шум, производимый нами, донесся сквозь стену.
Кивком головы Леша подозвал ее ближе.
- Смотрите сюда, - в руке он сжимал отпечатанную на принтере фотографию девушки.
Я разглядывал снимок миловидной темноволосой женщины. Слегка полновата, но фигура удерживается в рамках приятной округлости. Выразительные глаза и широкий, смеющийся рот. Конкурс красоты она явно не выиграет, но и без поклонников не останется.
- Это Ольга, - Леша потряс листком. – Ольга Стешнова. Считается без вести пропавшей, читай – погибшей, при пожаре в ЗАГСе полтора года назад. Снимок взят из архива. Данные совершенно точные.
- И что? – под веки как будто насыпали песку, и я тер глаза, борясь с желанием рухнуть обратно в постель. – Артем говорил уже…
- А теперь сюда смотри, - Леша снова оборвал мое мычание. – Это распечатка той самой газетной статьи, которую показывал нам Артем.
Лешин палец упирался в фотографию девушек-победительниц как раз над той, что располагалась на снимке слева.
- Ольга Лисичкина. Победительница в ежегодных Волоколамских студенческих соревнованиях в дисциплинах филология и языкознание.
- Или я еще не проснулся… - высокая яркая блондинка с длинными кудрявыми волосами никаким образом не напоминала миловидную девушку с первого снимка.
- Вот именно – "или". А ведь Артем без тени сомнения считал первую за вторую. А уж кто-кто, а он-то не мог ошибиться. Здесь явно что-то не так. Пока вы спали, я решил покопаться по базам, а когда увидел все это, захотел получить разъяснения. А Артема и след простыл. Балконная дверь открыта, спрыгнуть с первого этажа проблемы не составляет. Меч свой он, естественно, забрал.
- Ну, хорошо, одна это девушка или разные, Артема-то мы все равно не найдем, раз сбежал, - очень уж мне не хотелось покидать уютную постель ради решения странных загадок. – Что, выйдем на улицу и покричим?
- Я ему маячок в карман бросил, - Леша повернул ноутбук к нам экраном. Белая точка медленно перемещалась по карте. – Вчера еще. На всякий случай.
Жанна, не говоря ни слова, ушла в свою комнату. К тому времени, как я зашнуровывал порядком надоевшие уже тяжелые ботинки, девушка вернулась к нам полностью одетой. Заперев дверь, мы вышли в темноту летней ночи.
Леша быстро шагал на своих ходулях, время от времени сверяясь с картой в ноутбуке, Жанна тоже двигалась бодро. Я же, с трудом сдерживая зевки, еле поспевал за ними. Ну откуда в людях столько энергии?
- Про нашего друга Лиса я тоже немного поискал, - попутно Леша выкладывал нам добытую информацию. – Настоящее имя – Андрей Лисичкин. Отсюда и прозвище – Лис. Человек деятельный. Начало биографии ничем не примечательно: родился, учился. Потом сидел. Вышел. Прилично куролесил в лихие девяностые в составе нескольких подмосковных банд, набирал авторитет. Новая отсидка и выход на свободу как бы осознавшим и исправившимся. Занялся бизнесом и за несколько лет хорошо поднялся. На сегодня криминала за ним нет. В общем, стандартная биография современного бизнесмена. Если бы мы не знали в нем дракона. А значит, все это может оказаться шитой белыми нитками чушью. Прения с Равилем не показатель, они вполне укладываются и в линию поведения авторитета и в линию дракона. Ольга Лисичкина, действительно, его дочь. Как и вся золотая молодежь далека от криминала. Способный лингвист. Школа с отличием, институт с отличием. Сейчас получает профильное образование заграницей в Оксфорде. Самое интересное, кстати, буквально на днях появилась информация, что она выходит замуж за какого-то английского лорда. Идут приготовления к богатой свадьбе, ну, как это сейчас принято у обеспеченных людей. Банкет во дворце, пресса, обложки журналов, все, как полагается.
Ночная прохлада постепенно выдувала сонливость из головы. Я слушал, пытаясь не упустить важных сведений.
- В общем, очень интересный момент получается, - Леша строил теории не останавливаясь, быстрая ходьба дыхание ему не сбивала. – Если верить Артему, Лис похитил Ольгу. Зачем? Ответа нет. Правда, можно попробовать пристыковать письма, украденные у него. Лис полюбил Ольгу. Выкрал ее за минуту до свадьбы с Артемом, страсть может толкнуть и не на такое. Но, как тогда объяснить предстоящую свадьбу Ольги в Англии? Опять тупик. И девушки… ведь это совершенно разные люди. Если Ольга Стешнова это не Ольга Лисичкина, как объяснить поведение Артема? Многовато загадок… многовато. Единственная мысль, которая приходит мне в голову, звучит дико. Но если это так… лучше бы нам поскорее найти его.
Леша замедлил шаги и выругался.
- Сигнал пропал. На Изнанку переместился, не иначе. Опять появился. Туда-сюда прыгает. Чтоб ему… компьютер завис. Но, он где-то здесь, нагнали почти.
Мы с Жанной завертели головами.
За время стремительной прогулки, мы вышли на узкую заасфальтированную улицу. Тротуар с разбитыми бордюрами почти сливался с мостовой. Двух и трехэтажные дома подступали к дороге темными громадами. Фонари, неспособные сорвать со стен полотнища ночи, выхватывали желтыми кругами фрагменты кирпичной кладки. В углах, вокруг деревьев и кустов сирени темнота казалась непроглядной и осязаемой на ощупь. Редкие звуки спящего квартала почти не нарушали звенящей тишины. Было немного жутко, неодолимо хотелось ощутить в ладони успокаивающую тяжесть оружия или, хотя бы, спрятаться с головой под одеяло.
Мы медленно двигались вдоль домов, бросая настороженные взгляды по сторонам. Хаотичные перемещения Артема на Изнанку и обратно все еще оставляли надежду его обнаружить.
В бесформенных пятнах блеклого света на стенах домов плясали тени. Огромные, призрачные тени многоруких гигантов. Я остановился, задрав голову. Мои спутники замерли рядом. Беззвучно, словно в китайском театре, колеблющиеся тени сходились и расходились, исполняя величественную пляску. На мгновение исчезая, и вновь появляясь, вздымая и опуская оружие, съеживаясь и вырастая, сталкиваясь и откатываясь вновь. Бесформенный танец божественных душ. Даже воздух, искажаясь, шел волнами вокруг этих призрачных черных фигур.
Волнами?
Оторвавшись от магии театра теней, я вгляделся в темноту под монументальными силуэтами. И тут же различил человеческие фигуры. Происходящее на земле оказалось не менее завораживающим, чем бесплотное представление. Артем, я узнал его по светлым волосам и рубашке, бился с, сердце екнуло от узнавания, черноволосым – драконом, вожаком-мятежником на останкинской башне и пленником французов, избежавшим с моей помощью смерти на турнире контролеров.
Ладони сами собой сжались в кулаки, и я невольно подался вперед. Но остановился, ощутив на плече крепкую хватку. Леша, удерживая меня и Жанну, зашипел:
- Куда?! С голыми руками!
Я попытался освободиться, Артему, несомненно, нужна была помощь, но Леша не выпускал. Наоборот, толкнул нас обоих за угол дома, призывая затаиться.
- Поздно! Мы только помешаем!
Впрочем, по лихорадочной дрожи, я ощутил, что он сам сдерживается лишь большим напряжением воли.
Припав к шершавому кирпичу, я не мог оторвать взгляда от схватки. Зная примерный уровень Артема в фехтовании и то, что он проиграл бой рядовому дракону на автостанции, а также и то, что Линь с его уникальной техникой едва выстоял против черноволосого в Останкино, я, стиснув зубы, ждал рокового конца. Но, непохоже было, что один из теперешних соперников хоть в чем-то уступает другому.
Черноволосый провел серию быстрых размашистых ударов, часть из которых Артем ловко парировал, а от остальных уклонился. Уходя в клинч, Артем грамотно связал стремительную атаку, замедлив ее, а затем и вообще развернув в противоположную сторону. Теперь уже его широкий клинок выписывал сходящиеся в районе груди противника дуги, от которых приходилось уклоняться черноволосому. Но, и его атака пропала втуне, разбившись о непреодолимый барьер парирующих ударов.
Воздух дрогнул, разошедшись кругами, и черноволосый исчез, буквально через долю секунды появившись за спиной у Артема. Мощный вертикальный удар, способный расколоть пополам бревно, Артем плавно отвел в сторону, пропустив все узконаправленную силу слева от себя, да еще добавив так, что черноволосого неодолимо потянуло вслед за мечом. Широкий взмах, я уже ожидал увидеть, как рухнет перерубленное надвое тело, но черноволосый, не препятствуя влекущей его инерции, мягко упал, перекатившись, пропуская лезвие над головой, и снова оказался на ногах лицом к противнику. Опять взметнулись эфемерные круги, пропуская на Изнанку теперь уже Артема. Черноволосый провалился следом. Секунды напряженного ожидания и противники появились снова, не переставая плести вокруг друг друга смертельные кружева.
Стремительные взблески стали в неверном свете уличных фонарей, колышущиеся тени, прыжки и удары, выпады, уклонения. Завораживающая красота смертоносного поединка.
Противники бились на пределе возможного. Любая неточность, чуть дальше отпущенное лезвие или, наоборот, чуть ближе поставленный блок, грозили фатальным исходом. Мне показалось, или Артем, превозмогая себя, еще больше усилил нажим?
Возможно, я уже привык к темноте, но фигуры бойцов я различал очень четко. Тени отступили, сгустки ночной темноты подались вспять, разбегаясь по щелям, укрываясь за сонными окнами и среди древесной листвы. Словно откуда-то стало светлее.
Я сморгнул, провел рукавом по слезящимся от напряжения глазам. Нет, мне не показалось – за широким, изукрашенным, лезвием Артемова меча тянулся яркий след. Как будто по клинку стекало горящее масло. И с каждым взмахом огонь становился сильнее. В его отблесках уже можно было рассмотреть напряженные, покрытые каплями пота, бледные лица противников, плотно сжатые в злом запале губы, жестко прищуренные глаза. Что еще за новое наваждение?
Черноволосый защищался. С момента появления загадочного огня, он не сделал ни одного выпада, не нанес ни одного атакующего удара. Уйдя в глухую защиту, он медленно отступал, забирая в сторону. Артем надвигался. Шлейф огня, тянущийся за его оружием, окутывал его словно куполом. Каждый раз, когда пылающее лезвие встречалось с мечом противника, вокруг разлетались яркие брызги. Черноволосый отходил. То ли выжидая, то ли колеблясь.
Совершив почти полный круг отступая, черноволосый, приняв, наконец, решение, резко отпрыгнул, отбрасывая меч. В разбегающихся воздушных кругах на мгновенье проглянула черная шкура дракона, скрываясь на Изнанке.
Развитие событий смещалось в иную плоскость, и я совершил переход следом. Леша с Жанной за мной.
Дракон, завершив трансформацию, высился каменной глыбой посреди дороги. Раскинутые в полуразмахе крылья срывали ветки с деревьев по обеим сторонам. Ставший почти невидимым, благодаря угольной шкуре, дракон, тем не менее, ясно обозначал свое присутствие сконцентрированной мощью.
Возможно, мое сознание переигрывало, но я словно наяву видел, как перекатываются под жесткой кожей стальные шары мускулатуры, как напрягаются задние лапы, поднимая вверх огромное тело, как изгибается длинная шея и раскрывается пасть. Поток огня понесся к замершей напротив дракона человеческой фигурке. Мгновенно стало светло.
Тело конвульсивно согнулось, словно поток пламени готов был охватить не Артема, а меня самого. Ногти впились в ладони, голова вжалась в плечи. Но то, что я увидел из-под прищуренных предательской слабостью век, заставило широко распахнуть смеженные глаза.
Артем не заботился о защите. Он не имел прошитой асбестом одежды, не мог он прикрыться и отсутствующей металлической крышкой щита. Казалось, через секунду от человека останется лишь горстка невесомого пепла, но…
Артем взмахнул мечом навстречу огненной лавине. Этого не могло быть в действительности, но его меч рубил огненные струи, словно стебли сухой травы, рассекая их, разрубая, отбрасывая. Огненный поток, способный испепелить все на своем пути, разбился о холодную сталь, разлетелся безобидным угольками. Там, где должно было вспыхнуть море огня, земли коснулись лишь затухающие проблески искр.
Темнота спешно отвоевывала утраченное пространство, скрывая дракона, подавшего вспять.
Шанса на повторную атаку дракону Артем не предоставил. С места, сорвавшись на бег, сделав всего пару шагов, он легко оттолкнулся и взмыл в воздух. Сильнейший на планете атлет не смог бы исполнить подобный прыжок, но я уже перестал удивляться, а только фиксировал новые странности.
Лезвие огненного меча Артема прочертило в ночном небе яркую дугу и схлопнулось, на долю секунды осветив драконью голову, в которую вошло целиком. Рукоятка остановилась точно между высокими складками кожи над драконьими глазами, а кончик лезвия моргнул язычком сразу под нижней челюстью. С неимоверной грацией, какая приходит лишь в последний миг, шея дракона изогнулась. Когтистые лапы перестали держать землю, заваливая тело в сторону. Мне показалось, земля дрогнула, когда дракон распростерся на асфальте.
А Артем, как ни в чем не бывало, уже шагал к нам, словно зная, что мы все время наблюдали за ним, вкладывая в невесть откуда взявшиеся заспинные ножны свой необычный клинок, погасший вместе с угасшей жизнью дракона.
- Ты был не прав, - Артем в упор глядел на Лешу. – Я разгадал тайну этого мира. Это мир великих сил. И великого могущества. Надо лишь просто взять его. Открыть себя ему. Отдаться. И тогда, он поделится с тобой своей силой. А энергия мысли здесь не причем. Смотри.
Он ухватил Алексея за руку, потянув на себя. Я инстинктивно вцепился в Лешин рукав в другой стороны, Жанна пришла мне на помощь, удерживая Алексея. Но ничего ужасного не последовало. Вокруг разбежались привычные воздушные круги. По пустой улице прошелестела машина, мигнув красными огоньками габаритов. Где-то на дереве закричала ворона. Снова воздушные круги и мы вернулись в тишину Изнанки, где Артем выпустил нас из захвата.
- Ты говорил, что нельзя перенести сюда человека против его воли. Теперь ты убедился, что был неправ?
Леша отпрянул от Артема, как ужаленный.
- Иллюзионист! – выдохнул он.
Артем пожал плечами.
- Я не понимаю тебя. Я просто обрел силу. Теперь я смогу выполнить все, что задумал. Я знаю, где она. Я пойду туда, я освобожу ее. Любовь – награда чистому сердцу. И мы снова будем вместе!
Я ошарашено смотрел в удаляющуюся спину Артему.
- Не надо идти за мной, - донеслось из темноты. – Прощайте!
Сгустки ночи поглотили канувшую в темноту фигуру.
 
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #109 от 16.11.2010 в 18:44:21 »

Остался последний. Развязка :)
Зарегистрирован

ban.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #110 от 16.11.2010 в 20:36:28 »

2Korchy: Ну ты закрутил, парень со способностями большими чем у всех героев вместе взятых, за одну ночь. Фантастика даже в фантастике. :)
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #111 от 17.11.2010 в 04:42:27 »

16.11.2010 в 20:36:28, jarni писал(a):
парень со способностями большими чем у всех героев вместе взятых, за одну ночь

Серьезному дракону нужен серьезный противник :)
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #112 от 24.11.2010 в 22:31:14 »

Последний кусочек :)
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #113 от 24.11.2010 в 22:32:14 »

5.  
 
Оказывается, можно вконец обессилить, не только участвуя в схватке, но и просто наблюдая за ней. Покинув Изнанку самостоятельно, я опустился на невысокую погнутую оградку. Ноги не держали. Леша примостился рядом, вытянув длинные ноги вперед и уперев ладони в колени, дугой изогнув спину, не сводя взгляда с носков своих ботинок.
- Ты назвал его фокусником? Почему? – спросила Жанна, устроившись дальше на ограде.
- Не фокусником. Иллюзионистом.
- Что это значит?
Меня этот вопрос интересовал не меньше. Леша явно знал что-то такое, о чем мы с Жанной не имели ни малейшего представления.
- Я говорил о том, что у меня есть дикие подозрения. Похоже, они оправдались. Все слишком уж неестественно завязано. Подумайте сами, какая была вероятность того, что по любой причине кому-то из наших понадобится с турнира отправиться сюда? Какова вероятность обострения конфликта Лиса с Равилем именно сейчас? Вероятность нападения на дом Равиля? А ведь именно это дало Артему шанс устроить ловушку на автостанции. И наше там присутствие, спасшее его от верной смерти? Какова вообще вероятность, если верить рассказу Артема, пересечься с кем-то на изнанке? С контролером, а не с драконом. И девушки эти, совершенно разные и вместе с тем она одна и та же…
- Вероятность не велика, - согласилась Жанна. – Но, все это уже произошло.
- Точно. И центр притяжения всего – Артем. Он – иллюзионист!
Леша замолчал, вновь уставившись на носки собственных ботинок.
- Ты толком рассказать можешь? – не выдержал я повисшего молчания.
Леша вздохнул.
- Все равно, мы ничего изменить не в состоянии…
Пауза, еще один глубокий вздох, и Леша стал объяснять:
- Способности контролера позволяют отсекать некую иллюзорную составляющую окружающего нас мира. Перемещаясь на Изнанку, мы видим лишь базовую составляющую пространства. Именно поэтому на Изнанке не действуют многие физические, химические и прочие законы, определяющиеся представлением людей об окружающем мире. Грубо говоря, если бы все люди верили в то, что земля плоская и покоится на трех китах, любой из них имел бы реальную возможность спрыгнуть с края мира, но контролеры, переместившись на Изнанку, свободно совершали бы кругосветные путешествия, отбросив влияние остального человечества. Все это, чуть в меньших масштабах, мы видим каждый день. Но, как и у любой палки существует другой конец, способности манипулировать пространственными представлениями могут развиваться в обоих направлениях. Человек с подобными способностями, антиконтролер, не отсекает чужие представления, а наоборот добавляет к ним свои собственные. Таких людей называют иллюзионистами.
- Как это, добавляют свои собственные? – не понял я.
- Есть, например, очень везучие люди. Думаю, ты хоть раз сталкивался с такими. Им все удается, все, за что они не берутся. Везде ждет успех, хотя они не прикладывают никаких особенных усилий. Такой счастливчик может зайти в казино с единственным рублем в кармане, поставить на цифру тринадцать и запросто сорвать банк. Окружающие подивятся невероятной везучести, порадуются вместе с ним или позавидуют, но никто обычно и не представляет, что зайди он не в это казино, а в другое, или вообще отдай он свой рубль прохожему, удача все равно не минует его. Этот феномен, конечно, пытаются изучать, громоздят горы теорий, разрабатывают новые направления в математической статистике и теории вероятностей, но никто из исследователей не понимает, что свою удачу такой человек создает сам.
- Сам? Но это невозможно.
- Возможно. Как я уже говорил, у всех людей ментальная энергия разной силы. Иллюзионисты – люди с невероятной силой. Обычно они сами не осознают своей мощи, воспринимая происходящее с ними, как нечто естественное. Однако их влияние от этого не становится меньше. Они живут в иной плоскости, если контролеры находятся под средним срезом человечества, иллюзионисты – стоят над.
- Как может человек жить в сдвинутом мире и даже не замечать этого?
- Сумасшедших видел? Каждый из них иллюзионист. Но их энергии хватает лишь на то, чтобы изменить мир в собственном восприятии. Все что происходит в их локальном пространстве, для них – естественно, окружающие же, не воспринимая привносимых изменений, относятся к ним соответственно. Тот же, кого действительно стоит называть иллюзионистом, обладает такой силой, что воплощает собственные представления не только для себя, но и для всех остальных.
- Подожди, подожди, - я размышлял с минуту. – Тогда получается, что весь наш мир создан иллюзионистами? Иначе, как тогда понимать наличие Изнанки?
- Молодец, - похвалил Леша. – Строго говоря, каждый человек – иллюзионист. С небольшим запасом собственной энергии. Для того чтобы какое-то его представление воплотилось в реальности, нужно произвести много работы по включению своего представления в сознание окружающих. Обычно это воплощается в виде научных исследований. Не случайно каждый последующий закон, открываемый учеными, базируется на ранее открытых.
- Выходит, если я сумею доказать окружающим способность человека летать без помощи самолетов, все р-раз, и полетят?
- Если ты – средний человек, ты сумеешь доказать хоть что-то, лишь опираясь на систему всеобщего представления. То есть, если твои теории о полетах не будут противоречить уже открытым законам. Сумеешь научно опровергнуть закон всемирного тяготения, да, люди переселятся в гнезда. Иллюзионист – другое дело. Его энергия настолько сильна, что он не нуждается в поддержке. Его мозг сметает любые преграды из представлений окружающих, ломает их, строя все по своим законам. Да Винчи, Никола Тесла – яркие примеры. Никто и по сей день не может повторить их достижения. Не догадываешься, почему? Есть и чертежи, и протоколы исследований. Да и наука уже на другой ступени эволюции находится. Они – яркие иллюзионисты. Просто их возможностей не хватило, чтобы встроить свои представления в общие. Чуть-чуть не хватило. То, где они шли напролом, все еще остается за гранью фантастики, теми же открытиями, которые обоснованы на доступном для восприятия уровне, мы пользуемся и сейчас.
- Значит, наш Артем как раз из таких? Великих?
- Похоже. Очень похоже. Видимо, личная трагедия как-то усилила его, произошел какой-то сдвиг. Его мозг, выпав из привычной плоскости бытия, принялся строить свою собственную. Естественно, на основе имеющегося, но изменяя все под себя. Его способность проходить на Изнанку, этот пылающий меч, неординарные фехтовальные и физические навыки… Он посчитал все это необходимостью и воплотил в реальность. Сам же Артем воспринимает все как должное. Будто бы ему открылись новые возможности Изнанки. По-другому и не может быть, иначе он просто свихнется. А так, воспринимая все, как норму, он продолжает действовать, накручивая себя, все дальше и дальше уходя, отдаляясь от всеобщих критериев.
- И насколько же далеко он сможет уйти? Кидаться огненными шарами и двигать горы пальцем?
Леша пожал плечами, покачивая головой.
- Настолько, насколько хватит его сил. А, судя по тому, что он, не моргнув глазом, дважды переместил троих контролеров через барьер Изнанки, их у него еще очень и очень.
- И что же мы будем делать? – спросила Жанна.
- С ним? Ничего. Иллюзионист насколько удивителен, настолько же и опасен. Мы можем только оставить его в покое. Все, что он захочет сделать, он совершит без нас. К сведению, иллюзионистов убивают. Равно контролеры и драконы. Быстро, насколько это возможно, и безжалостно. Слишком уж это опасно. Но нам одним он, повторяю, не по зубам.
- Предлагаешь пойти домой, досыпать? – насел я на Лешу. Напряжение понемногу отступало. Под влиянием услышанного крепло желание куда-то бежать и хоть что-то делать.
Леша посмотрел на светлеющее небо. Ночь уходила, яркие искорки звезд таяли в набиравшей силу голубизне.
- Нет. О, заработал.
Откинув крышку ноутбука, он снова вывел на экран карту города. Похоже, отсутствие поблизости иллюзиониста-Артема благоприятно сказалось на функционировании техники.
- Я предлагаю… если мы не можем следовать за ним, хотя бы посмотреть, где он был этой ночью. Перемещения маячка писались, - Леша открутил запись назад, на тот момент, когда белая точка маячка совместилась на карте с домом Гогика. Хмыкнул. - А ушел он незадолго до нас. Чуть-чуть раньше бы мне к нему заглянуть, может быть все пошло бы совершенно по-другому.
- Но почему он вообще ушел?
- Ты слышал, что я говорил? – Леша метнул сердитый взгляд в мою сторону. – Для него ничего логически не объясняется. Просто он так захотел. Захотел и ушел. Ясно тебе, наконец?
Точка ползла по экрану. Сначала вдоль одной улицы, потом вдоль другой. Пересекла двор. На некоторое время замерла на перекрестке. Затем двинулась в обратную сторону. Артем кружил, искал, казалось, сам не зная чего.
Леша ускорил воспроизведение. Хаотичные метания на некоторое время приостановились, точка замерла, наложившись на серый квадрат дома, затем снова поплыла, миновав несколько улиц, уже более уверенно к тому месту, где мы застали Артема за поединком с драконом.
- Стоит посмотреть, - Леша поднялся, закрыв ноутбук.
Жанна кивнула. Я с трудом оторвался от такой удобной ограды, простившись с мыслями о продолжительном отдыхе, перед очередным марш-броском в неизвестность.
Недолгий подъем в гору, поворот, несколько сот метров дороги, и мы оказались перед калиткой на прилегающий к кирпичному дому участок. Эта часть города оказалась застроена небогатыми частными домами. Деревянные заборы окружали территории в шесть или двенадцать соток, одноэтажные, реже двухэтажные дома поглядывали на нас белыми рамами окошек, стыдливо прикрываясь кронами яблонь и кустами сирени.
Леша осторожно потянул дверь на себя. Держась настороже, постоянно оглядываясь, мы приблизились к дому. Потянув палец к кнопке звонка, Леша вдруг передумал и несильно толкнул окрашенную голубой облезлой краской дверь. К моему удивлению дверь поддалась и мы на цыпочках, друг за другом, проникли внутрь.
Миновав малюсенький закуток, который, наверное, следовало именовать сенями, и, открыв еще одну незапертую дверь, мы очутились в длинной узкой комнате с диваном и телевизором. Все еще опасаясь нежданных встреч, я попытался сразу оценить обстановку. Направо от входа располагалась большая кухня, куда сразу же сместилась Жанна, проверяя наличие жизни, налево – комната, в которую с той же целью продвинулся Леша. Я все еще топтался на пороге, не зная за кем следовать, пока Жанна не появилась вновь, отрицательно покачав головой. Вместе с ней мы последовали за Лешей.
Широкий диван у стены, шкаф с посудой, шкаф с книгами, большой стол, почти по центру. На столе мерцал слабым светом монитор компьютера, к которому Леша кинулся, словно ястреб. Мы с Жанной обследовали две оставшиеся маленькие комнаты-спальни. В одной из которых кровать была аккуратно застелена, в другой – смята так, словно на ней спали, не разбирая и не снимая одежды.
Никого кроме нас в доме не оказалось.
Осмотрев все, мы вернулись к Леше, который, прилипнув к монитору, что-то набирал, стирал и вновь набирал на клавиатуре, соединив чужой компьютер со своим ноутбуком. Его длинные пальцы танцевали на клавишах замысловатые ритмы. Чуть слышно ругаясь, Леша взламывал защиту, пытаясь добраться до содержимого компьютерной памяти.
Однако, несмотря на Лешин несомненный талант, и через пять минут и через пятнадцать он продолжал буксовать на месте.
Я устроился на краешке дивана, большую часть которого уже заняла Жанна, забравшись на подушки с ногами. Девушка устало откинулась на спинку, закрыв глаза. Беспорядочная круговерть последних событий не могла не подточить силы. Бессонная ночь бодрости также не добавляла. Я сам с трудом боролся с желанием смежить веки.
Тишина и покой пустого дома убаюкивали, но я боялся оставить Лешу, в своей дуэли с техникой не замечающего ничего вокруг, одного. Борясь со сном, я вытащил из внутреннего кармана измятые листочки, которые так и не прочел до конца. Отыскал начало последнего третьего письма.
 
Я часто смотрю на небо. Тону в его бездонной голубизне. Растворяюсь в сиянии солнца. Теку, словно дождевые тучи. Изменчивые облака затрагивают тонкие струны в моей душе.
Небо непостоянно. Не так, как море. Вода меняется каждую секунду и никогда не останавливается. Перемены же в небе сходны с переменами в жизни. Иногда их нужно ждать, и они приходят, лаская взор обновленным узором. А иногда что-то меняется само по себе, оставляя лишь возможность взирать на результат. И когда я вижу такое, я отрываюсь от неба и обращаю взгляд внутрь себя, ища перемены.
Что происходит со мной? Еще недавно я и представить не мог, что стану убийцей. Тем, кто повернет силу против своих.
Мое сердце обливается кровью. Я чувствую раны. Нет, не те, от которых остаются заслуженные шрамы. Раны на сердце не заживают. Они меняются. Меняются, словно небо.
Я с точностью до мгновенья помню тот миг. Миг, когда ты впервые столкнула меня с неизбежностью выбора. Я долго не мог решиться. Ходил вокруг да около. Мечтал, чтобы соперник дал повод. Пытался вызвать его на честный бой. Пустое! Своих не убивать - непреложный закон.
Тогда и открылись первые раны. Со вкусом теплой крови на губах.
Я чувствовал, как внутренний огонь пожирает меня. Если бы мое сердце могло утонуть, оно бы захлебнулось в потоке, излитом из разверзшихся ран. Но одно прикосновение твоей волшебной ладони обратило пылание боли в армагеддон страстей.
И вот тогда изменилось небо.
Под новым небом я стал сильнее. Могучее, чем мог мечтать. Я стал свободен. Спали оковы нелепых запретов. А каждую рану, хлещущую кровью из сердца, ты обращала в волшебный источник любви.
Теперь я могу убивать. И убиваю спокойно, зная, что каждая истекающая кровью сердечная рана превратится твоими губами в родник неземных наслаждений. Я снова и снова прохожу через боль. Боль родственной утраты. Зная, что ты прикоснешься, и боль изменится. Изменится, словно небо, сменившись наслаждением. Таким желанным. Манящим.
Ты изменила меня, Ольга. Зачем? Я не могу представить, зачем тебе нужны вершины власти, когда мы просто можем быть вместе. Нам не нужно золото. А власть – лишь средство. Наш век и так не долог, разве должны мы разменивать то время, которое можем провести рядом, на эфемерные стремления? Что власть тебе, богатство? Зачем же так сильно стремление к власти в тебе, Ольга? Власти в мире своем, а теперь и в моем?
Ты уезжаешь все чаще. А я все ближе чувствую тот миг, когда вернусь обратно в постылость холодного мира. Мира без тебя. Зачем открыты мне новые силы, раз я не способен совершить единственного? Барьер различий непреодолим, и мне не совершить подмены, какой бы мощью я не владел. Придет время, и ты уйдешь. Уйдешь по новой неизведанной дороге. Я же останусь существовать. В пустом сером мире. Мире без тебя. Пока милосердное время не остановит течение дней.
Наше время уходит, я чувствую это. С каждой секундой, с каждым мгновением, когда мы далеко друг от друга. Зачем тебе власть, положение, деньги? Для чего мне могущество, сила? Разве стоит разменивать сказочный миг любви на пустые, бессильные атрибуты?
Я остаюсь в твоем доме с совершенно чужими людьми, но таково твое желание. Я исполняю. Я исполняю даже то, что передают мне от твоего имени.
Я тоскую по тебе, и жду твоего возвращения.
Вернись ко мне!
Будь со мной!
Ольга!
Я люблю тебя!

Я уронил последний листок на жесткий ворс дивана.
Как непохожа и, вместе с тем, как удивительно похожа… нет, каким удивительным резонансом отзывались в моей душе эти переживания, излитые на бумагу. На какое-то мгновение мне почудилось, что рядом на диване лежит Ксанка. Красивая. Гордая. И такая же недоступная. Вот она. Казалось, протяни руку… Но, как же далеко…
Жанна шевельнулась в полусне, и наваждение рассеялось, как дым. Я поймал себя на том, что неосознанно тянусь прикоснуться тыльной стороной ладони к ее щеке, смутился и отдернул руку. Леша, поглощенный компьютерными войнами, похоже, ничего не заметил.
Я принялся неловко складывать разобранные листочки.
- Есть! Вот оно! – Леша издал победный возглас.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #114 от 24.11.2010 в 22:32:47 »

Жанна, как будто и не спала, пружинисто вскочила на ноги. Я поднялся следом, и все втроем мы склонились над экраном взломанного компьютера.
- Это определенно компьютер дракона, - пояснил Леша для нас. - И, судя по некоторым признакам – его. Черного. Что ж, ему он больше не пригодится, а вот нам…
Я еще раз обвел взглядом вполне обычную, ничем не выделяющуюся среди сотен виденных мной, комнату. Так значит, это его убежище. Именно здесь он укрылся после побега с турнира. Прятался, скрывался. Но именно этой ночью почему-то решился покинуть его, встретив, на свою беду, на пути Артема.
Лешины пальцы метались по клавишам с быстротой атакующей змеи. На мониторе открывались какие-то файлы и тут же закрывались, пробегали строчки букв и цифр.
- Ничего не понимаю, - пробормотал Леша сквозь зубы, не переставая потрошить компьютер. Одного взгляда, брошенного на его лицо, было достаточно, чтобы понять: ничего из того, что он рассчитывал обнаружить, найдено не оказалось.
- Ничего. Ни счетов, ни паролей, никакой дельной информации. Пустышка. Но так не должно быть.
Леша откинулся на спинку стула, пощипывая себя за нижнюю губу.
- Хотя, - его спина снова напряглась. – Личная переписка. Так. Пять писем на отправку. Посмотрим, посмотрим…
Пять файлов, одинаковых, как сиамские близнецы, раскрылись нашему взору. Лаконичные строчки повествовали о том, что совет в детском спортивном центре должен быть отменен по очень веской, жизненно-важной причине. И все. Ни изложения причины, ни объяснений. Лишь жесткое требование, едва не дотягивающее до приказа. Вместо подписи изображение стилизованного черного дракона. И пять электронных адресов, зарегистрированных на общедоступном сервисе, а значит, не имеющие возможности дать нам информацию даже об их настоящих владельцах.
- Странно все это, - Леша бросил взгляд на часы. – Он написал эти письма совсем недавно. По времени получается, что буквально за несколько минут до выхода из дома. Но почему-то оставил их неотправленными. Что это? Послание, предусмотренное на случай того, что он не вернется? Кому? И к чему тогда пять экземпляров?
Леша вновь откинулся на спинку, задумчиво глядя в монитор.
Мне в моем знании компьютерного железа далеко до Леши, но на работе письма обычно задерживались с отправкой по причине сбоев в работе Интернета. Я протянул руку через Лешино плечо, ткнув курсором в значок подключения.
- Гениально! – Леша отбросил мою руку с клавиатуры и целкнул указателем, открывая страничку баланса. В графе "оплачено" стоял жирный ноль. – Все гениальное просто. Не имея возможности отправить сообщения, он пошел оплачивать Интернет. А по дороге наткнулся на иллюзиониста. Или тот наткнулся на него. Или… в общем, они встретились с известным результатом.
- Но, что такого важного в этих отправках, что, наплевав на собственную безопасность, он рискнул покинуть убежище? Ночью? – спросила Жанна.
Леша уже листал входящую корреспонденцию.
- Вот!
По мере того, как я пробегал глазами письмо, мое тело цепенело. Черноволосому, в письме его называли ренегатом, предлагалось объединиться с целью убийства пятерых драконов, которые должны собраться на совещание как раз в помещении детского спортивного центра. Причины не назывались, но за участие черному предлагалось могущественное покровительство, либо же возможность безопасно покинуть страну. Похоже, после происшествия на останкинской башне, черноволосый, противопоставивший себя остальным драконам, оказался изгоем. Его преследовали все. И, если бы французские контролеры не перехватили его раньше, скорее всего его уничтожили бы свои же бывшие соратники. Дракон же, предложивший сделку, очевидно, обладал огромным могуществом и влиянием. На месте подписи красовалась стилизация красного дракона.
Красный… я вспомнил алого монстра, играючи разметавшего контролеров на автобусной станции. И перед этим, растерзавшего другого дракона. Лис! Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: Лис, увеличивая влияние, уничтожает конкурентов. И ради того, чтобы уничтожить противников одним махом, готов пойти даже на сделку с предателем. Впрочем, вспоминая автостанцию, я с какой-то горечью подумал, что черноволосому все равно была уготована смерть. Не от руки Артема, так его прикончил бы самолично Лис. Скорее всего, сразу  же после того, как они на пару разделались с остальными. Вспоминая только что прочитанное письмо, я был уверен в этом. Раз он пошел против своих, по собственной воле, или же исполняя желание любимой, он не остановится ни перед чем.
- Может он и предатель, но своих не предал, - задумчиво протянул Леша. Очевидно, наши мысли шли сходным путем. – Вопрос в том, что делать нам? Не стоит ли отправить предупреждения адресатам?
- Зачем? – удивилась Жанна. – Пусть уничтожают друг друга. Нам меньше работы.
Со своего компьютера Леша вывел на экран карту города, а затем нажал на изображение спортивного центра. Краткая справка слева от фотографии. Леша ткнул пальцем в нее.
- Это не Москва. Спортивный центр, построенный совсем недавно – одно из немногих мест общественного развлечения. Немногих! По сути – единственное. Каждый день его посещают несколько десятков детей. Не говоря уже о взрослых и обслуживающем персонале.
Если в момент, когда я представил битву семи драконов, мое тело цепенело, теперь же его сковало льдом. Дети! И огненный смерч. Разумом я понимал, что это возможно, но с наложением одного на другое мой мозг не справлялся.
Леша вытащил из кармана телефон.
- Кому ты звонишь? – выдавил я.
- Линю. Нужно узнать – что нам делать?
- Ты знаешь, что нужно делать! – чуть не закричал я.
- Успокойся, - Лешин голос был сух, как ветер пустыни. – Я понимаю стремления, которые сейчас бушуют в тебе, но нас всего трое. Мы простого дракона не завалим, не то, что этого.
- Но мы должны… - я не слышал собственного голоса. Волны безотчетной паники поднимались откуда-то, захлестывая меня с головой. Знать о том, что может совершиться непоправимое и ничего не сделать…
- Можно позвонить. Сказать, что в здании заложена бомба, - внесла предложение Жанна. – Мы часто так делаем, когда нужно расчистить место.
- Да, только мы не знаем времени. Нигде ни малейшего намека не день и час этой проклятой встречи, - Леша мрачно поджал губы. – Она может состояться сегодня, завтра или через неделю. После звонка здание быстро обыщут, убедятся в ложности тревоги и снова откроют для посетителей.
- Но если мы отправим эти письма? – Жанна продолжала высказывать очевидно бесплодные идеи.
- И никаких гарантий. Откуда Лис узнал о встрече? Как он собирается напасть? Судя по действиям на автостанции, ничего лучше, чем прямая атака с воздуха для дракона такой мощи не найти. Противники, скорее всего, будут в человеческой форме. Неожиданный огненный удар даст ему огромное преимущество, и он не может этого не понимать и не использовать. Если он не узнает об отмене встречи, он атакует. Да и другие драконы, будучи предупрежденными, вполне могут решить не отменять встречу, а дать бой. В этом случае, я боюсь даже думать о числе возможных жертв.
Мои кулаки с хрустом, испугавшим даже меня самого, сжались.
- Мы должны убить его!
- Ага, - кивнул Леша и твердо закончил, пряча в карман телефон: – Уже пытались. И хорошо, что кое-кто попал в больницу, а не на кладбище. Нет. Я решил. Мы не будем отправлять письма, и вмешиваться тоже не будем. Что будет, то будет. А нам это не по силам.
- Позвони Линю! – выдавил я сквозь сведенное судорогой горло.
- Успокойся. Я не буду звонить, это бесполезно.
- Позвони!
- Это бесполезно, Влад! Я больше чем уверен, за звонком последует приказ немедленно возвращаться в Москву.
- А может, ты не хочешь звонить, потому, что знаешь, он скажет – действуйте?! – я не пытался сдержать клокотавших в груди чувств.
Леша крепко сжал трубку, утонувшую в его широких ладонях. Мы так и стояли, лицом к лицу, прожигая друг друга взглядами. Я, согнувшись, изо всех сил стиснув кулаки, и он, прямой как башня и такой же неприступный.
- Ты хоть понимаешь, что это верная гибель? – тихий шепот донесся до моих ушей.
Я безразлично пожал плечами, не опуская взгляда.
- Уже хорошо, - буркнул Леша, опуская голову. – Жанна, вам лучше…
- Я иду с вами!
- Поймите, Жанна, это не… - Леша снова перешел с ней "на вы".
- Я же сказала, я иду с вами, - Жанна подняла руки, обняв нас за плечи. – Моя помощь не помешает.
Я поднял свободную руку, коснувшись Лешиного плеча. Тот поднял свою, и несколько секунд мы стояли втроем в молчании, крепко обнявшись.
- Время дорого, - Леша первым разорвал объятия. – Нужно идти.
- Есть же еще и Артем, - вдруг вспомнил я. И тут же поймал себя на том, что эти надежды – отзвук пережитой паники и страха за собственную жизнь. – Он может добраться до Лиса раньше. А с его-то силами…
- Ты знаешь, - оборвал меня Леша. – В дуэли Лис – Иллюзионист я буду желать победу Лису. Причины я уже объяснял. Идем.
Уничтожив компьютер Черноволосого по настоянию Леши, для верности он не только стер всю информацию, но и хорошенько прошелся по системному блоку обломанной ножкой стула, мы оставили убежище мертвого дракона. Быть может, одинокий старый дом послужит еще кому-нибудь верой и правдой. Согреет в зимний вечер, укроет от дождя, соберет на закрытой веранде играющих детишек. Как знать, быть может, это время совсем не за горами? Сейчас же мы уходили не прощаясь.
Путь через просыпающийся город к дому Гогика оказался недолог. Мы молча шагали, поглощая рассветные улицы, проходя вдоль пробуждающихся в легкой туманной дымке домов, пересекая по-утреннему тихие безлюдные скверы.
Мне это самому казалось странным, но я не думал ни о чем. Не вспоминал прожитую жизнь и не прикидывал варианты грядущей схватки. Голова оставалась девственно пустой, сосредоточиться хоть на одной мысли стоило неимоверных усилий. Быть может, страх настолько завладел мной, что не оставил ничего иного? Но и на мысли о близкой смерти сосредоточиться не удавалось. Все расплывалось, тонуло, словно утренний туман заполнил внутренние полости тела. Только спазмами сжатой боли отдавались в груди быстрые шаги по мостовой.
Сборы оказались еще быстрее. Леша на скорую руку нацарапал записку для Гогика. Жанна переоделась в защитный костюм, оставив открытой лишь голову. Повязку на лицо она оденет непосредственно перед боем. Два длинных меча в черных ножнах девушка несла в правой руке.
Рюкзачок, в котором исчез ее красный сарафан, она с собой не захватила. И этот забытый рюкзак острее острого дал мне почувствовать, наконец, во что же мы добровольно ввязались. Внутри все сжалось в тугой ком, на глазах проступили нежданные слезы, к горлу подкатил предательский спазм. Прижавшись лбом к холодному зеркалу в прихожей, я сделал несколько глубоких вдохов. А может даже и хорошо, что в голове пустота. Нужно просто меньше думать и больше делать. Я оторвался от стекла и вслед за Жанной вышел во двор. Леша запер дверь и догнал нас у машины Равиля, все еще остающейся в нашем распоряжении.
Выезжая со двора, Леша, к моему удивлению повернул в сторону, противоположную дому Лиса.
- Нам нужно оружие, - не дожидаясь вопросов, пояснил он.
- Где мы его возьмем? – полюбопытствовала Жанна.
- Там, где мы его потеряли, - Леша вел машину знакомым маршрутом.
- Разве там что-нибудь осталось? – когда Равилева "Ауди" остановилась, не доезжая одного поворота да автобусной станции, я понял, что имелось в виду.
- Сейчас узнаем, - Леша выбрался из машины и теперь озирался по сторонам, ища удобное место для перехода на Изнанку. – Туда.
Широкий ряд густых кустов вдоль небольшого оврага давал превосходное укрытие от случайного взгляда.
Привычное усилие воли, знакомые круговые волны за спиной. Стоило шагнуть на Изнанку, как в нос ударил стойкий неприятный запах.
- Что это? – прогнусил я, зажимая пальцами нос.
- Дракон, - ответила мне Жанна, наматывая полоску материи вокруг лица. – Мертвый дракон.
- А через пару дней будет еще хуже, - добавил Леша.
- Но мы же не чувствовали запаха разложения, пока шли сюда.
- Дракон, даже мертвый, в представление людей так или иначе находящихся поблизости не укладывается, - буркнул на ходу Леша, поднимаясь по склону овражка по направлению к станции. – Поэтому и тело, и запах удерживаются на Изнанке. Ты бы очень удивился, если бы в один прекрасный день, когда драконы стали бы обыденным явлением в нашем мире, увидел, как много побелевших драконьих костей проступит словно бы из ниоткуда.
Вскарабкавшись следом и перебежав дорогу, я, с замиранием сердца, ступил на обугленную землю. Огромная туша, издавая непереносимое зловоние, высилась неподалеку. Я с содроганием взглянул на разрушенный корпус станции, куски кирпича и бетона, изрытую, пропитанную черной кровью землю.
Леша же осматривался по-деловому. Его первой добычей оказались два прямоугольных щита, которые он подобрал среди обломков, выбрав среди брошенных относительно не помятые. У одного из щитов оказались слегка погнуты края, но в сравнении с искореженными собратьями он выглядел весьма прилично.
- Но почему оружие осталось здесь? Оно-то в людские представления вполне укладывается.
- Оно проявится, когда мы забудем о нем. Или все уедем достаточно далеко. Пока нашей фоновой энергии удержания хватает, чтобы контролировать предметы, свидетелями перемещения на Изнанку которых мы были.
Леша раскопал из-под груды мусора защитный шлем. Зло цыкнул зубом. Шлем удалось найти только один. После секундного размышления перекинул шлем мне. Я повертел его в руках и отпасовал обратно, буркнув:
- Тебе не наглотаться дыма важнее.
Спорить Леша не стал. Со шлемом под мышкой он продолжал раскопки, пока не отыскал три пистолета для нас троих и два коротких меча, для себя и для меня. В туже секунду, непроизвольно издав восторженный вскрик, я поднял с земли арбалет, при помощи которого пытался отвлечь атаку красного дракона на себя. Ложе треснуло у плечевого упора, но боевые качества арбалет сохранил.
- Возьми, не помешает, - Леша пожал плечами.
Зарядов мне удалось отыскать всего четыре. Два с широкими наконечниками и два с прямыми. И то – хлеб.
- Вроде все, - резюмировал Леша. Остальное оружие, видимо, было вынесено владельцами из боя, или же вконец испорчено, вроде искореженного автомата, валяющегося у меня под ногами.
Обратный переход. Продравшись через кусты, мы, нагруженные железом, вернулись к машине.
- Жанна… я все время думал об этом, - неуверенно начал Леша. – Вы… то есть ты…
- Кажется я ясно сказала, что не оставлю вас, - возмутилась девушка.
- Я не о том, - Леша покачал головой. – Я все думал о том, что нам предстоит. По-моему, только у вас… у тебя есть шанс завершить это дело. Мы с Владом можем сыграть лишь отвлекающую роль. Пока мы тут ходили, я все пытался составить хоть какой-нибудь план, дающий хотя бы минимальные шансы на успех.
- Так вот, - мы не перебивали, и Леша продолжил после паузы. – Через Изнанку мы должны проникнуть в его дом. Когда мы его найдем, надеюсь, он будет в человеческой форме. Мы с Владом попытаемся отвлечь его, завести разговор. О чем угодно. Хоть о погоде. Я думаю, мы должны расположиться так: я встану посередине, Влад слева, Жанна – справа. Когда я подам сигнал, оттопырю указательный палец на левой руке, мы начнем стрелять. Я стреляю первый. Влад, ты считаешь "раз" и начинаешь стрелять сам. Вероятность того, что кому-нибудь из нас повезет минимальна. Все это нужно лишь для того, чтобы оружие Лиса или его охраны, а они, безусловно, будут стрелять в ответ, было направлено и двигалось в противоположную от тебя, Жанна, сторону. С момента моего сигнала ты считаешь "раз-два" и открываешь огонь. Стреляй в середину груди, особо не целься, постарайся, как можно больше раз нажать на курок. Это, мне кажется, наш единственный шанс. Не уцелеть, но добиться хоть какого-то результата. Даже если мы не убьем дракона, достаточно серьезная рана помешает ему совершить нападение на детский центр в ближайшее время.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #115 от 24.11.2010 в 22:33:11 »

- Почему не достать, хоть через Гогика, снайперскую винтовку и не застрелить Лиса с безопасного расстояния? – меня корежило при одной только мысли сойтись с драконом вплотную.
- На поиск винтовки потребуется время, которого у нас нет. Черный ведь не случайно выбрался из своей норы. Раз он не мог ждать, значит встреча вот-вот состоится. Это во-первых. Во-вторых, среди нас нет специалистов-снайперов. Это только в голливудских фильмах президентов убивают с одной пули. Для любого из нас же, такой выстрел будет сравним с игрой в рулетку.
- А если он успеет трансформироваться?
- Схема остается в принципе такой же. Мы с Владом отвлекаем, тебе, Жанна, придется применить что-то из вашей великолепной техники, показанной на турнире. Один удар. Нечто подобное тому, что продемонстрировал Артем. Череп, конечно, тебе не пробить. Целься в глаз, в горло, боковые изгибы шеи. Бить в тело бесполезно, меч не гарпун. Жанна, что тебе будет нужно? Для ускорения реакции используется наркотик? В срочном порядке можно просить о помощи Гогика.
- Мне нужно немного подготовиться. Мы не используем наркотиков, на Изнанке действия седативных препаратов непредсказуемо и всегда разное. Мое состояние – нечто вроде транса, медитации. Мне сложно объяснить на словах, но я войду в состояние боя, если вы дадите мне несколько спокойных минут. Есть и обратная сторона: состояние боя нельзя держать долго. Чем дольше оно для меня продлится, тем менее эффективным будет результат.
- Понятно, за все хорошее нужно платить, - нахмурился Леша. – Признаться, я рассчитывал не на это. Но, что есть, то есть. Предсказать, что произойдет после того, как мы войдем в его дом, невозможно. Думаю, тебе лучше начинать подготовку, пока мы едем.
Леша скользнул за баранку автомобиля. Я потерянно сел рядом, Жанна устроилась сзади. Роль отвлекающего куска мяса не вызывала восторга, но я понимал, Леша предложил самый рациональный план из всех возможных. Наверное, заметив мое состояние, Леша боднул меня кулаком в плечо.
- Если мы сделаем это, о нас сложат легенды.
- Никогда не была против широкой известности, - с усмешкой ответила Жанна.
- Всю жизнь мечтал, - буркнул я.
Леша завел машину.
Что я передумал, за те несколько минут, растянувшихся в вечность, пока машина везла нас через город к дому Лиса? Я чувствовал себя заключенным, приговоренным к расправе, для которого отклонены все акты помилования. Тогда меня начинало неудержимо трясти. А в следующую секунду мне виделись обгорелые трупы небольшого роста среди развалин стекла и бетона, свидетельства моей неудачи. И тогда меня начинало трясти еще сильнее.
Я, ни минуты не колеблясь, неподвижно сидел в машине, хотя, я был на сто процентов уверен, стоило мне закричать, рвануть руль на себя, как все бы благополучно завершилось. Для нас. И Леша, и Жанна остановились бы, поддержали меня, или, как минимум, отпустили бы свободно на все четыре стороны. Я был волен уйти, и неволен. Я знал, что-то внутри меня сломается навсегда, стоит мне лишь раскрыть рот, заикнувшись об отмене. Сломается навсегда. И захочу ли я тогда воспользоваться тем, что не смог решиться потерять?
Эта поездка была сравнима с походом к зубному врачу. Та же внутренняя боль, то же избавление в конце. Ну, так или иначе, но избавление. Оставалось лишь приложить ладонь к щеке и терпеть. Терпеть до самого конца, не позволяя дрожи пробиться наружу при виде приготовленных щипцов стоматолога.
В одном я был точно уверен. Я – не герой. Не может настоящий герой вот так, ухватив колени руками, постыдно сдерживать дрожь. Я самый простой человек. И даже не контролер. Я не машина, готовая на убийство и рассматривающая собственную смерть лишь как инструмент достижения цели. Я – человек. Каких миллионы. Самый обычный. Трясущийся лист на ветру.
Но выбор я сделал. И сделав, не был намерен отступать. Потому как, отступив, я перестал бы быть человеком, превратившись в… кого? Представления не имею, но эти, пусть пафосные, мысли, белыми птицами кружащиеся у меня в голове, не давали мне соскользнуть в ту плоскость, за гранью которой как раз и находится разделение между человеком и не… тем, кем я быть не хотел. Даже ценою собственной жизни.
Леша остановил машину на том же самом месте, что и в первый раз.
На ватных ногах я вылез из кабины, пребольно ударившись об острый угол двери. Мне не удалось убедить себя ни в чем? Ну и пусть. До слез в глазах прикусив кончик языка, я принялся вытаскивать из багажника неудобные корыта щитов.
Стук дверей и толчки вывели Жанну из состояния транса. Мягким переливающимся движением она выбралась из салона. Мгновенье назад она все еще была там, а вот уже стоит возле меня. Я с трудом узнал ее бледное лицо, настолько резко проступила на нем тонкая сетка сосудов. Глаза запали, зато зрачки расширились, заполняя пронзительной голубизной все пространство. Словно несравненные сапфиры, сияющие в короне из черного золота. Стремительным движением Жанна накрутила на голову защитную маску.
Натянули на головы маски и мы. Забросив щиты за спину, специальная лямка на плече позволяла удобно удерживать их в таком положении, мы двинулись к забору.
Повторять акробатические трюки, лазая по деревьям в тяжелом обмундировании, мы не стали. Хороший удар плечом и две доски вылетели, открыв проем, в который вполне можно протиснуться. Несколько секунд ожидания, вроде все тихо. Толи нам так повезло, толи звук удара не донесся до ушей охраны из этого глухого уголка двора. Расстояние до дома мы, на всякий случай, покрыли по Изнанке. Жанна непрерывно озиралась, оценивая новую обстановку, я же находился в стойком ощущении дежавю, узнавая все в мельчайших подробностях. Леша шел напролом, не оглядываясь.
Стена дома, дверь, в прошлый раз мы влезли в открытое окно рядом, подъем по лестнице, выход с Изнанки. И тишина, как и в первый раз. Толчок двери, легкий скрип, знакомый кабинет. Драконы вдоль стен, драконы на потолке. Всюду драконы.
Лис вместе с креслом повернулся в нашу сторону.
- Московские крыски вернулись, - протянул он, словно совершенно не удивившись. – Ну, проходите, проходите.
Леша посторонился, пропуская вперед Жанну. Я вошел последним. Как и было распланировано, Жанна оказалась ближе всего к столу, за которым сидел Лис. Я снова оказался рядом с книжными полками, Леша стоял между нами, практически посередине комнаты.
Тяжелое железо теперь уже не нужного щита ощутимо оттягивало плечо. Но сбрасывать лишний  вес я не был намерен – щит прикрывал правую руку с зажатым в ней пистолетом, изготовленным для стрельбы. Я ждал сигнала.
- Да еще при полном параде, - продолжал цедить Лис. – Ну, с чем пожаловали?
Поддерживать разговор, как и в прошлый раз, предстояло Леше. Несколько минут разговора, чтобы рассеять внимание, а затем сигнал.
- Мы знаем все, - Лешин голос звучал глухо от сдерживаемого напряжения.
- Все? – изумился Лис. – Да вы знаете, на кого наехали? Вы даже не представляете, с кем имеете дело. Я могу уничтожить вас вот так! - Лис щелкнул пальцами. – Здесь и прямо сейчас.
Снова скрипнула дверь. Как будто все повторялось – на пороге застыл тот же самый плечистый светловолосый охранник. И пистолет-пулемет был все тот же.
Я оказался к нему ближе всех и единственное, что мне оставалось, это сделать полшага назад, перекрывая тем самым своим телом линию огня между охранником и Лешей с Жанной.
Леша при появлении охранника и бровью не повел.
- Мы знаем все, - повторил он. – Все, что ты задумал. Все о сходке в спортивном центре. И то, что ты замыслил уничтожить конкурентов разом. У тебя ничего не выйдет.
- Это почему? – темные глаза Лиса зло сощурились.
- Они предупреждены, - Леша сблефовал, ведь мы так и не отправили письма с компьютера Черного. – Ничего не выйдет.
Лис подскочил на кресле, обогнул стол, стремительно приблизившись к Леше на расстояние шага.
- Ребятки, - выдохнул он. По заострившемуся лицу было видно, какое впечатление произвели на него Лешины слова. – Даже если все пятеро заявятся прямо сюда, я уничтожу всех. Малой кровью… большой кровью… плевать. Они подослали вас, да… Вы совершили большую ошибку, явившись сюда. В прошлый раз вам невероятно повезло и вы ушли. На этот раз я уничтожу вас. А потом и их. Всех!
- У тебя ничего не выйдет, - бросил в ответ Леша.
- Ты так думаешь? – под яростным оскалом Лиса наглядно проступила его драконья сущность. – И почему же?
Лис стоял почти вплотную к Леше, начинать стрельбу тому было не очень удобно. С единственной целью, отвлечь внимание на себя я бухнул:
- Потому, что она не любит тебя!
Лис медленно повернулся ко мне.
- Кто не любит?
- Ольга. Лисичкина. Она не любит тебя!
Похоже, мне удалось. Лис не сводил с меня глаз.
- Что ты знаешь об Ольге?
- Все! – я медленно, не делая резких движений чтобы не спровоцировать охранника, левой рукой вытащил из кармана измятые письма. – Я прочитал их все. Я знаю, что она для тебя значит, но…
- Ты ничего не знаешь! – прошипел Лис. – Ольга не может меня не любить. Потому что Ольга – моя дочь!
Я ощутил резкий удар по руке. Охранник, бросившись ко мне, буквально с мясом выдрал из моей ладони тонкие листочки. Сжимая их в кулаке в нескольких сантиметрах от моего лица, он мелко тряс побелевшими костяшками.
- Где? Где ты взял эти письма?! – в первый раз за все я услышал его голос. Сдавленный, надсадный, перехваченный спазмом.
Момент для атаки мне показался идеальным, но Леша не подал сигнала, не открыл стрельбу сам. Жанна стояла неподвижно.
Я чуть мотнул головой в сторону книжных полок.
- Нашел в тайнике. В прошлый раз.
Телохранитель медленно повернулся к Лису. Оторвав взгляд от кулака, я, наконец, смог увидеть его лицо. Побледневшее. Враз осунувшееся. Проступившие под глазами тени скорее приличествовали пролежавшему сто лет в могиле черепу, чем человеческому лицу. От одного взгляда на него меня охватила холодная дрожь.
- Ты!
Лис попятился.
- Ты! – охранник сделал еще шаг вперед. – Ты скрыли их он нее! Она их не получила?! Ты! Ты украл их у нее?!
Впрочем, Лис в панику не впал.
- Мы поговорим потом! – прорычал он в ответ. – Я все тебе объясню. Сейчас у нас другая проблема.
- Не может быть… не может… она... – обрывки слов с хрипом срывались с губ телохранителя.
- Проблема та же, - вдруг подал голос Леша. Все разом обернулись к нему.
Сделав шаг к столу, за которым сидел Лис, когда мы вошли, Леша крутанул монитор, обратив его лицевой стороной в комнату. На экране проглядывал заголовок лондонской газеты "Таймс", ниже шли строчки текста на английском языке. И фотография. Крупное фото высокой блондинки в свадебном наряде и приятного молодого человека в черном смокинге. В девушке я узнал победительницу соревнований филологов из газетной статьи.
- Они поженились. Сегодня, - Леша словно метнул камень в сгустившуюся тишину.
Я перевел взгляд на Лиса. Бледность его лица могла соперничать с белизной снега. Лис, не отрываясь, смотрел на своего охранника и медленно, по полшага, пятился. Отодвинулся. Словно стремился скрыться, исчезнуть, раствориться в воздухе.
Еще страшнее выглядел сам телохранитель. Под кожей лица проступили какие-то бугры. Глаза безостановочно вращались. Зубы, сведенные в диком оскале. Пальцы, судорожно мнущие бумажные листочки выхваченных у меня писем. Дыхание, со свистом вылетающее из горла.
- Ты! – он вперил в лиса взгляд безумца. Тут же перевел его на Лешу. – Ты! Этого не может быть…
Все смотрели на него.
- Этого не может быть! – последовавший за этим рев оглушил.
Телохранитель подпрыгнул, изогнулся, взвился в воздух. Мелькнуло красное, и огромное, все увеличивающееся в размерах тело ударило в потолок. Все шарахнулись к стенам, прячась от обломков рухнувшей крыши. Раскинувшиеся вширь алые крылья смели изображавшие перевитых драконов декоративные балки, разметали деревянные перекрытия чердака, с легкостью переломанных спичек измяли кровельные опоры.
Полыхнул огнь.
В проделанное отверстием было видно, как в струях пламени и дыма, подобно выпущенной ракете, алое тело дракона взмывает в голубизну небес.
Ужасающий рев постепенно стихал вдали.
Я провел тыльной стороной ладони по глазам, смахивая пыль и проступившие слезы.
- Это все вы! – истошно заверещал Лис. – Что вы наделали?! Этот дракон… он сумасшедший! Только моя дочь умела сдерживать его! А теперь – все! Он же уничтожит всех!
- Значит, это был он. Значит, ты держал дракона на поводке, - в Лешином голосе слышалась жесткость металла. – Управляя им при помощи своей дочери. Ты играл с огнем…
- Все было хорошо, пока не явились вы, - взвыл Лис в ответ. – Все было прекрасно…
- Для тебя-то – да. Ты устранял конкурентов, наращивал вес, убивая соперников. Пользуясь мощью дракона, исполняющего твои приказы ради дочери, ты подчинил или уничтожил всех. Причем тебе оказалось мало власти среди местных авторитетов. Когда ты приблизился к зоне влияния драконов, ты натравил его и на них, не считаясь с последствиями.
- Да! Все было хорошо, пока…
- Что с ним теперь будет?! – Леша ухватил Лиса за ворот. – Он полетит за ней?
- Нет, - всхлипнул Лис. – Он не может. Он не может улететь далеко. Что-то поворачивается в его башке, когда он пытается.
- Ну! – Леша сильно встряхнул Лиса.
- Он вернется. Совсем сдвинутым. Он будет уничтожать все…
Леша изо всех сил двинул безвольному Лису в челюсть. Подхватил с пола оброненный щит.
- Вперед! Нужно догнать его.
Не задавая вопросов, мы с Жанной бросились следом за ним. Прогремели по лестнице, выбили входную дверь. Охранника у ворот, с раскрытым ртом глазевшего в небо, Леша выключил, как и в первый раз, не размениваясь на нежности.
Мотор "Ауди" взревел на повышенных оборотах. Следовать за дымным следом в небе было несложно. Леша гнал машину на пределе, дозволенном добротным немецким автопромом, срезая углы и не обращая внимания на препятствия.
Вылетев за город и прогнав машину буквально несколько минут, мы увидели, как след оборвался. Со стороны это выглядело так, словно летящего дракона подбили из огромной пушки, оборвав величественный взлет. Завиваясь тугой спиралью, кольца рассеивающегося в небе дыма резко пошли к земле.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #116 от 24.11.2010 в 22:33:37 »

Со свистом резины, повернувшись в заносе боком, машина замерла у края дороги. Выбравшись, мы посмотрели туда, где свивающаяся небесная змея дыма упиралась в раскинувшееся на земле море огня.
Совсем недалеко от дороги, на расчищенной под коттеджную застройку вырубке бушевал пожар. Дракона не было видно, он, очевидно, сместился в плоскость Изнанки, где, быть может, не так остро ощущал охватившее его безумие. Пламя уже вплотную подбиралось к лесу. А там, чуть дальше, начинались первые городские застройки.
Мы переглянулись.
- В конце концов, мы предусматривали и этот вариант, - невесело усмехнулся Леша.
Мы с Жанной промолчали. Не потому что ничего не хотели сказать. Просто не было надобности в сотый раз обсуждать очевидное.
Леша натянул на голову защитный шлем, перекинул щит вперед и махнул рукой. Я последовал его примеру, взяв собственный щит наизготовку. На Изнанку мы вступили одновременно.
В первую секунду я даже зажмурился. Дракон походил на слиток раскаленного металла, плавящийся в кузнечном горне. Стены огня удивительным образом подсвечивали его алую шкуру, отражались на ней словно в зеркале, обтекали дракона со всех сторон. Волна раскаленного воздуха полоснула меня по лицу, шерстяная маска, моя единственная защита, не могла ни погасить, ни ослабить жара из адской топки.
Дракон ворочался в огне, словно пробудившийся от вековой спячки вулкан. Неистовый рев рвал уши, заставляя непроизвольно вжимать голову в плечи. Струи огня, выпускаемые клыкастой пастью, пока беспорядочно метались во всех направлениях, но было ясно, что истерзанный болью дракон, рано или поздно, повернет в сторону города.
Леша что-то прокричал, вторя себе взмахами руки. Из-за оглушительного рева расслышать хоть что-нибудь не представлялось возможным, поэтому я просто двинулся вперед, следом за Лешей. Жанна, наше резервное и единственное оружие, прикрываемое нами до поры нанесения одного единственного фатального удара, держалась позади, пригибаясь, каждый раз, когда в нашу сторону стрелял очередной огненный язык.
Леша снова что-то закричал. Я, до хруста костей сжимая в левой руке ручку щита, а в правой скользкую от пота рукоятку меча, шел следом. Подумал – не приготовить ли арбалет, но оставил эту затею. Не стоило привлекать внимания дракона, пока мы сокращали разделяющее нас расстояние.
Может быть, у меня начались галлюцинации, или от страха немного подвинулся рассудок, но я шагал в ногу звучащей музыке. Мягкая переливчатая мелодия сопровождала нас в последний бой. Я не слышал собственного дыхания, того, что кричал Леша, звуков шагов Жанны позади. Но мягкую неземную музыку я воспринимал очень ясно. Мотнул головой. Еще раз, сильнее. Наваждение не отступало.
Шаг – аккорд – шаг – аккорд.
В таинственных звуках не слышалось веселья. Но и на похоронный марш мелодия не походила. Было в ней что-то такое… тоскливое… но, вместе с тем, светлое… какая-то затаенная, похороненная в самой глубине грусть. Музыка лилась не прерываясь, и я шагал, попадая в такт.
Шаг – аккорд – шаг – аккорд.
Я чуть не упал, налетев на резко остановившегося Лешу. Поднял глаза, проследил направление его взгляда.
Мне показалось, или среди бушующих языков огня мелькнула человеческая фигурка? Я крепко зажмурил глаза, резко открыл. И словно спала пелена. Стены пламени расступились, разошлись в стороны театральным занавесом и я ясно, словно на расстоянии вытянутой руки, увидел Артема.
Иллюзионист, как и прежде, не пользовался защитой. Свободная тонкая рубашка, мятые джинсы. Однако раскаленные языки, непрестанно лижущие ему ноги, откатывались назад, словно разбившиеся о камни волны. Диковинный меч свой, Артем нес за спиной. Пальцы же его рук мягко перебирали струны гитары. Музыка нарастала, подобно набату, и вновь стихала, словно трепетный шелест травы. Артем шагал по морю огня туда, где беспорядочно моталась шипастая драконья голова.
Приблизившись, он вытянул руку, слегка коснувшись пышущих дымом ноздрей. Бесстрашно протягивая руку к пасти, способной с легкостью перекусить его пополам. Ладонь скользнула по подбородку, миновала клыки, слегка пробежала над закатившимися в припадке бельмами огромных глаз, скользнула вдоль гибкой шеи.
Безмолвный шепот… наверное так, иначе нельзя назвать то, что мы услышали:
- Я слышу твою боль… я вижу ее… чувствую… сердце разбито… холодный плен ледовых скал… я знаю все… она ушла… осталась только боль…
Вокруг заметно потемнело. Бросив взгляд вверх, я поразился, как быстро в небе сгустились тучи. Как будто несущийся грозовой вал мгновенно накрыл небо. Слепящая голубизна застлалась серым бархатом надутых туч. Где-то над горизонтом засверкали молнии. Не хватало лишь грома.
- Она не вернется… она останется там… навсегда… я понимаю… я чувствую… я знаю… я – это ты… ты – это я…
Артем с размаху ударил по струнам и запел:
 
Стоит гора среди лесов во тьме безбрежных лет,
Холодный рок застывших скал в пыль памяти одет.
Здесь птица песню не поет, олень не пробежит,
Здесь город каменный во тьме у ног ее лежит.
Во тьме лежит…
 
Что-то внутри меня повернулось, вставая на место. Память снова, как тогда на турнире, словно лента кинопленки мгновенно отмоталась назад.
… Солнечный день. Двор моего родного дома. Облезлые деревянные скамейки. Детская песочница. Спешащие по своим делам люди. Парень с гитарой на жесткой скамье. - "А про драконов можно?" И мягкий перезвон волшебных струн…
Я вспомнил, где встречал Артема раньше. В тот самый день, когда состоялось мое собственное знакомство с миром драконов.
Наверное, я не был готов к такому повороту. Чувствуя, как сердце стремительно проваливается в пустоту, холодея от кончиков пальцев до корней волос, я изо всех сил вцепился в своих спутников, разворачивая, толкая их куда-то назад.
- Бегите! – слова с бурлящим клекотом натужно вырывались из горла. – Сейчас! Случится! Ну же!
Оглушительный раскат грома сотряс землю до основания. Порыв ледяного ветра ударил в спину, сбивая с ног. Не выпуская друзей из объятий, прокатившись вместе с ними по грязи, уткнувшись лицом в траву, я ждал неизбежного.
Но шли секунды… я медленно поднял голову, поворачиваясь. Кряхтя и ругаясь сквозь зубы, Леша с Жанной осторожно поднимались с земли.
Воздушная волна прибила, загасила почти весь огонь. А посреди обугленной поляны стояли две каменных статуи из черного гранита. Человек, обнимающий за шею дракона.
Несколько нескончаемых минут мы неотрывно смотрели на них. Мне показалось, или от сапфировых глаз куда-то под повязку сбегали прозрачные струйки? Мне показалось, или кулак, которым Леша исступленно тер покрасневшие глаза, остался мокрым? Может быть, и показалось, сквозь слезы на глазах не очень хорошо видно, происходящее вокруг. Но что-то мне подсказывает, что - нет.
Когда мы уже сидели в машине, я спросил:
- Они появятся? В реальности? Их кто-нибудь когда-нибудь увидит?
- Все может быть, - пожал плечами Леша. И вздохнул: - Хотел бы я, чтобы такое случилось.
Жанна молча кивнула.
Путь до города мы проделали в глубоком молчании. Каждый думал о своем. Но, когда Леша вывернул к подъезду на Новорижское шоссе, я, неожиданно для самого себя, тронул его за рукав.
- Заедем к дому Лиса?
- Зачем это? – удивился Леша. – Без поддержки дракона он – никто.
- Я понимаю. Но нужно все же выяснить несколько моментов.
- Каких?
- Все, что произошло, слишком уж закономерно. Помнишь, ты сам говорил.
- Помню. И еще я говорил, что действия иллюзиониста сплетают любую последовательность в закономерность.
- Все верно. Но, если вдуматься, странные совпадения стали появляться чуть раньше, чем Артем обрел свои силы. Разговор с Лисом из-за дракона получился слишком короткий. Много времени мы не потеряем.
Леша раздраженно мотнул головой, но машина все же свернула на улицу, ведущую к интересующему меня дому. Несколько долгих минут.
- Приехали, - буркнул Леша, остановив машину у обочины. – Как пойдем? Через дверь или опять по забору?
Но я его реплику уже не воспринял. Мой взгляд приковал к себе черный автомобиль "БМВ", припаркованный прямо напротив въезда на территорию дома.
На сей раз, память отработала без сбоев. Но это было настолько невероятно… насколько же было невероятно появление иллюзиониста. Натянув на лицо основательно опаленную маску, я выбрался из нашей машины и прошагал к "БМВ". Сильно постучал в затонированное окно пассажирской двери.
Стекло плавно опустилось. Я не издал удивленного вскрика лишь по причине того, что мой организм и так был пересыщен впечатлениями за последние часы. Угрюмо бросил:
- Здравствуйте, Сергей Сергеевич.
Жесткие серые глаза из-под кустистых бровей ощупали меня с ног до головы. Все та же лысая, как бильярдный шар, голова. Пышная щеточка рыжеватых усов. Блеск золотых коронок за тонкими губами.
- Не волнуйтесь, - голос Си-Си был все так же ровен и сух. – Этот человек вам больше не помешает. Мы позаботимся о нем. Ваш Равиль, в отсутствие конкурента, очень быстро вернет прежний вес.
Дверное стекло поползло вверх, закрываясь. Я обеими руками ухватился за край.
- Меня интересует не Лис!
Сергей Сергеевич смотрел на меня так, словно выворачивал на изнанку. Словно не существовало маски на моем лице, одежды, тела. Казалось, его пронзительный взгляд проникал прямо в душу.
- Как я понимаю, - произнес он после недолгого молчания. – Именно с вами я разговаривал… что ж, я отвечу на ваш вопрос. Но прежде я должен получить ответ сам. Кто был тот человек, сбивший цепи с черного дракона на вашем турнире? Не пытайтесь солгать.
Несколько секунд я молча выдерживал его взгляд.
- Понятно, - произнес он. – Значит, это были вы. Спрашивайте.
- Артем. Он ведь не сам стал таким…
- Иллюзионисты – явление спонтанное… Впрочем, вы совершили поступок, достойный именоваться легендарным и, очевидно, представляете себе разницу между драконом погибшим и драконом убитым. Алый… куда только… в какие пропасти бездны способна низринуть даже величайшего из великих простая человеческая страсть…
Сергей Сергеевич прервался, на секунду стиснув губы. Справившись с собой, он продолжил:
- Когда Алый решился на первое убийство, он противопоставил себя всем. Ни один из драконов не мог соперничать с ним в силе, скорости, мощи. Готовилось крупное сражение, из тех, что оставляют глубокие шрамы, которое выжившие предпочитают не вспоминать. Артем возник для нас неожиданно. Равно как и для вас. Глупостью было бы не использовать его. Но сила не приходит просто так. Небольшое вторжение в личную жизнь, гибель невесты, и иллюзионист сделал первый шаг к обретению могущества. Он отринул мир, как он считал, предавший его. Обучить его, сведя с мастером, выдающим себя за борца с драконами, оказалось несложно.
- А потом газетная вырезка, - продолжил я. – И он оказался здесь. Но как он поверил в подмену? Девушки-то разные.
- К моменту получения статьи, иллюзионист уже не контролировал себя. Это могла быть любая жительница этого маленького городка. То, что Ольга Лисичкина подошла - совпадение. Впрочем, были и другие варианты.
- Но Артем же чуть не проиграл первый же бой.
Сергей Сергеевич неприятно усмехнулся.
- Вы знаете, что такое стратегия? Это не поиск единственного пути, ведущего к цели, среди множества, как думают некоторые простаки. Помните шахматы? Стратегия – это создание обстоятельств, когда к нужному результату ведут все пути. Так или иначе.
- Помню, - буркнул я.
- Тогда вы поймете, что ваше присутствие в этом тихом городке также оказалось неслучайным. Не нужно на меня так смотреть. Предателей среди ваших нет. Но, подыскивая место для проведения турнира, ваши люди проявили небрежность. Самые низкие цены на упрятанный в лесном массиве отель. Впрочем, как вы понимаете, были и другие варианты. Так или иначе, но ваша команда все равно оказалась бы здесь. Прикрывая иллюзиониста до момента обретения истинного могущества.
Я, холодея, смотрел в эти серые глаза. Оказывается, все было рассчитано, сыграно, словно по нотам, а мы, действуя сами по себе, оказалось, плясали под чужую дудку.
- Вы не могли рассчитывать на мою помощь дракону, - выдавил я.
- Я ждал заказа от французов на устройство, способное удержать дракона. Ваш так называемый подвиг – ничто, - жестко, с яростным придыханием, выпалил Си-Си. – Благодаря ему вы заслужили мою откровенность. Не более. Замок открыться бы в любом случае. С вашим участием или же без него.
- Вы ждали…
- Соображаете, - золото зубов блеснуло злой улыбкой. – Черный предал меня! Пытался убить. Что, между прочим, почти удалось. И, думаете, такой поступок я бы оставил безнаказанным? Французам было позволено захватить его лишь с одной целью: он должен был завершить преображение иллюзиониста. Чем и искупил свою вину.
Из ворот дома Лиса выскользнул мужчина. Метнув быстрый взгляд в мою сторону, молча забрался в машину Си-Си с противоположной стороны. Через открытое окно я слышал, как он коротко бросил: - "Все". Покосившись на его руки, я был уверен, что заметил темные пятна. Водитель сразу же завел двигатель.
- Сегодня пал один из величайших, - промолвил Сергей Сергеевич. – Можете радоваться. Но вашей заслуги тут нет.
Я не мог решиться, язык словно прирос к гортани. Но, вновь удержав поднимающееся стекло, я все же нашел в себе силы спросить:
- Раз уж я заслужил откровенность… как она? Ксанка?
Лицо Сергея Сергеевича перекосила гримаса. Кисти рук плотнее впились в набалдашник всегдашней трости, покоящейся между его колен. Я очень хорошо помнил, с какой ловкостью он способен извлечь из нее смертоносный клинок, но стекла не отпустил.
- Она отложила яйцо.
"БМВ" тронулся, окатив меня выхлопными газами. А я так и остался стоять столбом. Не в первый уже раз сознание пасовало. Красавица Ксанка и яйцо. Яйцо и Ксанка. Я мог представить их по отдельности. Яйцо и Ксанку. Но не вместе.
Под колесами скрипнул гравий – Леша подрулил прямо ко мне.
- Похоже, что ты узнал, что хотел, - буркнул он. И, всмотревшись, философски добавил: - И зачем? Излишние знания – всегда к печали. Здесь мы все дела закончили. Заедем, совсем об этом забыл, за вещами Жанны к Гогику, и все. До Москвы.
Может быть Леша и прав, лишние знания всегда к печали, но иногда полезно бывает узнать что-нибудь о себе. Провожая Жанну на самолет я, в который уже раз, себе удивляясь, спросил ее:
- Может, останешься? Проведем немного времени вместе?
Девушка тепло улыбнулась, сверкнув бирюзой сапфировых глаз.
- Ты очень хороший человек, Влад. Все у тебя впереди.
Провожая взглядом взлетающий самолет, я все еще ощущал на губах ее нежное прикосновение.
Зарегистрирован

ban.gif
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #117 от 24.11.2010 в 22:34:07 »

Уф, все.
Продолжение закончено :)
Зарегистрирован

ban.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #118 от 26.11.2010 в 20:32:55 »

2Korchy: Прикольно, очень даже. Нехило закручено. Браво! Так держать!
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Korchy
[Непреодолимая сила]
Прирожденный Джаец

Ах, было б только с кем поговорить ...


WWW Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +639
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #119 от 26.11.2010 в 21:30:40 »

2jarni:  
Спасибо!
 
 26.11.2010 в 20:32:55, jarni писал(a):
Нехило закручено

Хм, а кто-то говорит - банальный ожидаемый конец :)
Зарегистрирован

ban.gif
jarni
[Гарный хлопец]
Прирожденный Джаец

Мне нечего сказать.


Ё-мэйл

Пол:
Репутация: +306
Re: Контролеры перемен: Ожившие легенды
« Ответ #120 от 27.11.2010 в 01:50:11 »

2Korchy: Моя любовь к литературе проснулась отсилы полтора года назад, поэтому моя база прочитанного довольно мала и не имеет такого конца. Поэтому мне понравилось.  ;)
Зарегистрирован

Don't worry, be happy.
Страниц: 1 2 3  Послать Тему Послать Тему Печатать Печатать

« Предыдущая Тема | Следующая Тема »

Статистика. Размер данных: 209731 GZip: off
A.I.M. » Powered by YaBB Modification 4 (v.4.0.0-pre)!
YaBB © 2000-2003. All Rights Reserved.